Фильм надежды

Фильм «Дикая охота короля Стаха» Валерия Рубинчика - один из самых ярких бриллиантов в короне белорусского кино

Было время, когда на студии «Беларусьфильм» экранизировали национальную литературную классику. Было время, когда разгорались жаркие дискуссии между писателями, кинорежиссерами и критиками не только на худсоветах, но и в прессе, за «круглыми столами» и в студийных коридорах. Это было время неравнодушных, сомневающихся, беспокойных, ищущих авторов.


Сейчас, сорок лет спустя, трудно представить, что путь к фильму «Дикая охота короля Стаха» был совсем непрост. Молодому режиссеру Валерию Рубинчику надо было завоевать немало призов за предыдущий фильм «Венок сонетов», удостоиться премии Ленинского комсомола Беларуси, чтобы получить в 1978 году право на экранизацию знаменитого произведения Владимира Короткевича. А великому писателю предстояло пройти сквозь тернии своих терзаний, чтобы согласиться на то, что не очень, по его мнению, совпадало с литературным первоисточником. По сути, это была встреча равнозначных по творческому гению авторов. Только у каждого была правда своего искусства.
 

Владимир Короткевич и Валерий Рубинчик во время монтажа картины «Дикая охота короля Стаха».

Первый вариант сценария написал сам Короткевич. Но это была та литературная версия, которую потом Рубинчик настойчиво и тщательно переделывал под кино. В результате такой «доработки» в киновариант не вошли многие детали и даже сюжетные линии. Делал это кинорежиссер специально, поскольку считал, что в фильме главной должна быть не детективная интрига, а, как он сам говорил, «высший смысл». Повесть «Дикая охота короля Стаха» — об умышленно созданной атмосфере страха, о переживании этого чувства, которое никому не дает возможности нормально жить. Фильм «Дикая охота короля Стаха» — о преодолении страха внутри себя, о вере в благоразумие и возможности выхода из состояния отчаяния. По сути, эта лента о надежде, которая не дается просто так, а приобретается путем ошибок, сомнений и даже потерь. Главный герой Андрей Белорецкий не просто увозит последнюю представительницу дворянского рода Надежду Ялинскую из проклятых Болотных Ялин, а перемещается из одного времени в другое. Кинорежиссер специально придумал концовку, которая тонко балансирует между рождественской мечтой и суровой правдой, между прощанием с прошлым и неясными предчувствиями будущего: Белорецкого
арестовывают и увозят как раз в первый день нового века. «Наступал XX век, век надежды, и наш фильм — фильм надежды», — скажет позже В.Рубинчик. Вся картина — это сохранение невидимой грани между мистикой и реальностью, выдуманным и настоящим. Режиссеру было важно, чтобы в каждом кадре чувствовалось живое дыхание, чтобы все вызывало доверие. Думается, делай он свою экранизацию сейчас, все равно не прибег бы к тем техническим уловкам, которые создают картинку, но убивают правду. Ведь от того, как была снята сама охота мистического Стаха, как был показан замок со всеми таинственными уголками, как чувствовалось напряжение в доме Дуботовка (оператор Татьяна Логинова), до сих пор захватывает дух. И сейчас переживается то душевное ликование, та неподдельная радость, когда видишь эпизоды, где герои, сбросив свои тревоги и страхи, готовятся к Новому году, наряжают ёлку, безмятежно катаются на санках, искренне, по–детски предаются простому счастью, которое еще недавно было недоступно.

Когда картина была создана и успех стал очевидным, Валерий Рубинчик не переставал удивляться тому, что награды сыпались как из рога изобилия: из Италии, Америки, Канады, Франции, Бельгии. Надо полагать, что он и сейчас бы удивился, если бы ему сказали, что его фильм — один из самых ярких бриллиантов в короне белорусского кино. А может, и не только белорусского.

lpsm3163@mail.ru

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...