Феномен Петренко

До съемок на "Беларусьфильме" Алексей Петренко готовился уйти в монахи

За полтора месяца до открытия кинофестиваль «Золотой Витязь», который в этот раз пройдет в Севастополе, объявил программу. Из 300 фильмов, предложенных кинематографистами 29 стран, организаторы выбрали 130, максимально соответствующих девизу кинофорума «За нравственные идеалы, за возвышение души человека». Вне конкурса запланирован ретроспективный показ картин Виктора Турова и фильмов с участием Алексея Петренко — в том числе тех, которые снимались на нашей киностудии. В эти дни Алексея Петренко персональной ретроспективой вспоминает также Музей истории белорусского кино: актер был нередким гостем на «Беларусьфильме» и всегда использовал возможность приехать в Минск, где жил его друг Михаил Пташук.


Их дружба началась с ленты «Наш бронепоезд». Снять такого выразительного актера в своей картине Пташук мечтал давно, еще до «Агонии» Элема Климова, фильма, более 10 лет пролежавшего на полке и сделавшего Петренко одним из самых востребованных героев перестроечного кино. Говорят, сниматься у Пташука он согласился только после того, как ему пообещали путевку в белорусский санаторий, что сомнительно: этот актер был не из тех, кто жалуется на здоровье и посвящает в свои проблемы чужих. В действительности от многочисленных режиссерских приглашений Алексей Петренко отказывался лишь по причине чрезмерной требовательности к себе. Как вспоминают родные, из каждой сотни предложений о съемках он выбраковывал не менее 98. В 1980–е даже хотел уйти из профессии, собирался стать монахом, учил церковнославянский язык. Передумать заставили несколько сценариев, один из которых передал Михаил Пташук.

Как рассказывала Лилия Пташук, вдова режиссера, на этот проект актер согласился неожиданно быстро. Несколько лет спустя он сыграл двойника Сталина в фильме Пташука «Кооператив «Политбюро», в роли генерала Егорова появился в картине «В августе 44–го...». А через два года после трагической гибели друга вспоминал его в книге, вышедшей в серии «ЖЗЛ Беларуси»...

Мемуары о встречах с удивительными людьми, к которым причислял и Михаила Пташука, Алексей Петренко рассчитывал закончить к грядущему 80–летию. О себе говорил неохотно — больше о других. Ко всем своим ролям относился критически, смущался, когда его превозносили и называли великим, хотя мало кому выпадает такая завидная актерская судьба. Кстати, эту судьбу ему предсказал сам Вольф Мессинг. Увидев Петренко в роли Свидригайлова на сцене театра имени Ленсовета, Элем Климов решил, что такой вполне сможет сыграть Григория Распутина как нужно —– персонажем одновременно фольклорным и документальным. Однако накануне съемок «Агонии» усомнился, хватит ли молодому актеру харизмы. И пригласил Вольфа Мессинга, чтобы развеять сомнения. Позже Алексей Петренко вспоминал, что во время их встречи он больше молчал, а говорил Мессинг — о себе, своих встречах со Сталиным. Не исключено, что отчасти благодаря тем разговорам Петренко так убедительно перевоплощался в «вождя народов», на которого не походил ни ростом, ни характером. На память о той встрече у него осталась фотография с автографом Мессинга и надписью на русском и латыни: «Дорогой Алексей, у вас все будет хорошо. Я, Вольф Мессинг, мысленно всегда с вами». Эту фотографию он хранил как талисман. И уже несколько поблекшую показывал коллегам по съемочной площадке, когда приехал на «Беларусьфильм» по приглашению Владимира Краснопольского, работавшего здесь над сериалом «Вольф Мессинг: видевший сквозь время».

«Агония».

Художник проекта Иван Роготень вспоминает, что на общих планах Алексея Петренко снимали сидящим, чтобы скрыть его рост, подходивший Петру I, но никак не Сталину, которого он играл:

— Однако центром любой сцены он становился не из–за роста. Петренко действительно был могучий актер, актерище! К сожалению, к тому времени его уже не так часто приглашали в кино. Отчасти, видимо, из–за возраста. Отчасти из–за того, что актеров ему под стать стало гораздо меньше. Было видно, как он рад снова быть в кадре. На площадке Алексей Петренко появился с уже подготовленной ролью, отснялся со считанных дублей. А после вслед за Краснопольским рассказывал анекдоты, чтобы поднять настроение группе.

Юрий Елхов, стоявший за камерой во время съемок картины «Наш бронепоезд», запомнил Петренко совершенно другим:

— Сразу Алексей Васильевич показался мне довольно суровым человеком. Но как же он раскрывался на площадке: фонтан, стихия! Петренко включался в роль — и его несло. Обычно Михаил Пташук четко руководил актерами, продумав заранее образ для каждого. Но тут только наблюдал. И тогда, и позже.

Во время съемок одного из эпизодов фильма «Кооператив «Политбюро» Алексей Петренко в костюме Сталина выходил на сцену Гродненского театра, и зал приветствовал его аплодисментами. В качестве статистов пригласили местных ветеранов. Аплодисменты стихли только через полчаса — так впечатлены были его образом люди в зале. Как заметил один из кинокритиков, «ему везло на исторических персонажей, а им — на Петренко». Казалось, этот актер действительно мог сыграть кого угодно даже без грима. Зрители это ценили и демонстрировали порой очень наглядно — несколько лет назад, например, рабочие Горьковского автозавода, узнав, что Петренко всю жизнь ездит на метро, подарили своему кумиру новенькую «Волгу». Чтобы не обидеть людей, подарок он принял, но при первой возможности передарил. До конца жизни Алексей Петренко оставался скромным и непритязательным.

«В августе 44–го...».

— Я знал, что он глубоко верующий человек, время от времени уходит в монастырь, включается в братию и живет по монастырским уставам, — вспоминает Юрий Елхов. — Это только кажется, что монастырь остается в стороне от бурных современных событий. Напротив, там это чувствуется еще острее. Когда в начале 2000–х я задумал снимать фильм о священниках, незаслуженно пострадавших в годы войны, в главной роли видел только Петренко. Алексей Васильевич прочел сценарий и с удовольствием согласился поддержать мой проект. Но съемки картины отложили на неопределенный срок. Узнав об этом, Петренко очень огорчился, ждал, когда мы снова сможем вернуться к съемкам...

У Алексея Петренко осталось немало незавершенных дел, неснятых фильмов. И все–таки он о многом успел сказать. Мудро и без суеты, отразив события прежних эпох так точно, будто был их очевидцем.

cultura@sb.by

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?