Федор Сурганов требовал от журналистов показывать генеральный курс на повышение эффективности

СКОРО выйдет в свет 20-тысячный номер «Белнивы». А как отмечали выход номера - «десятитысячника» наши коллеги? Заглянем на страницы «Сельской газеты» семидесятых годов прошлого века…

Листая подшивку ушедшей эпохи...

СКОРО выйдет в свет 20-тысячный номер «Белнивы». А как отмечали выход номера - «десятитысячника» наши коллеги? Заглянем на страницы «Сельской газеты» семидесятых годов прошлого века…

Пахать надо всегда

Итак, номер за 28 августа 1975-го. В нем преобладает будничность извечных крестьянских хлопот. Открывается «десятитысячник» традиционной подборкой «Озимому полю — высокую агротехнику». С неизменной «Доской почета», на которой — фамилии передовиков, добившихся к 27 августа на севе озимых лучших результатов.

Первые строки на «Доске…» такие: «М. И. Куденков — тракторист, М. П. Кабушев — сеяльщик совхоза имени Суворова Дубровенского района. На тракторе МТЗ-50 сеялкой СЗУ-3,6 посеяли озимые культуры на площади 120 гектаров, в том числе за последний день — 20 гектаров». Чуть дальше, по сводке, находим информацию еще об одном дуэте передовых тружеников в составе Н. Е. Гончарова и М. Ф. Леванькова, трактористов совхоза «Тимоново» Климовичского района. Любопытно, что на тогдашнем «аналоге» нынешних энергонасыщенных тракторов — К-700 — эти сельские трудяги вспахали 700 гектаров! А за последний на тот момент день — «перевернули» ни много ни мало 46 гектаров пахоты!

В редакционной статье по случаю выхода юбилейного номера, озаглавленной «10000 встреч», находим и такие строки:

«Дорогие читатели! 10000 раз наша газета встречалась с вами, приходила в ваши дома в качестве собеседника, информатора, доброго советчика, пропагандиста марксистско-ленинских идей…»

За «плевелами» – мощное зерно!

Сколько ни расспрашивала уважаемых ветеранов родной газеты, а никто так и не смог «выдать рецепт», так сказать, сохранения журналистики в эпоху, когда аббревиатура «СМИ» непременно «дополнялась» буквой «П» — «средства массовой информации и пропаганды». Однако коллеги, делавшие «Сельскую…» тогда, четко понимали: «сила газеты — в ее тесной и неразрывной связи с трудящимися». И даже в той же передовице называли этот принцип «главным в деятельности редакционного коллектива». Думается, вполне имели право так заявить, поскольку ежегодно «Сельская газета» получала от своих селькоров и читателей свыше 30 тысяч (!) писем.

В редакционной передовице «10000 встреч» читаю:  «Письма селькоров и читателей — неисчерпаемый источник новых интересных тем, передового опыта. Они помогают газете активнее бороться за внедрение в сельское производство нашей республики всего нового, прогрессивного…» Главным для себя сразу в «последесятитысячный» период «Сельская газета» видела «достойную встречу XXV съезда КПСС». Центральным героем материалов должен был стать «ударник пятилетки». Передовик, да непростой! А «отдающий все свои силы, опыт, знания важнейшему делу — всемерной интенсификации сельхозпроизводства, его комплексной механизации и автоматизации, повышению экономической эффективности земледелия и животноводства, развертыванию научно-технической революции на селе…»

Родина помнила

Родина не забыла тех, кто усердно пахал аграрную газетную ниву! К выходу своего 10-тысячного номера «Сельская газета» награждена Почетной грамотой Верховного Совета БССР. Указ об этом, датированный 25 августа 1975-го, тоже был опубликован спустя два дня. Отдельным же указом по этому случаю редактор Андрей Колос и заведующий отделом Александр Тильков удостоены звания «заслуженный работник культуры Белорусской ССР». А ряд товарищей, как тогда говорили, получили персонально либо Почетную грамоту, либо Грамоту Верховного Совета БССР. Светлана Климентенко, Инесса Мицкевич, Яков Миско, Николай Садов, Альберт Стряпчий, Николай Хотько, Алексей Яковлев — сплошь знаковые имена в истории белорусской крестьянской газеты! — стали обладателями Почетной грамоты. Степан Бородовский, Абрам Глезер, Александр Градюшко, Зоя Здановская, Владимир Кияшко награждены Грамотами Верховного Совета Белорусской ССР…

Столь высоко были оценены и внештатники. С их помощью  обеспечивался приток регулярной, свежей, проблемной информации с мест — наши коллеги шли от жизни сельской, а сельчанин сам как бы «делал» свою газету!

«Волнующая летопись»

Газета за 6 сентября  поместила приветствие, в котором ЦК КПБ поздравляет коллектив редакции и авторский актив «Сельской газеты» с выходом 10-тысячного номера.

За день до этого на торжественном собрании, посвященном юбилею, выступил  Председатель Президиума Верховного Совета БССР Федор Сурганов. «Десять тысяч вышедших в свет номеров газеты — это волнующая летопись, в которой ярко и убедительно отражены замечательные достижения нашей партии и народа в осуществлении ленинской аграрной политики, — сказал на собрании Федор Сурганов. — Страницы этой своеобразной летописи, созданной усилиями нескольких поколений журналистов и сельских корреспондентов, представляют собой впечатляющую историческую панораму грандиозных социально-экономических преобразований белорусской деревни за годы Советской власти…»  Оратор  поставил задачу для газеты — не почивать на лаврах: «Сельская газета» может и должна глубже, квалифицированнее, предметнее показывать, как осуществляется генеральный курс партии на неуклонное повышение эффективности сельского хозяйства». (Замечу, эта задача — поднимать эффективность хозяйствования — и для АПК современной Беларуси, и для «Белорусской нивы» сегодня остается актуальной!)

Выступал на том собрании и главный редактор  «Сельской газеты»  Андрей Колос. Что он говорил? Увы, подробностей не сохранилось. Несколько лет назад Андрея Даниловича не стало. Но я знаю, чего точно не говорил редактор «Сельской газеты» 5 сентября 1975-го. О том, что… оставалось «за кадром», но было непременным «трудным крестом» любого главного редактора в те времена. Помню, когда получила задание подготовить материал к 80-летию «БН» — сделать своеобразный собирательный портрет главного редактора газеты, — поинтересовалась у Колоса как раз о неформальном: какими были самые трудные решения в его редакторской жизни? С непередаваемым юморком, живо, сочно, образно собеседник поведал несколько ярких эпизодов. А потом вдруг поразил меня, тогда еще совсем молоденькую журналистку, редкой откровенностью:

— Знаете, а ведь самое трудное, страшное даже было — не решения принимать. А ждать… Приходить утром, садиться за редакторский стол и с тревогой, а то и с легкой паникой посматривать на телефон-«вертушку». Когда знаешь, что накануне подписал слишком резкий материал, — жди нагоняя из ЦК, а то и больших бед на свою голову. Но такова участь главного редактора...

Будет и «тридцатитысячник»!

Поймала себя на мысли: все мы, маститые и не очень, способные и гениальные, новостники и аналитики — лишь временные и личностные «вкрапления» в судьбе нашей замечательной газеты. И старших товарищей, и нас объединяет одно — стремление оставаться верными избранной профессии и белорусской деревне... Главное, что должны оставить после себя, — шанс для продолжения истории «сельчанки». Теперь вот нашему поколению выпало готовиться к номеру-«двадцатитысячнику» уже «Белорусской нивы». Уверена, будет и 30-тысячный номер! Без нас, но, возможно, кто-то вот так же вернется мысленно и к нашим скромным сегодняшним трудам...

Инна ГАРМЕЛЬ, редактор отдела писем «Белорусской нивы»

Фото из личного архива Альберта СТРЯПЧЕГО

 

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?