Фирма просит войти в положение

Работники пинской фабрики "Полесье" возмущаются зарплатой продуктами

Помимо зарплаты в конвертах, бывает, оказывается, и зарплата в... консервах. В прошлом году работники крупного швейного производства ОАО «Пинское промышленно–торговое объединение «Полесье» согласились получать часть зарплаты продуктами на сумму не менее 40 рублей. А в январе дирекция предприятия прибавила к этому еще и 40–рублевый паек с консервами и махровыми полотенцами. Рабочие недовольны, руководство объясняет такой шаг экономическими проблемами и просит немного подождать.


Ситуация такова. Известное в стране производство потихоньку выходит из кризиса. Еще недавно стоял вопрос о его банкротстве, а это значит, около двух тысяч сотрудников могли бы потерять работу («Пинская трикотажная фабрика погрязла в миллиардных убытках», СБ за 5 августа 2014 г.). Предприятие сохранили, но с бременем огромных долгов. Администрация просит коллектив войти в положение фирмы.

В фабричных цехах ждут перемен. Тамара Терлецкая отработала на предприятии всю жизнь. Молодежь, говорит, уходит, а она к «Полесью» прикипела. И хотя зарплата едва дотягивает до 300 рублей, она согласилась на то, чтобы часть получать продуктами:

— Понимаю, что у нас трудности. На сорок рублей можно как–то чего–то набрать. Но куда ж паек еще на такую же сумму? У меня дочь — выпускница. Ей нужен репетитор, предстоит масса других трат. Висят небольшие кредиты. И вот в этом месяце 80 рублей фактически забрали...

Светлана Бурлак

Отовариваться на 40 рублей предлагают в местном буфете и магазине. Как едой, так и промтоварами. По принципу взял товар — записался в ведомость. Вот только здешние цены не радуют. Укладчик–упаковщик Светлана Бурлак приводит примеры:

— В магазине возле дома я могу купить куриные крылья по 2.90, а тут они стоят 3.50. Так же и на другие продукты. При нашей зарплате приходится экономить. Здесь же навязывают дорогие товары. А у меня еще и муж на фабрике работает. Из общего семейного бюджета уходит 80 рублей. А сейчас, с учетом январского пайка, уже минус 160. Нам же нужны именно наличные деньги. Ребенку делали операцию...


Отказаться от зарплаты продуктами, по словам работников, непросто. Светлана признается: на коллективном собрании голосовала, как и все, за. Но при тайном голосовании ответ, разумеется, был бы другим. Люди соглашаются, опасаясь потерять работу. Кладовщик Светлана Алексеевна свою фамилию мне не назвала. Говорит, с теми, кто откажется, могут не продлить контракт. Показывает расчетник. На руки она получила 209 рублей:

— Я только за квартиру плачу около 100 рублей. А еще кредиты. О январском пайке нас в известность не ставили. Я бы и на сорок рублей не всегда выбирала... Но начальники ходят, уговаривают, давят на совесть, говорят, мол, вас тут никто не держит.

Что в этом пресловутом пайке? Консервы вроде зеленого горошка и кильки, сахар, махровые полотенца... Товары, казалось бы, и нужные, но не сказать, что первой необходимости. В начале года, когда после праздников кошельки заметно обеднели, сюрприз не самый приятный. Но и у компании в этот период с финансами проблема. Гендиректор «Полесья» Татьяна Лугина уверяет, что мера — разовая, вынужденная, а с февраля в планах поднять на 10% тарифную ставку:

— В январе было непросто. Вышли на работу 8–го числа. Времени мало, надо закрывать месяц. Я предложила вариант с одинаковыми посылками для всего коллектива. Львиная доля нашей дебиторской задолженности лежит на предприятиях потребкооперации. Они деньгами за товар не платят. Предлагают бартер. Его мы сотрудникам и реализовываем. Такая же история получилась с другой партнерской компанией, которая сейчас то ли банкротится, то ли входит в стадию санации. У них нет денег. Директор решил погасить долг полотенцами. Я была счастлива, что закрыла «дебиторку».

Татьяна Лугина показывает образцы продукции

Сегодня предприятие ищет новые зарубежные рынки, налаживает маркетинг, выпускает качественные модели. Появилась хорошая рентабельность. Сбыт — по всей стране, причем не только в фирменных магазинах. Торговля идет через другие сети и мелкий бизнес, выполняются корпоративные заказы. Провели оптимизацию, избавились от лишних площадей, внедряют инновационные программы. Времена простоя, когда сидели без работы, к счастью, прошли.

Татьяна Лугина не скрывает: вместо пайков в январе можно было перейти на неполный рабочий день. Но производство должно работать постоянно, наращивать обороты, двигаться вперед, рассчитываясь с долгами. А это — огромные суммы по кредитам и принудительному исполнению, ведь фирма до сих пор в стадии досудебного оздоровления. Плюс энергетика, сырье, обслуживание коммуникаций... В месяц на это уходит свыше 300 тысяч рублей. Условия жесткие. Невыплат быть не должно. А бартерный товар — тот вариант, который можно вложить в зарплату.

Леонид Янкович
Председатель правления Брестского облпотребсоюза Леонид Янкович уверяет: без согласия обеих сторон своей продукцией потребкооперация не рассчитывается:

— У нас тысяча поставщиков, так что, всем мы платим обменом? Нет, конечно! Да, рассчитаться таким образом нам выгоднее. Но если партнер требует деньги, я же не дам ему еду.

Татьяна Лугина мыслит стратегически: отказываться от партнерства с Белкоопсоюзом нельзя. У него — разветвленная система торговли в районах, а задача любого маркетинга — предложить свою продукцию как можно большему числу покупателей. Тем более что бренд после непростых для фабрики времен нужно реабилитировать. Вероятно, поэтому «Полесье» и соглашается на условия райпо, забирая в качестве оплаты их товар с приличной наценкой. А потом, будем говорить откровенно, настойчиво предлагает его своим же сотрудникам. Хочется верить, что компания скоро все–таки крепко встанет на ноги и времена зарплаты едой и товарами уйдут навсегда.

ЧТО ГОВОРИТ ЗАКОН

В ответ на вопрос, есть ли нарушение законодательства со стороны администрации «Полесья», заведующий отделом социального партнерства и трудовых отношений Брестского областного объединения профсоюзов Александр Кузьмук отсылает к Трудовому кодексу:

— Зарплата должна выплачиваться в денежных единицах. Замена полностью или частично допускается, но с согласия работников, причем на двух условия. Во–первых, есть перечень, разъясняющий, чем нельзя платить зарплату. Например, лекарствами, алкоголем, нефтепродуктами, табаком... Полный список — в статье 74 ТК. Во–вторых, предложенный взамен денег товар должен быть подходящим для личного потребления и выгодным для работника и его семьи.

И вот тут есть нюансы. Коллектив в прошлом году давал согласие на выборку продуктов в сумме не менее 40 рублей. Выходит, формально добавка пайка еще на 40 вроде бы решению работников не противоречит. Фактически же сотрудников поставили перед готовым комплектом. А если кому–то противопоказаны консервы, которые могут содержать аллергены? Для потребления тогда они уже не подходят. Да и о какой выгоде может идти речь, если курица в супермаркете стоит дешевле, чем в заводском буфете, а за потребительский кредит в банке горошком определенно не расплатишься?

alexbresta@gmail.com

Фото автора.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...