Сельская газета

Филигранные авиаудары по очагам

В парке «Нарочанский» ведут авиаобработку от рыжего соснового пилильщика (фото)

Еще на подъезде к Национальному парку «Нарочанский» удивилась нездоровому рыжему цвету сосен. Хвоинки на деревьях как после пожара — сухие и кучерявые. На уцелевших ветках густо сидят гусеницы. Было ясно: я попала в очаг того самого рыжего пилильщика. Прожорливая гусеница позарилась на более чем 10 тысяч гектаров — примерно восьмая часть Нацпарка. Ее очаги обнаружили в Вилейском, Сморгонском, Островецком и Дисненском лесхозах. В апреле Комиссия по чрезвычайным ситуациям при правительстве признала лесопатологическую ситуацию в Нарочанском регионе стихийным бедствием. В мае на истребительные меры из бюджета выделили более 1,3 миллиона рублей. На днях около одного миллиона господдержки получат и другие пострадавшие лесхозы. В Нарочанском крае авиаобработка идет пятые сутки. «СГ» побывала в самом эпицентре борьбы за драгоценные гектары леса.




ПИЛОТ, он же владелец вертолета Ка-26, Леонид Рутковский перед вылетом фотографироваться не желает — говорит, плохая примета. Нарочанские леса он знает назубок — 20 лет туристам устраивал вертолетные экскурсии. С 2015 года услуги свернул. В небо над Нарочью вернула беда: любимый край губит коварная гусеница. Бизнесмен помогает не столько из коммерческого интереса: «Это важное дело лично для меня».

У Леонида есть опыт по авиаобработке сельхозугодий и леса. Лететь нужно в 10-ти метрах над кронами. Рассматривает на карте работу на вечер — 111-й квартал массива неподалеку от деревень Черемшицы и Колодино. Лесничий с помощниками сейчас в лесу — обозначают границы участка яркими гелиевыми шарами. Поднявшись в воздух, пилот на них ориентируется.


На Ка-26 аппаратура для малообъемного опрыскивания, авиатехник Николай Ставер перед полетом проверяет форсунки. Биологический препарат «Лепидоцид, СК» в больших канистрах ждет своей очереди. По запаху и цвету он напомнил жидкую халву. Через пару минут над рыжим лесом пройдет «халвичный» моросящий дождь.


Самолет Ан-2 Министерства по чрезвычайным ситуациям готовится к авиаобработке на другой площадке в 7 километрах от вертолетной. На нем оборудование для ультрамалообъемного — еще более мелкого – опрыскивания: 5 литров раствора на гектар. Такое имеют всего 4 летательных аппарата в Беларуси. На пораженный лес опускается не дождь, а «халвичный» туман. Одной заправки раствором хватает на 200 гектаров. Ан-2 отлично работает на больших площадях. Маршруты для полетов конструирует в программе ArcGIS и «заливает» в навигатор научный сотрудник парка Алексей Новиков: «Вертолету отводим мелкие участки. Например, между деревнями Иванки и Островляны или между Буйками и Боярновичами. Те, где нужна филигранная работа».



Используемый препарат не химический — попал на личинку и отравил ее, а биологический. Прожорливые гусеницы съедают обработанные хвоинки — и у них парализует желудочно-кишечный тракт. «Лепидоцид, СК» относится к четвертому, самому низкому, классу опасности. Безвреден для людей, диких животных, не накапливается в почве, растениях, грибах. Но местных жителей и отдыхающих на всякий случай предупредили: лучше сутки после авиаобработки в лес не ходить.


18 часов вечера, мы на вертолетной площадке. Дан старт. В 600-литровый бак заливают препарат, потом воду, гидромешалка готовит раствор. Напрашиваюсь в кабину, чтобы увидеть очаг сверху. Пилот категоричен: во-первых, вертолет оборудован двойным управлением — в кабине никаких посторонних. Во-вторых, я — лишний груз, придется взлетать с незаполненным до предела баком. За один полет Ка-26 обрабатывает 24 гектара. Полечу я — пару гектаров останутся без спасительного дождя.

Каждые 10 минут Ка-26 на дозаправке. Ветер меньше 3-4 метров в секунду, дождя не намечается — обработка идет полным ходом до заката. Уже после работы пилот сетует: почему нельзя работать днем? Вылеты — только с 5.30 до 9 утра и с 18 часов до 21.30, остальное время отсыпаюсь в гостинице.


— Проводить авиаобработку днем — это деньги на ветер, — из Минска приехал один из самых авторитетных лесопатологов Беларуси, специалист ГУ «Беллесозащита» Михаил Торчик, чтобы курировать авиаобработку в Нацпарке. — Днем над лесом идут восходящие потоки воздуха, и распыляемая жидкость не долетит до крон.

Михаил Торчик объехал все лесхозы, где есть очаги рыжего соснового пилильщика. Обеспокоен тем, что в Вилейке на ослабленный сосняк теперь напал вершинный короед, придется вести санитарную рубку:

— Рыжий сосновый пилильщик не новый вредитель для белорусских лесов. Вспышки были на Гомельщине, Могилевщине, Гродненщине в разные годы. Если не принимать меры, пилильщик объедает хвою 3-4 года. Потом у него развивается вирусная инфекция, он погибает. Но к этому времени сосняк теряет прирост и настолько слабеет, что любой другой вредитель или болезнь могут подкосить.



Первыми массовые обгрызания сосны прошлым летом увидели вилейские лесники. Позже обнаружили еще четыре очага. Как? В августе прошлого года закупили феромонные ловушки (это совместная разработка «Беллесозащиты» и химфака БГУ) и расставили по сосняку. На них слетались самцы рыжего соснового пилильщика.

Ближе к зиме лесопатологи подсчитывали яйцекладки в кроне. Самки пропиливают отверстие в иголке и откладывают цепочки яиц — от 3 до 19. Кстати, яйцам ни почем даже 40-градусный мороз. Лесоводы в одном квартале выбирали модельное(среднестатистическое) дерево, валили его. Обрубали ветки и подсчитывали число яйцекладок на трех верхних, трех средних и трех нижних ветках. Мониторинг показал: лесные массивы спасет лишь авиаобработка, при 30-процентном объедании хвои другие меры не работают.



Половина сосновых насаждений в Нарочанском крае уже обработана. Ка-26 и Ан-2 летают каждое утро и вечер. Уже сегодня специалисты анализируют первый результат. На каждом обработанном участке есть учетные пункты — это ящички с белой материей над дне, устанавливают их под кронами пострадавших сосен. В них падают экскременты вредителей. На 5-й день после обработки экскрементов должно быть намного меньше, чем до нее. На 10-й день — меньше, чем на 5-й. И на 15-й еще меньше, чем на 10-й. Хорошим результатом авиаобработки любым препаратом считается гибель 80-ти процентов особей рыжего соснового пилильщика. Нарочанцы верят: «Лепидоцид» сработает.


ostapchuk@sb.by

Фото автора и из архива Национального парка «Нарочанский».

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости