Фиаско директора-орденоносца

Как рогачевская сгущенка попала в поле зрения правосудия

Обыск

Наверное, не найдется читателей, кому не известна марка «Рогачевская сгущенка». Продукция молочно-консервного комбината не исчезает из холодильников не только лакомок и гурманов, но и обычных потребителей. Что до недавних пор только добавляло авторитета и веса руководителю предприятия. Генеральный директор ОАО «Рогаческий МКК» Михаил Комар за безупречную трудовую деятельность в свое время был награжден государственной наградой — орденом Трудового Красного Знамени, считался руководителем опытным и дальновидным. Как же удивительно было узнать тем, кто работал под началом Михаила Антоновича, результаты обыска его домовладения.

В ходе обыска 30 мая 2008 г. в присутствии жены генерального директора Н. Комар и понятых были обнаружены документы на квартиру одного из сыновей в г. Гомеле, множество накладных, квитанций и других документов, банковские пластиковые карты, а также в сейфе под лестницей на второй этаж дома — 16 патронов калибра 9 мм.

Н. Комар заявила сотрудникам КГБ, проводившим обыск, что ей неизвестно, как открывается сейф. Им, мол, пользуется исключительно хозяин дома. Сотрудники КГБ ключи от сейфа тем не менее нашли и обнаружили в нем много интересного. Кроме того, большая пачка документов на отпуск молочной продукции была найдена в хозяйственной постройке, где хранились ульи. Все, что изымалось в ходе обыска, было надлежащим образом отражено в протоколе, который понятые подписали без каких-либо замечаний. Помимо упоминавшихся банковских пластиковых карт и иных документов на значительные денежные вклады членов семьи генерального директора, были также обнаружены копия договора от 16 апреля 2007 г. на покупку однокомнатной квартиры в Москве общей площадью 34,8 кв. м и стоимостью 990 000 российских рублей, заключенного между Р. Болбасом и О. Железновой, действующей от имени А. Комара (брак между ними зарегистрирован 19 октября 2007 г.). Договор от 29 октября 2007 г. между А. Комаром и Е. Садчиковым, проживающим в Москве по месту регистрации на тот момент директорского сына, о беспроцентном займе последним 3 000 000 российских рублей. Документы на трехкомнатную квартиру в поселке Боровляны Минского района 2007 г. постройки общей площадью 77,9 кв. м, в том числе договор от 14 ноября 2007 г. о приобретении А. Комаром данной квартиры за 150 000 000 белорусских рублей по доверенности, выданной на имя матери. Заявки на продажу молочных продуктов в количестве 1 244 штук за 2005—2006 гг. от имени ООО «Представительство Рогачевского МКК» (г. Москва) и ООО «Интерпро»…

Следствие

В ходе следствия выяснилось, что А. Комар скрывал факт приобретения в собственность квартиры в Москве. Но свидетели сообщили следствию и о приобретении им в собственность дорогостоящих автомашин «Тойота-Камри» и «Субару-Трибека». Примерная стоимостью последней — 60 000 долларов.

Согласно данным финансовой разведки Испании А. Комар имеет недвижимость и в этом государстве. Конкретно — в земельном кадастре г. Калпе (провинция Аликанте). Здесь сын генерального директора рогачевского предприятия после объявления его в международный розыск и был задержан сотрудниками Интерпола. Правда, с судебным разбирательством в отношении А. Комара, умудрившегося получить российское гражданство, возникли проблемы. Пока же остановимся на причинах фиаско его отца.

Михаил Антонович владел на праве собственности «лишней» двухкомнатной квартирой в Гомеле общей площадью 87,1 «квадрата». Но подарил ее еще одному своему сыну. Избавился Комар-старший и от пистолета Макарова. Сдал его по истечении сроков пользования. Однако патроны к нему почему-то сдавать не стал. Зачем хранил Михаил Антонович их, зная, что это неправомерно? Вопрос остается открытым. Согласно заключению эксперта 16 боевых пистолетных патронов, изъятых в ходе обыска, являются боеприпасами к нарезному огнестрельному оружию для стрельбы из 9-миллиметровых пистолетов «ПМ», «АПС» и другого оружия данного калибра и пригодны для стрельбы. Таким образом, авторитетный руководитель прокололся на «пустяке», за которым кроется откровенное неуважение к действующему законодательству. Кроме того, в его активе (или все-таки пассиве?) благодаря кропотливым усилиям государственных контролеров, ревизоров и следствия оказались и проколы посущественнее.

Вопреки экономическим интересам возглавляемого им предприятия, Комар, имея корыстный умысел, направленный на личное обогащение, а также обогащение близкого родственника, принял меры к назначению его генеральным директором Московского представительства. В результате чего Комары получили бесконтрольный доступ к денежным средствам, подлежащим перечислению на ОАО «Рогачевский МКК». Вступив с не установленными следствием лицами в преступный сговор, они совершали хищения имущества комбината путем выведения денежных потоков из оборота через цепочку фиктивных договоров якобы на оказание рекламных и транспортно-экспедиционных услуг с их последующим обналичиванием через участников организованной преступной группы.

Михаил Комар в составе организованной преступной группы за неполных два года совершил хищение денежных средств ОАО «Рогачевский МКК» на сумму 8 569 996 020 белорусских рублей, что составляет 244 857 базовых величин!

Кроме того, генеральный директор Рогачевского молочно-консервного комбината вопреки экономическим интересам предприятия, используя свои должностные полномочия, стал подыгрывать московскому ООО «Интерпро». Радел о сыночке, который являлся соучредителем этой торговой фирмы и занимал в ней различные руководящие должности. При осуществлении внешнеэкономической деятельности по реализации молочной продукции, производимой предприятием на экспорт в Российскую Федерацию, Михаил Антонович отдавал распоряжения на отгрузку молочной продукции по контракту № 62/Е, заключенному 5 января 2006 г. с ООО «Интерпро», по ценам ниже ее себестоимости (плановой и фактической), а также ниже прейскурантных цен, утвержденных для внутреннего рынка. Приобретаемая на комбинате продукция перепродавалась ООО «Интерпро» на российском рынке по цене, значительно превышающей как фактическую себестоимость произведенного товара, так и собственные коммерческие и иные издержки фирмы, то есть с прибылью. В результате годичной реализации молочной продукции ООО «Интерпро» по ценам, ниже ее фактической себестоимости, сумма убытков для комбината составила 3 799 524 российских рубля, что по курсу равнозначно 306 431 630 белорусским рублям. Это повлекло для рогачевского предприятия тяжкие последствия, а также причинение существенного вреда государственным интересам в виде ухудшения показателей платежеспособности МКК и устойчивости его финансового положения.

Согласно уставу ОАО «Рогачевский МКК», утвержденному собранием акционеров 28 марта 2007 г., общество является коммерческой организацией. Оно создано в марте 1998 г. и неоднократно проходило перерегистрацию в связи с присоединением к нему других обществ, кооперативов и по иным причинам. Основная же цель его деятельности оставалась прежней — получение прибыли. Комбинат не являлся личной лавочкой его генерального директора. 63,56 % акций ОАО «Рогачевский МКК» принадлежит государству в лице Гомельского облисполкома, который и осуществляет за деятельностью комбината владельческий надзор.

При проверке Комитетом госконтроля должностные лица комбината представили и устав ООО «Представительство Рогачевского МКК» (г. Москва). Согласно ему основной целью деятельности представительства также является получение прибыли посредством осуществления хозяйственной и иной деятельности, направленной на удовлетворение общественной потребности в товарах и услугах. Добывали эту самую прибыль два хозяйственных субъекта, управляемые отцом и сыном, весьма своеобразно.

Судите сами. Принятая ОАО «Рогачевский МКК» система расчетов с представительствами в Москве и Санкт-Петербурге, ООО «Интерпро», занимавшим значительный удельный вес во внешнеторговом обороте комбината (более 70 %), не обеспечивала должного поступления денежной выручки, необходимой для текущих расчетов с поставщиками сырья и материалов, за выполненные работы и оказанные услуги, выплаты заработной платы. Значительный рост задолженности по кредитам и займам и дебиторской задолженности по расчетам с покупателями отрицательно сказался на финансовом положении ОАО «Рогачевский МКК».

По свидетельству главного специалиста КГК Гомельской области О. Сытько, неоднократные отсрочки платежей московскому представительству и ООО «Интерпро» привели к тому, что свыше 99 000 000 российских рублей длительное время не поступали на комбинат и были выведены из оборота. Разница между плановой и фактической себестоимостью продукции составила 11 000 000 и 3 000 000 российских рублей для московского представительства и ООО «Интерпро» соответственно. Причем реализация продукции на экспорт по ценам ниже фактической себестоимости имела место не только в межсезонье. Каких-либо разрешающих документов на установление таких цен контролерам предоставлено не было. Они, естественно, и забили тревогу.

Комары старались до последнего разрулить ситуацию. Причем вызывающе дерзко. Так, несмотря на официальное предписание следственных органов об отстранении А. Комара от работы в ООО «Представительство Рогачевского МКК» в Москве, последний был уволен лишь спустя почти три месяца. Все это время он имел электронный банковский ключ и право доступа к системе «Клиент-Банк» для производства финансовых операций.

Суд

М. Комар в судебном заседании приводил доводы такого рода: мол, он не имел возможности вмешиваться в деятельность российского юридического лица, каким являлось ООО «Представительство Рогачевского МКК». Но Гомельский областной суд (председательствовала в заседании Е. Ткачук) счел их надуманными. Ведь эти доводы опровергались совокупностью приведенных доказательств, в том числе уставными и учредительными документами.

Хищение, как это установлено предварительным и судебным следствием, совершалось в составе организованной преступной группы, где каждый участник выполнял строго определенную роль с соблюдением конспирации, принятием мер к сокрытию хищения, постоянным взаимодействием, поскольку имело сложную схему по завладению товарно-денежными потоками.

Вместе с тем суд счел не доказанным тот факт, что создал данную группу и руководил ею именно М. Комар. Ведь он совместно с другими подконтрольными ему лицами для своего обогащения использовал уже существующий и отлаженный механизм хищения. Определяя размер хищения и, соответственно, размер вреда, подлежащий взысканию в пользу ОАО «Рогачевский МКК», суд принял во внимание тот объем услуг по рекламе продукции комбината, который действительно был оказан, независимо от того, что деньги поступали в телерадиопередающие организации от третьих лиц. Поэтому он уменьшил сумму хищения на 2 173 914 российских рублей.

Анализируя содеянное бывшим генеральным директором, суд пришел к выводу, что цели уголовной ответственности могут быть достигнуты только при назначении наказания в виде лишения свободы (обвиняемый проведет в колонии усиленного режима девять лет). Дополнительно М. Комару назначены наказания в виде конфискации имущества и лишения права занимать руководящие должности. Суд счел необходимым взыскать ущерб, причиненный ОАО «Рогачевский МКК» преступными действиями обвиняемого, в размере 8 876 427 650 белорусских рублей. Он пришел к выводу, что денежные средства Михаила Комара в сумме 20 287 810 руб., хранящиеся в бухгалтерии ОАО «Рогачевский МКК», а также квартиры в Боровлянах и Гомеле, на которые был наложен арест в ходе досудебного производства, независимо от того, на чье имя они зарегистрированы, подлежат обращению в счет погашения взысканного с обвиняемого ущерба. Как сообщили «ЮГ» в пресс-центре Верховного Суда Беларуси, приговор, вынесенный Гомельским областным судом, вступил в законную силу. У бывшего генерального директора предприятия будет достаточно времени, чтобы поразмыслить над причинами своего фиаско.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...