Фильмография Тенгиза Думбадзе

Тенгиз Думбадзе: Для меня главное — увидеть ситуацию своими глазами, разобраться, что проиходит на самом деле, и об этом объективно рассказать

Застать в Минске Тенгиза Думбадзе, автора, ведущего и руководителя творческой группы программы «Дыхание планеты» (ОНТ), дело непростое: дальние командировки, съемки. Вот и сейчас за новым сюжетом отправился в Ташкент. А недавно вернулся из Смоленска. Там, на Международном фестивале документального кино «Евразия.doc», первое конкурсное место занял его 4-серийный цикл «Революция. XXI век». Совсем недавно этот проект получил высокую оценку и жюри Национального конкурса «Телевершина-2016». Тенгиз Думбадзе был назван лучшим ведущим общественно-политической программы.



— Тенгиз, у вас в фильмографии более 600 документальных картин. Многие сняты в горячих точках планеты. Что влечет именно туда?

— Влечет вовсе не то, что там горячо. Я еще со школьных времен борец за правду, за справедливость. Для меня главное — увидеть ситуацию своими глазами, разобраться, что проиходит на самом деле, и об этом объективно рассказать. При этом мой посыл: выстраивать сенсации на добре, а не на том, что кого-то убили, задавили или кто-то пропал. Я стараюсь, чтобы моя информация несла людям теплоту, доброту, человечность. Везде стараюсь искать такие моменты, даже находясь в горячих точках. Такой мой журналистский подход: работать на позитив.

— Вы объездили десятки стран. Кто-то позавидует — колесит по свету...

— Но это же не туристическая поездка, а работа. Хорошо если с ее организацией есть помощь от посольств. А бывает — ничего. Приезжаешь в чужую страну, где никого не знаешь, а надо за неделю найти и сделать материал, чтобы не стыдно было потом показать, без халтуры. Часто помогают друзья, я считаю себя богатым на хороших друзей. У меня они есть в каждой стране, где побывал. Бывает, подумаю: оставить бы все свои журналистские атрибуты. Но пока такого себе не представляю. Есть еще порох в пороховницах. Я вообще не кабинетный человек, не администратор, хотя, работая в Аджарии, был и главным редактором, и руководил телеканалом, по уровню это была министерская должность.

— Времена тогда были непростые.

— Можете представить: в 1994-м без света сидели неделями. Свет давали в 3 часа ночи, и мы работали в прямом эфире. Казалось бы, для кого, сколько зрителей будет смотреть? Но отрабатывали на все сто. Высокого уровня был телеканал, вещали из маленькой Аджарии — 500 тысяч населения — более чем на 120 стран. Жаль, что пришлось оставить ту работу. Но такая сложилась политическая ситуация. В 2004-м канал был оппозиционным к тогдашней власти. Республика в двух шагах от гражданской войны очередной. Мне поставили ультиматум… Но изменить себе и принять его условия я не мог. Поэтому после смены руководства автономии пришлось покинуть пост и уехать жить в Беларусь.



— Вы с детства живете на две страны…

— Я всегда говорю: родина для меня — это Беларусь, здесь я родился, окончил школу и университет, здесь сейчас живу и работаю, а Грузия была и навсегда останется моим отечеством.

— В родной поселок Энергетиков Дзержинского района наведываетесь?

— Конечно, очень люблю там бывать. У меня там много друзей с детства. У них останавливаюсь. Мы дружим семьями, и я этими отношениями очень дорожу. Кстати, в этом году отмечали 35-летие окончания нашей Негорельской средней школы. Думали, соберемся часа на два-три. А засиделись до полудня следующего дня. Расходиться не хотелось. Вспоминали, говорили, рассвет встречали. Я за столом «тамадил».

— Грузинские мужчины хорошо поют. Вы тоже?

— Это было бы для меня оскорбительно, если бы не пел.

— Расскажите о своей семье, сыновьях. Кстати, как вам удалось жену-грузинку княжеских кровей сюда переманить?

— Это как раз пример ее благородного воспитания. Когда я в 2004-м стоял перед выбором, куда ехать и что дальше делать, она сказала: мы — твоя семья, как ты решишь, так и поступим. А познакомились мы с Лией, когда я, студент, приехал на каникулы в Батуми. Как-то смотрю — детей на прогулку ведет молоденькая воспитательница. Симпатичная! Но там же не принято сразу предлагать знакомиться. Чтобы номер телефона получить, долго пришлось уверять в своих благих намерениях, объяснять, что приехал всего на неделю… А потом почти год — телефонный роман. Я тогда в поселке Энергетиков жил с бабушкой моей белорусской. Помню, мы часами с Лией разговариваем, а она на диване сидит, слушает, слезу порой смахивает. Один раз не вытерпела, трубку взяла: «Дачурачка ты мая, які ж ён у нас хлопец харошы. Не магу глядзець, як мучаецца. Прыязджай ты да яго, у нас тут так добра…»

Но получилось, что приехала тогда не она, а я ради нее все бросил. Потому что ее отец поставил условие: замуж отдаст, только если перееду в Грузию. Правда, позже, когда сам побывал в Беларуси, даже извинялся, так ему все здесь понравилось.

С Лией у нас два сына. Старший БНТУ закончил. Сейчас у него свой бизнес небольшой. Лаваш выпекает. А младший учится в Высшей морской академии в Батуми.

— Чахохбили, сациви, ткемали, хачапури — кухня в семье грузинская?

— Все это есть, конечно. Жена даже сулугуни настоящий сама делает. С магазинным не сравнить. Но и драники жарит отменные. Она вообще хороший кулинар. Если в гостях заметит, что мне блюдо понравилось, через несколько дней такое же сама сделает дома. Жена у меня настоящая. Своей семьей я горжусь.

svirko@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...