Фермерский гектар с шестикратным эффектом

ЗЕМЛЕДЕЛИЕ стало здесь настоящим источником благосостояния. В свое время «городчуки» (жители Давид-Городка) и селяне окрестных деревень выращивали и продавали семена по всему Советскому Союзу, у них вовсю цвели тюльпаны к 8 Марта. Затем крестьяне занялись овощеводством. А когда в 1990-м в Беларуси утвердили временный порядок отвода земли для организации крестьянских хозяйств, в уникальном полесском крае появились фермеры. Официально — одни из первых в республике, формально — они и были первыми. Как результат — сегодня нет белоруса, который не пробовал бы столинских огурцов. Знают их и за пределами Синеокой. Ведь не только фермеры и не только с 90-го года выращивают здесь зеленый овощ: вся Столинщина «страдает парниковой болезнью» уже более 30 лет. Для местного жителя не иметь теплицу на своем огороде — себя не уважать!

Столинцу теплицу не иметь — себя не уважать! А зацветет ли садами огуречный край?

ЗЕМЛЕДЕЛИЕ стало здесь настоящим источником благосостояния. В свое время «городчуки» (жители Давид-Городка) и селяне окрестных деревень выращивали и продавали семена по всему Советскому Союзу, у них вовсю цвели тюльпаны к 8 Марта. Затем крестьяне занялись овощеводством. А когда в 1990-м в Беларуси утвердили временный порядок отвода земли для организации крестьянских хозяйств, в уникальном полесском крае появились фермеры. Официально — одни из первых в республике, формально — они и были первыми. Как результат — сегодня нет белоруса, который не пробовал бы столинских огурцов. Знают их и за пределами Синеокой. Ведь не только фермеры и не только с 90-го года выращивают здесь зеленый овощ: вся Столинщина «страдает парниковой болезнью» уже более 30 лет. Для местного жителя не иметь теплицу на своем огороде — себя не уважать!

Часть I.

«Парниковая болезнь»

Крепкий тыл

Автобус из Минска в Ольшаны прибыл по расписанию — в 22.45. В столь поздний час самая большая деревня страны встретила нас… оживленными улицами.

— Народ возвращается с работы домой, — просветила меня Татьяна — дочь, а заодно и заместитель Ивана Гриба. — И мы с мужем только руки успели помыть — я сразу поехала за вами.

Джип бесшумно покатился по дороге и привез нас в… поместье польского, австрийского, немецкого фермера, но никак не во двор белорусского крестьянина! Кнопка на пульте распахнула ворота, и перед глазами вырос новый двухэтажный дом, окруженный садом и цветами. Первая реакция — замешательство, которое мгновенно сменилось на простую радость за полешуков: оказывается, можно так жить и на нашей земле! Причем зарабатывая честным трудом. Это первое, что удивило меня во время командировки в район, на этот остров сокровищ. Дальше — больше, и в результате одни сутки, проведенные на Столинщине, в корне изменили представление о фермерах как об обычных деревенских людях, «ковыряющихся на грядках».

— Родители с детства приучали к работе. Мы трудимся с утра до ночи, — рассказывает за ужином Татьяна. — Правда, я сейчас меньше бываю в хозяйстве, чем муж: сынишке только полтора годика, требует внимания. Но дел даже больше: и по дому успевать надо, и 40 соток приусадебного участка обработать, и за малышом присмотреть, да еще на работу сходить — самый сезон сейчас. Но не жалею, что так жизнь сложилась, как и о том, что не уехала в город из родной деревни, хотя была возможность. Наоборот, благодарна родителям за то, что ни в чем не нуждаюсь даже в наше непростое время. У меня и моей семьи крепкий тыл — своим трудом на земле мы всегда заработаем на жизнь.

А там, где шапка упала, бурачков посею!

Иван Васильевич приехал за мной на следующий день в семь утра, и мы отправились на экскурсию по хозяйству. Началась она, кстати, с поисков солярки — по пути на недавно выделенный Грибу участок земли, расположенный в 85 километрах от Ольшан. В результате там и заправились — из одной бочки с сельхозтехникой фермера, работающей в поле. На АЗС топлива не было, кроме как на столинской «Белоруснефти», где стояли в очереди за горючим десятка два машин…

Почти триста гектаров, которые Иван Васильевич получил в пользование этой весной к тем ста сорока, что уже были, совсем недавно плотно укрывали хмызняки, лес, дикорастущие кустарники. Сейчас часть территории — ровное, как стол, поле с капустой, еще несколько клеток заняты молодыми яблонями. Есть и целина, которую надо раскорчевать и сделать из нее пашню. Кстати, все работы по превращению леса в поле — уборка растительности, мелиорация — дело рук фермерских механизаторов. Гриб помощи ждать не привык: зачем, если есть средства, люди и техника? А это все ведь не с неба упало на голову фермеру, как и другим его коллегам. Значит, настоящий хозяин, душой болеющий за дело. И слова «рентабельность», «прибыль», «эффективность» ему не чужды, хотя нет у Гриба и у других столинских фермеров дипломов сельхозакадемии, но есть бесценный опыт кропотливого труда.

— На первый взгляд кажется, что работа у нас сезонная, но это не так, — говорит фермер. — Зимой жить тоже надо и нам, и нашим работникам, которых постоянных — около 60 и сезонных — под две сотни. Механизаторы получают в среднем по два миллиона рублей. Кто меньше работает, по полтора. «Дневка» у нас — 40—50 тысяч. У некоторых — 30—35. Все зависит от объема выполненных работ: сколько наработал — столько получи. Поэтому трудимся круглый год. Допустим, идет весна: сажаем в феврале рассаду огурцов и ранней капусты. Когда немного подрастает, пересаживаем в большие теплицы, и уже крепкую, хорошую рассаду высаживаем в поле. Одновременно кипит работа на питомниках. В конце апреля собираем первый урожай огурцов закрытого грунта — пошли деньги. В июне уже продаем раннюю капусту. Вслед за ней собираем и реализуем ранние яблоки. С приходом осени дают деньги питомники — налету разбирают саженцы, очередь стоит! — с неподдельным запалом сообщает Гриб. — Потом яблоки опять аж до января берут у нас, капусту в Минск везем фурами! В январе открываем холодильные камеры — и всю зиму, и весной есть копейка! Но деньги из оборота не изымаю, а вкладываю в развитие хозяйства — покупаю посадочный материал, например. Голубику начал выращивать, сады закладываю, питомники расширяю. И знаете, земли уже не хватает! Ведь саженцы-то хочется не только продавать, но и сад посадить. Честно говоря, и не представлял раньше, насколько выгодное дело — садоводство! Огурцы уже даже не интересно выращивать, — шутит Иван Васильевич.

Не интересно, но прибыльно, поэтому будут столинские огурцы на прилавках. К примеру, в разгар сезона на оптовом рынке КФХ «Бродок», где продают весь ольшанский урожай, включая фермерский, «купцы» оставляют в день по миллиону долларов США! Правда, товар увозят фурами по 20 тонн в Москву, Санк-Петербург. И так по тысяче тонн в сутки. Туда же едут и капуста, и другие овощи, к сожалению. Почему? Потому что граждане кавказской национальности платят наличными, не отходя от кассы — сто процентов вперед, не растягивая процесс на месяцы. А фермер — не СПК. Он руководствуется законами рынка и продает тому и за столько, кому и за сколько выгоднее. Да и расторопностью, коммуникабельностью не отличается отечественная система торговли: нет того тесного партнерского контакта у нее с частником, который обеспечил бы нас, белорусов, отечественной ранней капустой, которая и без того на столичной овощной базе вся столинская.

Что касается затрат, то свести к минимуму самые серьезные помогают местные виды топлива — в частности, дрова. Это одна из важных составляющих экономической эффективности производства ранних овощей.

2+2=5

Так зацветет ли Столинщина садами? Уже! Только у Грибов — Ивана и Михаила — свыше 200 гектаров садов и питомников. А всего у столинских фермеров, по данным райсельхозпрода (на 01.01.2010 г.),  270 гектаров в цвету по весне. Но теперь уже чуть больше — ольшанцам угодий добавили.

— Когда посадил первые яблони, на второй год уже собирал урожай, — не без гордости говорит Иван Васильевич. — На четвертый год, прошлой осенью, сад мой дал почти 70 тонн яблок с гектара! (40—45 тонн — лучший показатель по РБ среди сельхозпредприятий. — Прим. авт.). Дело все в густой посадке карликовых: 2600 штук саженцев на гектар. С каждого деревца — 30-килограммовый ящик. Когда с братом саженцы у поляков покупали, думали, надуть нас хотят рекомендациями типа «сажать погуще», — уже сам над собой подшучивает фермер. — А как стали применять советы, как собрали урожай, диву дались! Потом начали подробнее изучать плодоводство, ездить за границу за опытом, к себе приглашать специалистов, глаза открылись: мы же все наоборот делали!

Кстати, заморские саженцы для ольшанцев в прошлом, завозят их разве что для разведения новых сортов. А так сами растят отличный, здоровый посадочный материал, который закупают у них для закладки садов не только фермеры помельче и население, но и сельхозпредприятия республики. Растущие в геометрической прогрессии объемы впечатляют: фермерским хозяйством «Ольшаны» продано 58600 штук в 2009-м, 132000 — в 2010-м. Для реализации грядущей осенью посажено полмиллиона штук саженцев, а на будущий год заложено 1,2 миллиона! «Бродок», с учетом только года работы, на 2012-й готовит сразу 600 тысяч молодых деревьев для посадки сада. Нехитрая арифметика подсказывает: все эти груши, сливы, а преимущественно яблони даже при густой посадке (а только так и надо) в следующем году займут почти 700 гектаров площадей! Это фактически все земли, что есть в распоряжении у КФХ района — и пригодные, и непригодные для садоводства.

Статистика за 2010 год гласит: у фермеров района — 1017 гектаров земель, 735 из которых — сельхозугодья (462 — пашня, 270 — под садами, три гектара потеряли); посевная площадь сельхозорганизаций — 47,8 тысячи гектаров, из которых только 2 процента — 956 гектаров — заняты овощами открытого и закрытого грунта (под садами гектары посчитать забыли). То есть угодья 29 фермеров в общем и целом — это те же 2 процента с небольшим хвостом от владений АПК. При этом, если уж по справедливости, пашня КФХ, где произрастают не только огурцы с капустой, но и картофель, например, — и вовсе одна сотая часть! Или половина площадей с соответствующими посадками сельхозпредприятий. Однако же на долю фермеров в прошлом году пришлось почти 15 тысяч тонн овощей открытого и закрытого грунта из 20 тысяч всех, выращенных в районе. Выходит, эффект одного фермерского «овощного» гектара в шесть раз (!) больше колхозного: 325 центнеров против 52. Без учета картофеля, который в отчетах АПК идет отдельной строкой. Правда, есть оговорка: кругом болота и специализация не та. Но подробнее об этой занимательной арифметике — в следующий раз…

Наталья ЕРЕМИЧ, «БН»

(Продолжение следует.)

К слову, «вирус» этот уже распространяется и на приграничный Житковичский район. Но все же в широких масштабах овощным бизнесом занимаются фермеры. Самые крупные живут и трудятся в огуречной столице — деревне Ольшаны. Это одноименное фермерское хозяйство и КФХ «Бродок», гектары которых и кормят нас огурцами. Во главе «Ольшан» — Иван ГРИБ, человек от земли, один из тех полешуков, которые когда-то первыми укрыли свои сотки пленкой. Второе хозяйство принадлежит его брату — Михаилу Васильевичу. Разделились они в прошлом году, а начинали работать вместе. На земле трудятся и их семьи.

Хозяйства развиваются и процветают. В ассортименте у предприимчивых земледельцев, кроме «столинского бренда», — капуста, лук, томаты, морковь, свекла. На очереди у ольшанцев — плодоводство, процесс развития которого уже начался: посажены гектары садов, заложены питомники и маточники, подрастают саженцы.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости