Минск
+9 oC
USD: 2.05
EUR: 2.27

Вместе с Борисом Гельфандом вспоминаем чемпионат СССР по шахматам — 1979, который прошел в Минске

Фигуры высшего пилотажа

Минск в 2022 году примет Всемирную шахматную олимпиаду, собрав у себя всех сильнейших гроссмейстеров мира. Бонусом к этому празднику идут соревнования чуть помельче, но тоже планетарного масштаба: в ­2020-м нас ждет финал женского Кубка мира, а в 2021-м — мужского. Шахматный мир Беларуси потирает от предвкушения руки и зубрит дебюты с эндшпилями, думая, как бы избежать пата и не попасть в цугцванг. Шутка ли, последний раз грандиозный шахматный бомонд собирался в Минске аж 30 лет назад, когда в клубе имени Дзержинского прошел чемпионат СССР в высшей лиге. Это, конечно, не олимпиада, но тоже событие, о котором многие с придыханием вспоминают до сих пор.



Конец ноября 1979 года выдался в Минске холодным и промозглым. Сильнейшие гроссмейстеры и их тренеры, лучшие шахматные умы огромной страны слетались в столицу Белоруссии, чтобы выяснить, кто же на данный момент самый сильный, и примериться к титулу короля. Каждый из участников подспудно мечтал заявить о себе во весь голос и бросить вызов самому Анатолию Карпову, который на тот момент в популярности вряд ли уступал Юрию Гагарину после его первого полета в космос. 
Виктор Купрейчик при жеребьевке вытянул 13-й номер.


В те времена шахматы в стране могли смело равняться с футболом. В ­1978-м весь мир пристально и с замиранием сердца следил за чемпионским матчем, в котором в курортном филиппинском городе Багио сошлись противники-антагонисты: диссидент Виктор Корчной, не имевший на тот момент гражданства и выступавший под флагом ФИДЕ, и Анатолий Карпов. За два года до этого Корчной дал из СССР деру, обосновавшись в Голландии, а потому это была не просто игра, а большая политическая партия. Шахматы тогда вошли в каждый дом, став невероятно популярными. И приезд лучших мастеров Минск встретил овациями и дружными очередями у билетных касс: свободных мест в зрительном зале не было. 

У каждого был свой кумир и любимчик, но в целом минская публика, конечно, болела за Виктора Купрейчика. Ему исполнилось 30, он был в самом шахматном соку, но звания гроссмейстера еще не имел — как раз планировал в домашних стенах выполнить недостающую норму. Но уже тогда репутация Купрейчика бежала впереди него: он слыл игроком ярким, атакующим и бескомпромиссным, а следовательно, крайне непредсказуемым. 

Даже жеребьевка собрала в клубе Дзержинского много зрителей, пришедших поглазеть на зубров советских шахмат. Виктору Купрейчику достался 13-й номер, что в зале было воспринято неоднозначно: одни ахнули и махнули рукой — все пропало! Другие лишь улыбнулись, зная, что Витек, как называли его болельщики, не был суеверным. А потом был старт. И все завертелось веселой шахматной каруселью. 
Удививший всех 16-летний школьник Гарри Каспаров, постоянно куривший Михаил Таль, самый возрастной чемпион Ефим Геллер, бескомпромиссный Виктор Купрейчик, одержавший 5 побед подряд... Чем еще запомнился чемпионат СССР по шахматам — 1979, который прошел в Минске?

Коня имей, да владеть им умей 

Это был почти месячный марафон, наполненный яркими эмоциями, невероятными шахматными этюдами и фантастическими турнирными поворотами. Первыми свою партию закончили Наум Рашковский и всеобщий любимчик Михаил Таль, на которого шли смотреть, будто в театр на гениального актера. Ничья. Вообще, в Минске собрался удивительно разношерстный состав. Ефим Геллер — гроссмейстер и ветеран чемпионатов страны, в Минске он принимал участие в первенствах Союза уже в ­20-й раз. Сергей Долматов, Константин Лернер, Юрий Аникаев и Артур Юсупов — задиристые дебютанты; Виталий Цешковский — действующий чемпион; Олег Романишин — львовский гроссмейстер, любитель комбинационных бурь; Юрий Балашов — тонкий знаток позиционной борьбы... Всего 11 гроссмейстеров и 7 международных мастеров! Ну и, конечно, фигура главного судьи чемпионата внушала трепет и уважение — международный гроссмейстер Саломон (его часто называли просто Сало) Флор имел такую биографию и авторитет, что одним только взглядом, казалось, мог двигать по доске фигуры и успокаивать не в меру разошедшихся участников и особо прытких и шумных зрителей. Любитель красивого слога, после первого тура он скажет: «Шахматная увертюра прошла успешно — пять результативных встреч! Все, кто наблюдал за борьбой на сцене, получили истинное наслаждение». 

«Академик» Ефим Геллер и «студент» Артур Юсупов: чемпион и серебряный призер чемпионата СССР — 1979.

Зал был переполнен каждый день, а лишний билетик спрашивали еще у магазина «Лакомка» и кинотеатра «Победа». Борису Гельфанду тогда было всего 11 лет, но он прекрасно помнит этот шахматный праздник, свидетелем которого ему посчастливилось стать. Борис Абрамович не был в Минске 30 лет с тех пор, как покинул Беларусь в 1998 году, перебравшись на постоянное место жительства в Израиль. Однако приехав вновь в 2018-м, нашел время и сходил сфотографироваться у клуба имени Дзержинского, где кипели потрясающие шахматные баталии. Он вспоминает:

— Я ходил сюда каждый день. Так примелькался, что меня знали все — от гардеробщицы до судей. Мы жили в районе площади Калинина, но до клуба я добирался сам. А уже вечером, так как игры заканчивались поздно, меня забирал отец. И я никогда не уходил, пока не заканчивалась последняя партия. Смотрел все: от А до Я. Собирал автографы. До сих пор дома хранятся. Взял даже у легендарного главного судьи Саломона Флора. А жена моего тренера Альберта Капенгута, глядя на такое мое хобби, сказала тогда: «Боря, пройдет совсем немного времени, и автографы будут брать уже у тебя...» Так в итоге и получилось. 

Авось в шахматах отбрось 

Виктор Купрейчик начал турнир с поражения, неожиданно уступив 16-летнему московскому школьнику Сергею Макарычеву (впоследствии — известному российскому журналисту и телекомментатору). Однако осечка не сбила боевого настроя нашего мастера. Следом он победил Юрия Разуваева, а затем устроил бенефис в поединке с Цешковским. Это был, образно говоря, матч «Реал» — «Барселона» на шахматный манер. Действия за доской напоминали даже не бурю, а ураган! Жертвой пешки Купрейчик перехватил инициативу, потом пожертвовал еще и коня, а в цейтноте чемпион не нашел контраргументов и сдался. Блицкриг Купрейчика продолжился. Следом Виктор обыграет Лернера, затем Ваганяна и, к восторгу переполненного зала, возглавит турнирную таблицу! Всего он одержит пять (!) побед подряд и навсегда войдет в историю — такую серию больше не повторит никто и никогда. Удачная игра Купрейчика еще больше подогрела интерес к турниру. Попасть в зал было очень сложно. Купрей творил чудеса. В матче с Аникаевым он безнадежно уступал по ходу встречи, но «поймал» слона в конце партии и выиграл. Зрители свистели, аплодировали и топали ногами, как на футболе! Но потом белорус, видимо, не выдержал давления публики и сдулся: сыграл вничью с Белявским и Балашовым, уступил Юсупову и заметно осложнил свои турнирные позиции. 

Поединок Виктора Купрейчика и Михаила Таля стал украшением турнира.

После пяти туров зрители окончательно определились со своими симпатиями. Каспаров, Купрейчик и Таль (несмотря на пять ничьих в пяти партиях) просто купались в овациях. 16-летний Гарри Каспаров (урожденный Вайнштейн), победив во 2-м и 3-м турах (у Свешникова и Юсупова), на время захватил единоличное лидерство. Каспаров и Купрейчик задавали игровой тон, и Сало Флор говорил про них: «Они здорово, очень здорово играют в шахматы!» Будущий чемпион мира приходил на турнир в вязаном желтом пуловере маминой работы, и получилось очень символично — как желтая майка лидера в велогонке. К слову, в клубе Дзержинского был прекрасно оборудованный буфет для участников, но Каспаров им не пользовался. Он брал уроки у Михаила Ботвинника и к тому моменту уже успел перенять некоторые привычки знаменитого гроссмейстера. Например, перекусывать строго после двух часов игры. «Ссобойки» Гарику передавала мама прямо из зала. Сало Флор был от юноши в восторге: «Не по своему возрасту он уже... шахматный профессор!» Мэтр как в воду глядел. 

Лучшие шахматные умы Советского Союза в клубе имени Дзержинского.

Фланг рубят — пешки летят 

11-й тур побил все рекорды посещаемости, клуб имени Дзержинского просто трещал по швам: встречались Виктор Купрейчик и Михаил Таль. За Таля приехали поболеть его жена и пятилетняя дочка Жанна. Для малышки это был... пятый турнир. Пятимесячной она уже переживала за папу в 1975 году на чемпионате СССР в Ереване. Публика затаила дыхание в ожидании чудес. За столом сидели признанные мастера жертв. Первым аттракцион неслыханной щедрости начал Купрейчик, отдав сопернику пешку. А буквально тут же пожертвовал еще и коня. Таль жертвы принял, однако в долгу не остался и дар возвратил. Затем соперники произвели размен ферзей, и фейерверк продолжился. Купрейчик неистово атаковал Таля пять часов подряд! Таль ломал голову над каждым ходом, а в конце выпалил: «Фантастическая партия!» Он был доволен, удержав ничью. Однако ее последствия сказались на обоих мастерах, сил было потрачено много, а черпать их было уже неоткуда. В доигрываниях Таль потом уступил дважды — Ваганяну и Романишину, грустно пошутив: «Трудно танцевать на двух свадьбах одновременно». Турнир для него после этих неудач можно было считать законченным. 
Прибыв в Беларусь спустя 30 лет, Борис Гельфанд первым делом посетил место былых баталий.
Фото из личного архива

— Талю тот турнир явно не удался, — вспоминает Борис Гельфанд, — хотя он был тогда на подъеме — это один из лучших годов в его карьере. Однако в Минске Таль стал лишь 14-м, а мне запомнился тем, что сигарету изо рта не вынимал вовсе: прикуривал одну от другой и дымил как паровоз. Его пепельница наполнялась моментально, и судьи выносили ее по несколько раз за день. 

После 11-го тура (три недели в пути) единоличного лидера не было. На носу был Новый год, а чемпионат только, по сути, начался, закрутив интригу до предела: Балашов, Геллер, Каспаров, Юсупов и Купрейчик лидировали синхронно. Каждый рвался к победе, пытаясь устоять перед соперниками и свирепствовавшим в Минске гриппом, который беспощадно выкашивал ряды шахматистов, укладывая их в постели и заставляя пропускать партии. Первым заболел Романишин, затем — Георгадзе, потом Рашковский (король ничьих — 12 из 12!), Свешников... 

Ближе к концу турнира в Минск пожаловала и главная приглашенная звезда — обладатель шахматной короны Анатолий Карпов. В чемпионате он не участвовал, но был нарасхват: экскурсии, встречи с большими людьми и болельщиками. Карпов был приветлив и улыбчив, ощущая себя небожителем. Высоко отозвался о Каспарове (знал бы сколько крови у него попьет этот заносчивый юноша), пожелал Купрейчику поскорее обзавестись званием гроссмейстера (получит в 1980-м) и заявил, что ни один чемпионат страны не был организован столь блестяще, как нынешний! Уже тогда Минск умел удивить и восхитить гостей широтой размаха в организации спортивных форумов. 

Хорошо смеется тот, кто смеется в эндшпиле

Из-за обилия молодых участников минский чемпионат назвали «молодежным», а его главного аксакала Ефима Геллера уважительно величали «академиком». Он долго оставался в тени, перебиваясь ничьими, чтобы потом выстрелить, когда у других запал иссякнет, — этот тучный виртуоз вдруг пробудился от спячки и заиграл с молодецким задором!

Геллер выиграл у Лернера и единолично возглавил турнир. Купрейчик же обидно уступил Георгандзе, а Каспаров проиграл Белявскому. Молодые волки длинный шахматный марафон явно не выдерживали и начинали сдавать. В 14-м туре был еще один «матч века», во время которого Сало Флор был вынужден трижды опускать в зале занавес, скрывающий игроков от зрителей, — столько было шума и гама: играли Каспаров и Купрейчик. Юный гений оказался сильнее, вновь наказав нашего Витька за авантюрный и бескомпромиссный стиль. Борис Гельфанд вспоминает: 

Михаил Таль —  шахматный гений.
— Так как я в клубе имени Дзержинского буквально жил, то познакомился со многими выдающимися тренерами. С наставником Каспарова Александром Никитиным в том числе. Он мне, мальчишке, давал очень дельные советы. Так получилось, что партию Каспарова с Купрейчиком мы смотрели рядом. Виктор очень бодро разыграл дебют, но потом ошибся и надолго задумался. И в этот момент я заметил ход, который приводил к победе Купрейчика. Говорю Никитину: «Александр Сергеевич, а что вы думаете, если пойти вот так?..» Попал в точку! Он очень уважительно на меня посмотрел и вскоре пригласил в школу Тиграна Петросяна, занятия в которой очень много мне дали. Каспаров же на этом чемпионате громко заявил о себе. Начал вообще замечательно, но потом был крайне недоволен: зима, холод, грипп свирепствует, турнир летит к чертям... А когда победил Купрейчика, настроение тут же поменялось: все отлично, прекрасный город, чудесная погода. И мама его была очень довольна. 

Геллер мастерски докатывал турнир на опыте, и матч последнего тура против Балашова для него уже ничего не решал: «старик» был недосягаем для конкурентов и сенсационно стал чемпионом. Этот успех оказался последним крупным в карьере Геллера. Он занял первое место, опередив гораздо более молодых соперников: ставшего вторым 19-летнего Артура Юсупова (он был включен в состав участников в последний момент по кандидатскому списку), а также поделивших 3-е и 4-е места 16-летнего Гарри Каспарова и 30-летнего Юрия Балашова. При этом до Геллера никто не выигрывал чемпионат СССР в возрасте 54 лет и никто не побеждал 24 года спустя после предыдущей победы. Геллер был включен в состав сборной СССР на Олимпиаде 1980 года, которая стала для него седьмой. Сборная заняла первое место, Геллер — второе на четвертой доске. 

Именно Ефим Геллер произвел в 1979 году на 11-летнего мальчишку Бориса Гельфанда самое сильное впечатление:

— Он оказал на меня очень большое влияние. Когда мне говорят, что шахматист для поддержания физической формы должен ходить в тренажерный зал, качаться и много бегать, я отвечаю: а как же Геллер? Он сидел за доской большой и толстый, не переставая курил и при этом стал чемпионом СССР в возрасте 54 лет! Для меня Ефим Петрович пример того, что в любом возрасте можно играть на очень высоком уровне. Я, может быть, и остаюсь до сих пор на высоком уровне, потому что перед глазами его пример. А ведь мне и в 30 лет говорили, что твой пик карьеры прошел — пора на пенсию. И сейчас у меня есть цель — выиграть крупный турнир в возрасте, старше Геллера. Мне сейчас 51. 

В белорусских шахматах нынче подрастает целая плеяда юных и очень талантливых деток — мальчишек и девчонок. И грядущий карнавал крупных международных турниров, которые примет Минск, наверняка станет для них прекрасной школой и памятью на всю жизнь. Согласитесь, не каждому повезет воочию понаблюдать за игрой таких великих шахматистов, как Магнус Карлсен, Фабиано Каруана, Дин Лижэнь, Виши Ананд, Аниш Гири и многих других. Все они спустятся со своего шахматного олимпа и приедут в Минск. Нас ждут веселые шахматы!

НЕ ПРОПУСТИТЕ!

В эти выходные во Дворце спорта в Минске состоится чемпионат мира ФИДЕ по быстрым шахматам и блицу среди мальчиков и девочек до 8, 10 и 12 лет.
Это уже третий подобный турнир подряд, который принимает наша столица. В 2017 и 2018 годах соревнования прошли с большим размахом и успехом. Дебютный турнир собрал под сводами Дворца спорта юных умников и умниц из 24 стран, а прошлым летом лучшего выясняли 750 маленьких шахматистов из 27 стран. Нынче слет обещает быть еще более глобальным и представительным.

s_kanashyts@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...