Феликс Дзержинский вернулся в ракете

"СГ" приняла участие в семинаре руководителей и специалистов сельхозпредприятий и организаций Беларуси в Германии и Польше

Уникальная община Пиннов под Берлином дает хороший урок внедрения новых рыночных идей и сохранения архитектурно-бытового наследия


КОГДА светит солнце, значит, ангелы путешествуют. Так говорят немцы. Солнце в то утро светило особенно ярко, слегка поднимая градус за окном нашего комфортабельного автобуса. Не совсем типичный для Германии мороз держался в начале дня на отметке десять градусов, и эта «немецкая катастрофа» нам казалась почти курортной после родных и недавних двадцати семи. Но про ангелов заместитель председателя Белорусского крестьянского совета Леонид Матусевич сказал вовремя: мы ехали в гости к удивительным сельским людям, которые так много сделали созидательного в некогда гэдээровских деревнях. В маршруте учебы-семинара руководителей и специалистов сельхозпредприятий Беларуси сразу после «Зеленой недели» значилось: «Община Пиннов. Создание новых рабочих мест в сельской местности». Ну, разве не ангелы эти люди, если они заботятся о других, причем не всегда благополучных и устроенных земляках! Так, собственно, и оказалось…

Белорусские участники семинара-учебы в музее общины Пиннов

КРОМЕ слова «Пиннов» (это название деревни), наиболее часто, пожалуй, на протяжении интересной экскурсии руководитель общины Детлеф Краузе упоминал перестройку. Вот так здесь было до перестройки, а вот так стало после… Действительно, разительные перемены.
После перестройки — это значит после объединения Германии. Как известно, процесс адаптации восточных немцев к западным реалиям проходил достаточно долго и подчас болезненно. В том числе и на сельских территориях. Именно в такой водоворот перемен попали и здешние деревни земли Бранденбург, расположенные примерно в 150 километрах восточнее Берлина. Когда-то земли вокруг деревни Пиннов принадлежали ганноверскому купцу, он-то и отстроил на них поместья. После победного 45-го здесь занимались сельским хозяйством. Более того, недалеко от Пиннов в те же годы обосновалась военная часть Группы советских войск в Германии, а еще спустя время в секретной обстановке стали выпускать боевые ракеты разного калибра и предназначения. Это был единственный подобный завод, который Советский Союз разместил в Восточной Европе.

Надо ли говорить о том, что после разрушения Берлинской стены ничего этого — ни в сельском хозяйстве, ни в военном деле — не стало в одночасье. И вот тогда и возникла в Пиннов община — своеобразный орган самоуправления сельскими территориями. Ей-то и предстояло многое восстановить из пепла перестройки и руин забвения. Как и на чьи деньги?

Руководитель общины Детлеф КРАУЗЕ.

Бессменный руководитель общины господин Краузе, похоже, знает все секреты и перспективы развития сельских территорий. Все полдня экскурсии, включая и вкусный дружеский обед, мы не могли избавиться от мысли о том, как не хватает порой в наших деревнях и сельсоветах подобных инициативных и предприимчивых лидеров. И прежде всего, конечно, не хватает самих средств, которые в Евросоюзе сельчанам достаются как-то легче. Но о главном — по порядку.

Белорусские участники семинара знакомятся с объектами общины.

ЗАБРОШЕННЫЕ бывшие поместья ганноверского купца в земле Бранденбург община выкупила за 10 миллионов евро, причем 80 процентов ей на это выделил Брюссель. Под что? Под конкретную, хорошо продуманную и просчитанную программу развития и ликвидации безработицы. На эти деньги в разрушенном поместье и сараях, где когда-то хранили солому, община оборудовала теплые, обустроенные в бытовом отношении залы, где можно устраивать торжества, жилые комнаты, мельницу, кузницу, музей, детский садик и другие полезные территории. Большие восстановительные объемы давали возможность окрестному люду, и прежде всего женщинам, заработать, кормить свои семьи, отчего они были счастливы.

 Деревня Пиннов.

Дело в том, что в начале 90-х ситуация в Германии была схожа с нашей: молодежь покидала деревню и уезжала за длинным рублем в город. Рабочих рук в провинции не хватало, а пожилые люди не могли на свои доходы содержать это жилье. Затем все поменялось в обратную сторону: дети стали возвращаться в родительские дома, обустраивать их на современный лад, «сплавляя» старшее поколение в общинный сектор проживания. Словом, чисто немецкий, исключительно прагматичный и, главное, всех устраивающий вариант. На этих стадиях и пригодились незаменимые социальные проекты общины.

Заместитель председателя Белорусского крестьянского
совета Леонид МАТУСЕВИЧ убедился лично: Феликс на месте.

— Зачем Евросоюзу вкладывать в вас деньги, причем безвозмездно? Пользовались ли вы кредитами банков и окупились ли все вложения? — спросил я у Детлефа Краузе.

— Кредиты люди берут лишь на строительство собственного жилья. ЕС же дает деньги под программы сельских территорий. Мы рассчитали проект на 10 лет, причем с условием не только развития, но и сохранения построек прошлого. Средства выделяли тем, кто жил ниже среднего уровня, в то время в ГДР был именно такой уровень жизни по западным понятиям. К тому же имейте в виду: не так просто взять миллионы евро у Евросоюза, нужны серьезные намерения и такая же отчетность.

Руководители белорусских хозяйств осматривают вооружение музея.

Кроме стоящей идеи восстановления и нового использования построек прошлого, община выдвинула и еще целый ряд гуманитарных проектов. В частности, под программу «Сотрудничество» она создала на деньги госинвестора немецко-польский детсад — с преподавателями из Польши и ФРГ, классами, 40 спальными местами. Изучают оба языка маленькие граждане двух государств. Понятное дело, что трудно здесь, как, впрочем, и в других подобных проектах, рассчитывать на конкретную прибыль, а косвенная окупаемость более чем очевидна: дети успешно поступают в престижные университеты Щетина и Берлина. И самое главное — они, отрываясь от компьютеров, на мельнице видят процесс выпечки хлеба, на кузнице — ковки металла, на бывшей пилораме — возможности парового котла, в музее народного быта — условия жизни и труда своих предков. 

Экспозиция раритетных почвообрабатывающих агрегатов немецких крестьян.

Есть в общине и, если называть по-нашему, общежития, то есть комнаты с удобствами для проживания малоимущих сельчан. Опять же — европейская спецпрограмма для людей с низким достатком. Это либо старики, которые оставили свои дома детям, либо лица без определенного места жительства (бомжи), которым господин Краузе просто обязан предоставить крышу, если они обратятся за этим к нему. Вот ведь как, а мы думали, что в богатой Германии нет бедных людей. Оказывается, есть.

— 20 процентов подпадает под эту категорию, — пояснил руководитель общины. — Насколько они бедны и какова у них пенсия? От 300 евро, денег порой не хватает на оплату квартиры и на еду.

Мельница общины.

РАЗУМЕЕТСЯ, в общине люди находят не только приют, но и возможность заработать. Очень много здесь направлений, где можно приложить руки. Открыто много разных, простых и сложных, производств, от площадок для хранения мусора и химотходов до собственной добровольной пожарной дружины, заправки ГСМ, коммунальной службы, железнодорожной платформы и складов. Еще один очень эффективный вектор — сдача площадей в аренду. Чего тут только нет: цех металлообработки, фирма по выпуску отопительных систем, завод по изготовлению конструкций мостов, ремонту локомотивов, целый комплекс солнечных батарей и ветряков… Под некоторые проекты руководство общины продолжает упорно искать инвесторов. Словом, развиваются сельские территории, работают и зарабатывают. На той же «Зеленой неделе» за участие в проекте «Будущее деревни» община получила две серебряные медали, Евросоюз поощрил еще и премией за хорошее состояние деревень.

— Мы все стараемся сохранить, все держать в уме — если не на сегодня, то на будущее, — комментирует Краузе. — Есть люди, которые заточены только на новые идеи. Мы же сочетаем новое и старое.

Ваш покорный слуга у некогда мощной советской военной техники.

Вот еще один наглядный пример убедительности его слов. Я уже упоминал советский ракетный завод. Когда-то на нем работало 1,5 тысячи человек. Это был секретный военный объект со всей соответствующей инфраструктурой. Потом его продали какому-то предпринимателю, который очень скрупулезно занялся изучением не зданий — ракет… В конце концов оставшиеся в живых «руины» ракетного завода за миллион евро выкупила община Пиннов. С 60 еще действующими рабочими местами. Инвестировали в восстановление 6 миллионов евро, 94 процента из которых компенсировал Евросоюз. Сегодня здесь 600 рабочих мест с разными производствами, формами собственности и аренды. И уникальный для этих мест музей советских ракет, другой раритетной техники и оборудования стран Варшавского договора, есть даже оригинальная часть Берлинской стены.

Одна из стоявших здесь советских воинских частей носила имя Дзержинского. Когда воины-освободители вернулись на родину, ракеты, оборудование и бюст великому Феликсу остались в расположении. Говорят, сотрудники завернули бюст во флаг ГДР, «посадили» в ракету и отправили на уничтожение. И только по просьбе руководства общины во время воссоздания в лабораториях и казармах завода музея знамя, бюст и ракеты вернули в качестве экспонатов. Правда, советские ракеты привезли на место своей вечной, надо полагать, дислокации уже пустыми и без боевого заряда…


Минск — Берлин — Познань — Дольск — Варшава — Минск

Фото автора

P. S. Учеба-семинар руководителей и специалистов сельхозпредприятий и организаций Беларуси в Германии и Польше на тему «Европейские стандарты в  сельском хозяйстве» организован Белорусским крестьянским советом при поддержке Минсельхозпрода, рай- и облисполкомов, а также Крестьянского союза земли Бранденбург Германии.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости