Формальная сторона

Об очередном раунде переговоров России, Грузии, Южной Осетии, Абхазии

Во время арабо–израильских переговоров 1977 года позиции Вашингтона и Тель–Авива по некоторым вопросам разошлись и госсекретарь США Сайрус Вэнс долго и убедительно доказывал израильской делегации свою правоту. Стенографистка записала ответ министра иностранных дел Израиля Моше Даяна: «Как только вы встанете на нашу точку зрения, мы с вами полностью согласимся». По той же схеме действуют участники женевских консультаций по безопасности на Кавказе. В Швейцарии вчера начался очередной, уже пятый, раунд переговоров России, Грузии, Южной Осетии, Абхазии и большой группы международных посредников. Предыдущие четыре раунда не слишком сблизили позиции сторон, главное и единственное достижение — что они все–таки сели за один стол.


Евросоюз, пожалуй, больше всех в этом заинтересован. Тбилиси «не видит смысла обсуждать статус своих территорий» (но, если честно, кто грузин сегодня спрашивает). Москва «не видит смысла обсуждать статус независимых государств». Однако Россия остается единственной страной, которая формально признала независимость Южной Осетии и Абхазии, и в такой ситуации для двух республик Женева — едва ли не единственная возможность выступить на международной арене. Может показаться, что это сегодня самое важное.


Тем не менее очередной раунд консультаций едва не сорвался из–за того, что абхазская делегация отказывалась ехать в Женеву. По самому формальному поводу.


Генсек ООН делает доклад по ситуации в регионе (ООН ведет международное наблюдение на границе между Грузией, Южной Осетией и Абхазией). Не первый, надо сказать. Все его предыдущие доклады по этой теме назывались «О ситуации в Абхазии, Грузия». Надо полагать, Пан Ги Мун не собирался ничего нового изобретать, но в Сухуми теперь не хотят видеть себя территорией Грузии даже на бумаге.


За ночь текст генсеку пришлось подкорректировать так, чтобы удовлетворить Абхазию. Глава МИДа этой республики Сергей Шамба заявил, что Пан Ги Мун «не упоминает Абхазию как территорию, принадлежащую Грузии». По правде говоря, в новом названии вообще не упоминается ни Абхазия, ни Грузия. Но в итоге швейцарские швейцары не остались без работы, в Женеве принимали иностранных гостей.


Сложно представить, что демарш Абхазии не был согласован с Москвой. Американский госдеп высказал свое официальное возмущение напрямую России. «США поражены таким поведением, которое противоречит духу соглашения о прекращении огня с Грузией от 12 августа, согласованного при посредничестве президента Франции Николя Саркози», — заявил официальный представитель госдепартамента Иэн Келли.


Английский актер и писатель Питер Устинов как–то заметил, что самым прочным элементом международных соглашений, как это ни странно, является бумага. Российский МИД в одном из последних заявлений по Кавказу признает: «Единственной договоренностью, которую мы соблюдаем, является план Медведева — Саркози, который, кстати говоря, не выполняется прежде всего самой Грузией, не желающей отводить свои войска и вооружения и на протяжении всех последних месяцев наращивающей военное присутствие в зонах, непосредственно примыкающих к Абхазии и Южной Осетии».


Но не слишком ли зациклены стороны на формальностях? Не так важна расстановка запятых в докладах ООН, как создание надежных механизмов поддержания безопасности на Кавказе. Признают не признают — тоже вторичный вопрос по сравнению с экономической помощью отколовшимся республикам, созданием там крепкой хозяйственной базы.


Учения НАТО в Грузии на самом деле тоже являются формальностью, спровоцировавшей ненужное напряжение. Какого–то военного значения они не имели. Европейцы не горят желанием связываться с партнером, который не демонстрировал ответственного поведения и большой выучки. Как признает Михаил Саакашвили в одном из последних интервью, «НАТО обещало принять нас в свои ряды, но мы получили от ворот поворот». Но альянсу нужно было хоть как–то продемонстрировать россиянам свою поддержку грузин...


Между тем на второй план уходят действительно существенные вопросы. Как показывает опыт Косово, для того чтобы являться полноценным государством, мало провозгласить суверенитет. Что касается Абхазии, то, к примеру, ее границу будет охранять Россия. Она направляет туда около тысячи своих пограничников (сама республика в состоянии выделить только 200 человек).

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Новости