Философия сильного мира

21 апреля в Минске состоится очередное заседание совместной Коллегии министерств обороны Беларуси и России...
21 апреля в Минске состоится очередное заседание совместной Коллегии министерств обороны Беларуси и России. Для участия в нем прибудет делегация Российской Федерации во главе с заместителем председателя правительства Российской Федерации — министром обороны Сергеем Ивановым.

Сергей Иванов дал эксклюзивное интервью нашей газете, в котором не только ответил на вопросы двустороннего военного сотрудничества, но и изложил философию военной составляющей Союзного государства в современном мире.

— Сергей Борисович! Сегодня в политическом лексиконе россиян приобретает все большую популярность такое старое, несколько подзабытое понятие, как «западные рубежи России». Рубежи, которые в том числе защищает сегодня белорусская армия... Оцените уровень и качество белорусско–российского военного сотрудничества. Какие шаги на пути военной интеграции двух стран, сделанные в последнее время, вы считаете наиболее важными?

— Как вы знаете, Договор о создании Союзного государства предусматривает проведение Россией и Беларусью совместной военной политики, координацию деятельности в области строительства вооруженных сил, взаимное использование военной инфраструктуры и другие меры, направленные на укрепление обороноспособности наших стран.

На сегодняшний день в активе двух государств немало совместных практических шагов по пути военной интеграции.

С 1997 года активно и эффективно работает совместная Коллегия министерств обороны Российской Федерации и Республики Беларусь. Важной мерой по укреплению военной составляющей Союзного государства явилось создание в 2000 году региональной группировки войск вооруженных сил наших стран. Группировка призвана обеспечить военную безопасность Беларуси и прилегающих к ней областей России, а также Калининградской области и акватории Балтийского моря.

Не менее значимым этапом интеграции, безусловно, стало принятие в 2001 году Военной доктрины Союзного государства.

На двусторонней основе и в рамках объединенной системы ПВО государств — участников СНГ регулярно проводятся мероприятия совместной оперативной и боевой подготовки.

Так, с 2002 года уже состоялось около 30 оперативно–тактических учений и командно–штабных тренировок, в том числе 6 — с проведением боевых стрельб на полигонах и учебных полях совместного использования.

В настоящее время подготовлен проект межгосударственного российско–белорусского соглашения о совместной охране внешней границы Союзного государства в воздушном пространстве и создании Единой региональной системы противовоздушной обороны Республики Беларусь и Российской Федерации.

Как видите, в целом военное сотрудничество между Россией и Беларусью интенсивно развивается и охватывает весь комплекс задач обеспечения безопасности Союзного государства.

— Недавно в СМИ широко обсуждалось намерение создать в Польше американскую военную базу по перехвату ракет дальнего радиуса действия. Как сообщило польское информационное агентство ПАП, задача нового военного объекта США — «обеспечение защиты всей Европы от баллистических ракет, запуск которых предположительно может произойти из стран Ближнего Востока или Северной Африки». Обсуждался ли этот вопрос с Россией как с партнером по антитеррористической коалиции? Вообще, как вы относитесь к подобным планам НАТО, касающимся размещения американской ПРО у непосредственных границ Беларуси и России?

— На мой взгляд, этот вопрос актуален для всех европейских государств, а не только для России, Беларуси или Польши.

Противоракетная оборона — это весьма чувствительная тема, так как появление в каком–либо регионе системы ПРО способно оказать существенное влияние на региональный баланс сил. Особенно важно учитывать этот фактор в Европе. Поэтому информация о возможном развертывании в Польше американских пусковых установок противоракет шахтного базирования вызывает у нас определенную озабоченность.

Конечно, каждое суверенное государство вправе самостоятельно решать, с кем и как сотрудничать, в том числе в военной сфере. Однако планы по размещению на территории Восточной Европы компонентов американской ПРО не имеют какого–либо серьезного обоснования.

С точки зрения борьбы с баллистическими ракетами, способными атаковать США, сам выбор места дислокации этих комплексов является, мягко говоря, весьма спорным. Если же речь идет о намерениях таким образом защитить от гипотетических ракетных ударов Европу, то эта задача должна быть возложена на ПРО европейского театра военных действий, работа по созданию которой сейчас проводится в рамках Совета Россия — НАТО.

Подобное решение о размещении американских противоракетных комплексов может существенно осложнить эту работу и негативно сказаться на всей системе евроатлантической безопасности.

— Сергей Борисович! Какова ваша точка зрения на планы размещения новых частей альянса в Прибалтике и Польше, на гипотетическую возможность доступа войск НАТО на территорию Украины, оговоренную в Меморандуме о взаимопонимании между Украиной и НАТО? Что Россия может противопоставить «натоцентризму» в Европе?

— Что касается реконфигурации сил НАТО, то позиция России по данному вопросу остается неизменной. Признавая данный процесс внутренним делом альянса, мы настаиваем на том, что при этом не должны быть ущемлены интересы других государств.

Поэтому любые шаги по размещению натовской инфраструктуры на территориях как новых членов блока, так и стран–кандидатов должны быть транспарентными, соответствующими нормам международного права, а главное, адекватными задачам обеспечения безопасности.

С договорно–правовой точки зрения такая передислокация может вступить в противоречие с обязательствами стран НАТО о сдержанности в отношении размещения обычных вооруженных сил, зафиксированными в Основополагающем Акте о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Российской Федерацией и НАТО, подписанном 27 мая 1997 года в Париже.

Справедливости ради следует признать, что в Основополагающем Акте есть норма, предусматривающая возможность усиления потенциала «в случае защиты от угрозы агрессии и в результате действий по поддержанию мира в соответствии с Уставом ООН и руководящими принципами ОБСЕ». Но я думаю, для всех очевидно: в нынешних условиях оснований для такого усиления просто не существует.

Представители США заявили, что предпримут все возможные меры для того, чтобы новая структура дислокации американских сил вписывалась в имеющиеся политические и юридические договоренности.

Мы намерены и в дальнейшем контролировать развитие ситуации, добиваясь строгого выполнения всеми государствами — участниками блока обязательств, закрепленных Основополагающим Актом, а также Соглашением об адаптации ДОВСЕ.

В случае же явного нарушения баланса сил вблизи наших границ мы оставляем за собой законное право принять все необходимые меры для надежного обеспечения нашей национальной безопасности.

— Вы как–то сказали: «Мы начинаем наконец оправдывать свой герб», имея в виду, что Россия, как и двуглавый орел, следит за своими интересами и на Западе, и на Востоке. Можете ли вы, Сергей Борисович, сегодня добавить: «А наши партнеры начали его по–настоящему уважать»? Сегодня вообще–то все чаще звучат слова, что–де Россия должна заставить себя уважать... А как заставить? Так, как когда–то СССР? Военной мощью? Согласны ли вы с мыслью, что российский герб в мире начнут по–настоящему уважать тогда, когда страна вновь «завоюет» своих партнеров и союзников, в том числе и утерянных за последнее десятилетие. Как вы расцениваете тот факт, что Беларусь сегодня является самым последовательным союзником России, который занесен в списки российских друзей, как говорится, навечно?

— Думаю, было бы нелогично оспаривать тезис о том, что после распада СССР Россия понесла ощутимые потери в стане союзников и партнеров и, следовательно, ослабло ее влияние на международной арене. Это факт, но факт, так сказать, вчерашнего дня.

Вы сами прекрасно понимаете, что такое государство, как Россия, очень непросто, я бы даже сказал, невозможно изолировать от процессов мировой политики. И дело не только в том, что она по–прежнему остается ядерной державой. Дело в самом потенциале нашей страны, уникальном в своей многогранности. Сегодня этот потенциал проявляется практически во всех сферах межгосударственных отношений.

И в военно–техническом сотрудничестве. Список партнеров России в этой области насчитывает почти 80 государств Юго–Восточной Азии и Ближнего Востока, Центральной и Восточной Европы, Африки и Латинской Америки.

И в решении всех значимых международных и региональных проблем. Наша страна играет активную роль в деятельности ООН, ОБСЕ, ШОС, ОДКБ, СНГ и других международных организаций. Растет значение Совета Россия — НАТО как механизма обеспечения общеевропейской безопасности.

И прагматичный, многовекторный характер российской внешней политики, направленной на защиту национальных интересов без сползания к конфронтации, полностью себя оправдывает.

Должна ли Россия заставлять себя уважать? Думаю, что нет. А вот завоевывать прочный авторитет, строя свои взаимоотношения с другими государствами, в том числе и на постсоветском пространстве, на уважении принципов суверенитета, территориальной целостности, невмешательства во внутренние дела, просто обязана.

Что же касается российско–белорусских отношений, то их союзнический статус является уникальным. Беларусь и Россия действительно являются друг для друга самыми надежными и последовательными союзниками.

Как известно, в настоящее время продолжается непростой процесс создания нашего Союзного государства, вырабатывается оптимальная модель его политического устройства на основе сохранения суверенитета и международной правосубъектности России и Беларуси. И я хочу еще раз с удовлетворением отметить, что в этот процесс военные ведомства наших стран вносят достойный вклад.

— В начале 90–х, когда на территории ряда бывших советских республик вспыхнули межэтнические конфликты, российская армия, на мой взгляд, совершила великую миссию, остановив начавшуюся резню и удержав противоборствующие стороны от массового кровопролития. Увы, сегодня национальные радикалы чуть ли не выталкивают российских миротворцев, обвиняя их во всех смертных грехах. Чисто по–человечески вам не обидно?

— Следует признать, что на протяжении последних 15 лет Россия является фактически единственным государством СНГ, несущим бремя миротворческих функций на постсоветском пространстве.

Вы знаете, что миротворческие операции проводятся только в том случае, когда политико–дипломатические, международно–правовые, экономические и другие невоенные средства уже не способны стабилизировать обстановку в зоне конфликта.

На территории Содружества были развернуты четыре такие операции. И во всех без исключения роль непреодолимой преграды на пути конфликтующих сторон выполняли российские воинские контингенты.

Операция в Республике Таджикистан был
а успешно завершена в сентябре 2000 года. Остальные продолжаются до настоящего времени: в Приднестровском регионе Молдовы и на территории Грузии — в Южной Осетии и Абхазии.

Благодаря мужеству и самоотверженности наших солдат и офицеров во всех этих регионах прекращены боевые действия, остановлено массовое кровопролитие и сохранены тысячи человеческих жизней.

К сожалению, не удалось избежать жертв со стороны самих миротворцев.

Так, в зоне приднестровского конфликта погибло 27 российских военнослужащих, ранено 46. В зоне грузино–осетинского — погибло 14 человек и ранено 7, а грузино–абхазского — 104 и 254 военнослужащих соответственно.

Но, несмотря на все миротворческие усилия, обстановка в зонах некоторых конфликтов продолжает оставаться взрывоопасной. Сохраняющиеся агрессивные националистические настроения и, будем говорить прямо, двойственная политика отдельных государственных деятелей в любой момент могут привести к возобновлению вооруженных столкновений.

Так, руководство Грузии, на словах придерживаясь курса на мирное урегулирование конфликтов, своими практическими действиями фактически подтверждает стремление к одностороннему решению проблем силовым путем.

Официальные власти Тбилиси и Кишинева, особенно в последнее время, развернули активную кампанию по дискредитации российских миротворцев, требуя изменения формата миротворческих операций.

Думаю, именно в этом месте нашего с вами диалога самое время ответить на ваш вопрос о том, «обидно нам такое отношение или нет».

В данной ситуации более подходит слово «разочарование». Разочарование в связи с неадекватностью и близорукостью политиков отдельных государств, втягивающих свои народы в очередные кровавые авантюры.

Обидеться же и гордо уйти — это не для нас. Мы просто не имеем права идти на поводу у эмоций.

Во–первых, потому, что своих друзей и соседей мы в беде никогда не бросали и бросать не намерены.

Во–вторых, на чужом горе своего счастья не построишь. Мы заинтересованы в том, чтобы вблизи границ нашей страны как можно скорее исчезли конфликты, являющиеся источником нестабильности в регионе.

И наконец, мы прекрасно понимаем, что только российские миротворцы, опирающиеся на многолетний опыт дружбы с другими народами Содружества, способны реально остановить эскалацию конфликта и поддерживать пусть хрупкий, но все–таки мирный процесс урегулирования.

Мы надеемся, что здравый смысл и мудрость людей, проживающих в зонах конфликтов, возобладают над ангажированностью и популизмом отдельных политиков и на этих землях вновь воцарится мир.

Ради этого, поверьте, стоит выполнять нелегкую миротворческую миссию.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?