Минск
+9 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

Социальное иждивенчество как оно есть

Философия от первого лица

Каждый из нас хоть раз да задавался вопросом: для чего я живу? Для кого–то главное предназначение дом построить и сына вырастить, для кого–то — изобрести чудо–лекарство от всех болезней и вписать свое имя в историю... Разные могут быть ответы, простые и амбициозные. Как и сами люди.

«Для чего я живу?» Единственный вопрос, ответ на который каждый ищет для себя сам. Или не ищет. Так тоже бывает. 

Живут же люди


Читая письмо Светланы Д. из Рогачевского района, впору было срываться с места и спешить на помощь. Уж столько бед и несчастий свалилось на ее голову...


«Мне скоро 55, а как дальше жить, не знаю. Дело в том, что я осталась без работы. В центре занятости предлагали место, но туда меня не берут. Жилье есть, но в нем ни света, ни воды, ни газа. И платить нечем, — написала в редакцию Светлана Федоровна. — Раньше у меня была семья, дети. Муж трагически погиб, детей забрали в детский дом. Помочь они мне не могут, и родственников у меня больше нет... Помогите!»

Чем дальше читала письмо, тем меньше хотелось куда–то бежать. Не знаю, как вы, а я настороженно отношусь к родителям, которые лишаются своих детей. Даже если поводом тому якобы трагическая гибель мужа. В моем представлении должно происходить с точностью до наоборот. Внезапная утрата сплачивает семью, а дети, как бы банально ни звучало, дают силы жить дальше. Потому что есть ради кого. При условии, что дети — безоговорочная ценность для матери. У Светланы Д., видимо, свои представления на этот счет. Что и подтвердило письмо из Рогачевского райисполкома.

В 1995 году суд Рогачевского района лишил Светлану Д. родительских прав за бродяжничество и уклонение от воспитания и содержания 5 несовершеннолетних детей. Самая младшая дочь, родившаяся 4 годами позже, хоть и зарегистрирована у матери, но находится под опекой старшей сестры. Еще двое детей на момент вынесения судебного решения уже были в состоянии заботиться о себе сами. 8 человеческих жизней, осиротелых и обесцененных безразличием самого родного человека. Нет в письме читательницы переживаний по этому поводу. И мук совести тоже нет. Были — забрали. Вот и весь сказ.

Дальше — больше. 10 лет назад Светлане Федоровне выделили двухкомнатную квартиру в поселке Белицк Рогачевского района. Но квартиросъемщик из нее вышел такой же, как и родитель, — безответственный. Из–за неуплаты коммунальных платежей отключили свет и газ. Жилье в антисанитарном состоянии. И сама хозяйка там уже не живет, а 6 лет как ведет совместное хозяйство с односельчанином на его жилплощади.

Что касается работы, то и тут Светлана Д. сгустила краски для пущего драматизма. Начиная с 2007 года сотрудники РОВД регулярно доставляли ее в службу занятости для содействия в трудоустройстве — возмещать государству расходы на содержание детей она таки обязана. Не менее 10 раз Светлану Д. обеспечивали рабочим местом. Но! Больше года она нигде не задерживалась. В большинстве случаев трудовой стаж работницы ограничивался несколькими неделями, а то и вовсе днями. Потом или она сама писала заявление «по собственному желанию», или ее увольняли за прогулы и нарушение трудовой дисциплины. 15 апреля Светлане Д. было выслано очередное приглашение в отдел занятости. Но ответной реакции пока не последовало...

По мере того, как наружу вылезали подробности жизни Светланы, все менее понятным становился вопрос: о какой помощи она просит? Детей вырастило государство. Жилье дали, работой обеспечивали и сейчас готовы. Задолженность по «коммуналке» и ту погашают. Адресную помощь, гуманитарную выделяют — только заявления успевай писать. Все это в цифрах и датах изложено в официальных документах, скреплено подписями и печатями. Так чем помочь? Найти оправдание, почему 55 лет растрачены впустую? Или цель в жизни на оставшиеся годы? Нет, Светлана Федоровна, это ваш долг. Пожалуй, единственный, который остался, и на чужие плечи, как ни старайся, его не переложишь.

Лотерейный билет


Еще одно слезное письмо, на сей раз из Петриковского района. В редакцию за помощью в трудоустройстве сына обратился Михаил С. 8 лет назад он овдовел. На руках остались 4 сына. Двое старших отслужили в армии, обзавелись семьями. Самый младший еще школьник. Сердце у отца болит по третьему сыну. Ему сейчас 20 и у него ничего нет: ни профессии, ни работы, ни семьи. Так, перекати–поле...


«Когда умерла мать, Павлу было 12 лет, — объясняет в письме Михаил Кузьмич. — Меня лишили родительских прав, так как я уже был человеком пенсионного возраста, и комиссия решила, что условия для проживания детей неудовлетворительные. Тогда и начались проблемы...»

И вылились в то, что Павел еле окончил 9 классов, поступил в ПТУ, но на занятия не ходил, за что был отчислен. Чем занимался, остается лишь догадываться по скупой информации из Петриковского райисполкома: «В настоящее время осужден к 3 месяцам ареста». Можно предположить, что Михаил С., несмотря на лишение родительских прав, не такой уж никчемный отец. Был бы равнодушен к судьбе сына, не написал бы в редакцию. Похоже, сам Павел равнодушен к себе. Сколько бы ни наставлял его на путь истинный отец, сколько бы ни влияли на него старшие братья, сколько бы профилактических бесед ни проводили председатель сельсовета и участковый, слова их просто растворяются в воздухе.

Оставим место надежде. Неопределенность в жизни Павла С. можно хоть отчасти оправдать тем, что воспитывался он с малолетства без родителей, некому было показать ему пример жизненного устройства, помочь определиться с приоритетами. Павел еще слишком молод, и выводы относительно его будущего делать рано. Но и не ребенок, чтобы не понимать: при наличии лотерейного билета шанс выиграть есть у каждого. Хотя пока он старательно избегает разговоров о необходимости хотя бы получить профессию и трудоустроиться, его лотерейный билет может достаться кому–то другому.

mohor@sb.by

Советская Белоруссия № 92 (24974). Среда, 18 мая 2016
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...