Фестиваль песни и пляски народов Европы

«Почему прошли Португалия, Финляндия? На их месте должна быть Беларусь»

«Евровидение-2009» и впрямь поразило размахом и почему-то не пробудило в телезрителях терпимость и человечность

Сегодня вечером, вот уже в третий раз на этой неделе, добрая половина европейцев прильнет к экранам телевизоров в ожидании феерического действа, каковым заявлено организаторами «Евровидение-2009» в Москве. Нет, наверное, в последние дней пять во всем информационном пространстве темы, волнующей нас более, чем фестиваль песни и пляски народов Европы. Интересно, почему? Что в нем такого магического, завораживающего? Не сами же песни, в самом деле.

Из того, что нам успели показать в полуфинале, мне лично запомнилось от силы три-четыре песни, два-три исполнителя, беспрестанно дергающийся и запинающийся Малахов, но в основном это, конечно, сцена-трансформер, аналогов которой «Евровидение» за все 54 года своего существования еще не знало. У меня даже появилось чувство, что именно это неслыханное сооружение размером в полторы тысячи квадратных метров и было смыслом и главным действующим лицом конкурса. Оно крутилось, слепило, искрилось, поражало причудливыми голограммами, светодиодами и еще бог знает чем и было уже само по себе настолько самодостаточным явлением, что иной раз артисты, пытавшиеся донести до нас свои чувства и эмоции, смотрелись досадной помехой на фоне красочных чудес. Пожалуй, если бы сцена а-ля Лас-Вегас сегодня отхватила первый приз в этом состязании самых супер-пупер-шоу (а давным-давно не песни), никто бы уже и не удивился – такое сильное впечатление она оставила даже у завзятых циников и надменных интеллектуалов, что только о ней, а не о песнях, было разговору на следующий после первого полуфинала день.

Надо полагать, голубая мечта руководства Первого канала российского ТВ и директора фестиваля — «убить» всех телезрителей мира грандиозным, поистине царским, размахом и зрелищностью — сбылась. Никакие кризисы не помешали вбухивать им в фестиваль миллионы за миллионами. Хотя устраивать пир во время чу... то есть кризиса даже голливудские боссы постеснялись – «Оскар» прошел скромно, но весело и зажигательно. Но что лужковской Москве Голливуд! Организаторы так разошлись, что им не хватило первоначально выданных российским государством 30 миллионов евро. Едва уложились в 42 миллиона. Ну а как иначе? Новое оборудование «Олимпийского» стоило 20 миллионов евро. Выписали безумно дорогую ПТС (передвижную телевизионную станцию) – ту самую, что транслировала пекинскую Олимпиаду. Пригласили 42 страны-участницы, цирк Du Soleil, уже отработавший церемонию «Оскар», и аргентинское шоу Фуэрцо Грутто, полчища аккредитованных журналистов, заломили феерические цены на номера в гостиницах да на билеты…

И знали, ради чего старались – что бы там ни говорили злые языки о «Евровидении» как о параде фриков, конкурсе домохозяек, как ни обзывали его вертепом, телешоу это смотрят взахлеб. Рейтинг показов зашкаливает не то что в странах СНГ, где «Евровидение» давно стало любимой музыкальной игрушкой, но и в высокомерной Европе. Свыше 100 миллионов зрителей – это не шутки. Не может быть, чтобы низкопробное шоу, если бы оно таковым являлось, привлекло внимание такого немыслимого количества людей. Даже Англия, страна снобов, где многие себя позиционируют людьми с тончайшими вкусом и чувством юмора, и где «Евровидение» принято всячески пинать и поносить, причем официально, в телетрансляциях, буквально вымирает в дни состязаний. Все плотно задергивают шторы, чтобы никто не увидел позора, и с упоением сидят часами перед телеэкранами, на которых их знаменитый комментатор Терри Вуган не оставляет камня на камне от «Евровидения». И глядят, глядят...

Смотрят во всем мире. Причем нередко не только, чтобы выразить восторг по поводу песен или эстрадных номеров. Но и чтобы выпустить пар, злобу и побольнее пнуть исполнителя, а походя и его страну, а то и свою. Не нравится Елфимов, хотя, что бы там ни говорили, спел он достойно, уж получше многих странных существ, которые, в отличие от Петра, прошли в финал, – ату его! Свои же сограждане так его метелили на форумах в Сети, что многие люди за границей, их случайно прочитавшие, недоумевали: как так, своего же и бить! Не болеть и не желать победы артисту, стране, а хотеть поражения! Даже россияне вовсю нам сочувствовали, писали, «как жалко, что Беларусь за бортом оставили. Отличная песня и хороший певец. Если бы нам разрешили проголосовать, то мы бы его обязательно выбрали в финал». Видно, забыли, как сами же своего победителя Диму Билана в 2008-м чуть не мартышкой обзывали и мечтали о его провале.

Такое чувство, что многие и ждут этого конкурса целый год, чтобы потом наброситься на его героев, своих ли, чужих, как голодная собака на кость, чтобы растерзать и живого места не оставить. И даже блеск и размах московского шоу не оттянули на себя негативные эмоции телезрителей, не убили в них жажду побыстрее расправиться с певцом или его страной. За всеми этими страстями как-то забывается, что изначально «Евровидение» задумывалось как вполне себе миролюбивое, объединяющее страны мероприятие. Как своего рода парад достижений в поп-музыке за прошедший год. Как светлый форум песни, призванный пробуждать мысли и чувства добрые, а отнюдь не злобу и ненависть. Не пора ли вспомнить об этом сегодня вечером и просто культурно провести время, послушать песни, желая всем участникам, какими бы чудными они нам ни казались, какие бы страны ни представляли, высоких баллов и первых мест. Это будет как-то правильно, по-человечески что ли.

Анжелика МИЛЬТО, «Р»

-----------------------------------

Рыбак, Каас, Кьяра…

Два полуфинала «Евровидения» позади. Впереди решающее действо. К сожалению, пройдет оно без Петра Елфимова. Конечно, сей факт омрачает настроение белорусов, но это не повод, чтобы забыть сегодня вечером включить телевизор. «За кого будете болеть в финале?» — спросили мы у известных людей.

Константин ДРАПЕЗО, участник дуэта «Александра и Константин»:

— Мы болели за Петю Елфимова. Во-первых, он наш хороший товарищ; во-вторых, мы считаем его одним из самых сильных вокалистов в Беларуси. В первом полуфинале угадали семь из десяти финалистов. Не поняли, почему прошла Португалия, Финляндия? На их месте должна быть Беларусь. Порадовались за Кьяру. Мы только что вернулись с Мальты, там просто боготворят эту исполнительницу. Она действительно зачаровывает своим голосом. Также в финале будем болеть за англичанку: у нее очень красивая песня.

Елена СПИРИДОВИЧ, телеведущая:

— Я, конечно, смотрю «Евровидение», но уже ни за кого не болею. Переболела. Несмотря ни на что, Елфимов для меня – настоящий артист. Но расстраиваться не стоит. «Евровидение» — это хорошо организованный коммерческий конкурс, игра. Поэтому не надо так серьезно относиться к результатам. Я смотрю трансляции, потому что это очень яркий телевизионный продукт. Еще мне интересно глянуть на Патрисию Каас. Не понимаю, зачем ей надо «Евровидение»?

Владимир МАКСИМКОВ, продюсер:

— «Евровидение» смотрю мельком, из любопытства. Нравится работа режиссеров, операторов, осветителей, художников сцены. Вот за чем надо наблюдать. А то люди уставились в экраны и гадают: кто выйдет в финал, а кто не выйдет? Ошибка белорусов в том, что они всегда едут за победой. А надо ездить развлекаться, как это делают представители других стран!

ГЮНЕШЬ, певица:

— Нахожусь в Москве, наблюдаю за происходящим. Очень интересный конкурс, много сильных участников. Петя смотрелся достойно, и я до последнего верила, что он попадет в финал. Понравились представители Боснии и Герцеговины, Турции, Армении. С нетерпением жду появления Патрисии Каас. Буду болеть и за норвежского белоруса Александра Рыбака.

ДЯДЯ ВАНЯ, артист, шоумен:

— Я не большой поклонник «Евровидения», но в этом году наблюдаю за конкурсом, потому что сам участвовал в белорусском отборочном туре. В первом полуфинале понравились шведская и мальтийская певицы. Ставлю на них и на Англию. Патрисия Каас? Мне кажется, что она просто хочет прочесать по России, поэтому и решила засветиться на «Евровидении». Я ее вполне понимаю: сам именно с таким прицелом собирался в Москву.

Наталья СТЕПУРО, «Р»

-----------------------------------

Когда верстался номер

Стало известно, что председатель жюри «Евровидения» певец Филипп Киркоров покинул конкурс, его место займет продюсер Игорь Матвиенко.

«Я считаю, что мне стоит воздержаться от участия в судействе в составе профессионального жюри», — заявил музыкант.

Предполагаемая причина ухода Киркорова — обвинение его в необъективности. Друзья музыканта заявили, что Филипп не хочет, чтобы кто-то считал, что он выдвигает на высокие места своих знакомых.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...