Фильм как молитва

В память об Андрее Тарковском

Трудно поверить, что Андрею Тарковскому в апреле этого года исполнилось бы 85 лет. В памяти многих он навсегда останется молодым, порывистым, порой резким, иногда беззащитным, но с невероятной смелостью отстаивающим свою правду в искусстве. Эти порывистость, искренность и неуступчивость ощущаются в его творениях, каждое из которых существует как нечто самостоятельное и абсолютно независимое. Это о его фильмах, которые в 60 — 80–х мало кто мог посмотреть, поскольку они ровнехонько укладывались на пресловутую полку, восторженно отзывался Сартр, как открытие представлял известный итальянский славист Витторио Страда, а великий Бергман заметил, что он только подошел к той заветной двери, за которой начинался мир Тарковского.

За свои 50 с небольшим Андрей Арсеньевич успел снять 9 фильмов, из которых один — дипломная работа «Каток и скрипка», а другой — документальный «Время путешествий» о поездках по Италии со знаменитым сценаристом Тонино Гуэрра, бессменным соавтором фильмов Феллини, Антониони, Висконти. Все вместе они до сих пор существуют как отдельная планета, как целый огромный мир, в котором все по большому счету и в котором нет ничего случайного.


Тарковский был одним из немногих, кому удалось сквозь призму абсолютно личного открыть вечное, увидеть в будничном значительное, в повседневном — бытийственное. О непонятности, сложности языка его фильмов ходили легенды и анекдоты. Непонятность одних раздражала, других злила, третьих заставляла думать. Все было по–разному, но не было равнодушия. Его фильмы ждали, на них пытались попасть на так называемые закрытые просмотры, невероятным образом обойдя все запреты. На каждое его произведение обрушивалась лавина претензий. Чиновники от кино требовали что–то упростить, убрать. А он мог только то, что мог, и на другое не соглашался. В его лентах долго–долго переплетались в прозрачной речной воде водоросли под музыку Баха, на открытой террасе стояла чашка с недопитым чаем, в которую капал дождь («Солярис»); на шапку мальчика, возвращавшегося из школы в ясный зимний день, вдруг садилась птица, как будто залетевшая из другого времени и пространства («Зеркало»); главный герой с невероятным упорством зажигал свечу, чтобы обязательно донести ее до края бассейна («Ностальгия»). У него впервые в атеистическое время звучали слова из Библии, поражала своей мощью бессмертная рублевская «Троица», иконы представлялись как рукотворное чудо. В каждой своей картине он говорил о себе. Это он искал формулу творчества, суть художнического и человеческого подвига в «Андрее Рублеве». То был фильм не о биографии знаменитого иконописца, а о жизни человеческого духа. Это он решал проблемы ответственности и предательства, гуманности и жесткого прагматизма в фильме «Солярис», а не создавал очередную фантастику, как на то рассчитывали те, для кого его язык был непонятным. Это он осмысливал время и свою эпоху сквозь свои личные, семейные сюжеты в фильме «Зеркало». Это он страдал в «Ностальгии» от невозможности вернуться на родину. Это он оставил завещание человечеству в «Жертвоприношении». Он первый вывел код кино как запечатленного времени. Строчка из стихов его отца Арсения Тарковского «Я вызову любое из столетий. Войду в него и дом построю в нем...» — это и про сына Андрея. Он умел обживать любое время так, что оно становилось живым, реальным, максимально заполненным. Он впервые ввел кинематографическую медленность. Ритмы его фильмов спокойны и величавы, как григорианские хоралы, а кадры безупречны и гармоничны, как изысканная живопись.

Ставшие классикой в мировом масштабе, его фильмы остаются и сегодня непревзойденными шедеврами. Если под молитвой понимать ту могучую силу души, которая не только обращалась к тайне, а позволяла «зреть мои, о Боже, прегрешенья», которая оживляла в сердце «дух смирения, терпения, любви, целомудрия», то каждый фильм Андрея Тарковского и есть та молитва.


lpsm3163@mail.ru

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Кирилл, 45, Минск
Пятый раз перечитываю. Потрясающе написано. Но Тарковский заслуживает таких строк.
Дмитрий, 70, Минск
Браво, Людмила Петровна! В каждой строчке Вашей статьи читается, что Тарковский велик. Нет спору, он действительно гений. И не случайно великие люди восторгались его творчеством. Но надо отдать должное и тем, с кем Тарковский жил и работал, кто помог ему стать тем, кем он стал в итоге. В первую очередь, его отцу - великому поэту Арсению Тарковскому, его первой жене, которая работала с ним и, посмотрев фильм "Зеркало", плакала, потому что видела больше, чем мы, зрители. Директору картины "Андрей Рублев" и его талисману Тамаре Георгиевне Огородниковой, которая пошла на перерасход и была изгнана с "Мосфильма". Гениальному оператору Вадиму Юсову, с которым Тарковский в последствии расстался. И великолепным актерам. Полностью согласен с Вашей статьей, не согласен только с оценкой Бергмана самого себя. Не надо Бергману открывать "заветную дверь" в мир Тарковского, у него у самого свой мир, к которому я отношусь с восторгом.
Оксана, 50, Лида
Статья отменная! Я вот и не знала про документальное кино Тарковского. Фильмы действительно идут  сквозь столетия. Гений, и этим все сказано. Так замечательно автор о нем говорит, профессионально и мудро! Спасибо!
Василий, 41, Борисов
Замечательная статья! Большое спасибо автору за эти строки!
Сергей, 55, Минск
Спасибо за воспоминание-напоминание о Тарковском.. Его фильмы, как впрочем и эта статья о его творчестве, шедевральны. Долго сам подбирал слово к своим ощущениям  творчества Тарковского- "бытийственность", и это ощущение важно в текучке нашей нынешней жизни.. Спасибо.
Георгий
Тарковский - гений, и как настоящий гений не всегда был понят современниками. Статья замечательная, вдохновляющая на пересмотр и переосмысление шедевров Тарковского
Леонид_Н, 65, Минск
Хорошо помню фильмы Тарковского. Фильмы может немного сложные. но искренние, без всякой официозной патетики. А тогда это было непросто. О смерти режиссера за границей (за границей - это еще было крамолой) узнал в 1987 из уже становившегося перестроечным  "Огонька" (благодаря Коротичу).  Хорошо, что Людмила Саенкова вспомнила о режиссере. Уровень и стиль её воспоминая тоже достоин Тарковского.  
Дмитрий, 32, Израиль
"Кинодом" в Израиле читаем всегда. Поверьте, что в русскоговорящем пространстве никто о кино не пишет лучше Людмилы!
Дмитрий, Минск
Всегда интересно читать статьи Людмилы Саенковой. Большое Вам спасибо
Екатерина, 39, Минск
Вы пишете о гениальных людях так просто и доступно! Гениальность-  в простоте. Спасибо за эту статью. Этот очерк о Тарковском напомнил нам о простоте великого человека. Низкий Вам поклон.
Геннадий, 40, Минск
С некоторым опозданием хочу присоединить свой голос к тем, кто благодарит Людмилу Петровну за замечательную рецензию о гениальном режиссере, творце, глубочайшем философе Андрее Тарковском. Рецензия замечательная, очень точная, глубокая, просто потрясающая. Людмиле Петровне - огромное спасибо и многих успехов в труде и жизни!
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?