Факты не подтвердились. Но меры будут приняты

Жалоба была адресована сразу в несколько организаций, в том числе и в «Белорусскую ниву». Суть ее в том, что (цитирую) «в связи с реорганизацией совхозов «Рубеж» и «Круча» люди остались не у дел, нет работы... Нужно все возвратить на прежние места». Сообщалось также о том, что развалилась птицефабрика, простаивает молокозавод. Под письмом стояло два десятка неразборчивых подписей. А на конверте — подробный адрес: г. п. Круглое, ул. Советская, 15. Иванова Зинаида Сергеевна.

Проверка жалобы в редакцию «БН», подписанной вымышленными именами, вскрыла неожиданные житейские проблемы.

Жалоба была адресована сразу в несколько организаций, в том числе и в «Белорусскую ниву». Суть ее в том, что (цитирую) «в связи с реорганизацией совхозов «Рубеж» и «Круча» люди остались не у дел, нет работы... Нужно все возвратить на прежние места». Сообщалось также о том, что развалилась птицефабрика, простаивает молокозавод. Под письмом стояло два десятка неразборчивых подписей. А на конверте — подробный адрес: г. п. Круглое, ул. Советская, 15. Иванова Зинаида Сергеевна.

— Мы уже тщательно проверили все факты, — рассказал корреспонденту «БН» начальник управления сельского хозяйства и продовольствия Круглянского райисполкома Александр Бутарев. — Автора письма Зинаиды Сергеевны Ивановой нет ни в районе, ни в городе. А на улице Советской, 15, где она якобы проживает, расположен не жилой дом, а производственное здание.

Подтверждаются лишь два факта: то, что птицефабрика развалилась и молокозавод не работает. Проблемы занятости в районе нет: кто хочет работать, тот работает. Вакантные места есть.

Эту же мысль начальник райсельхозпрода повторил и во время встречи с жителями деревни Ракушево.

Что касается птицефабрики, сказал Александр Михайлович, то она прекратила свое существование еще в первые годы перестройки, когда проходило укрупнение убыточных предприятий. И реанимировать ее сейчас нет смысла. С молокозаводом та же история. Он мог перерабатывать только 100 тонн молока в сутки, а потому и нерентабелен. Нужны ежедневные валовые надои до 200 тонн. На следующий год запланировано строительство крупного животноводческого комплекса. С вводом его в строй появится не менее 20 новых рабочих мест.

— Кому сегодня нужна работа? — обратился к собравшимся в зале начальник райсельхозпрода. — В вашем хозяйстве, я знаю, есть рабочие места.

Никто не поднял руку.

— Мы не для того сюда собрались, чтобы анонимки рассматривать, — наперебой заговорили женщины. — Работы всем хватает. Нас волнуют другие проблемы: почему в нашей деревне не строятся новые дома, почему  автобусной остановке нет навеса и школьники мокнут под дождем? Водонапорная башня плохо работает, вода ржавая...

— Эти вопросы вы поднимали на выездных приемах руководства района? — поинтересовался Александр Бутарев.

— Приемы проходят в конторе хозяйства, а к нам в Ракушево начальство не приезжает.

— Понял! — подытожил внезапно возникшую дискуссию начальник райсельхозпрода. — Один раз в месяц у вас будут проходить приемы. Это я вам обещаю. Предварительно можете задавать вопросы руководству района по почте или на телефон «горячей» линии.

— Приведем в порядок остановку, наладим автобусное сообщение, разберемся с башней, — пообещал Александр Михайлович. — Что касается новых домов, то мы ведем компактное строительство в агрогородках. Кто хочет — переселяйтесь туда. А кто остается жить здесь, но дом требует ремонта, — специалисты его обследуют, и при необходимости окажем помощь.

Ответами люди остались довольны. И даже рады тому, что какой-то аноним «вытянул» из кабинетов начальников разных служб и разных уровней (из района и области) и «организовал» в общем-то полезную для жителей отдаленной деревни встречу. Начальство в итоге знает о проблемах, которые сами по себе не решились бы в обделенной вниманием деревушке. Теперь, думаю, с повестки дня они будут сняты.

В деревне Круча, которая находится от Ракушево примерно в 16 километрах, по мелочам люди не говорили. Их интересовал в основном один вопрос: что будет с животноводческой фермой? Ходят слухи, что ее вот-вот снесут, и как бы им не остаться без работы.

— Ферма находится в пойме реки Осливка, — пояснил начальник райсельхозпрода. — Экологи требуют ее снести — стоками загрязняется вода. Мы понимаем, что сносить старое здание придется. Построим новую, современную ферму. Появятся вакантные должности. Так что без работы никто не останется.

— Помогите отремонтировать крышу, — послышался голос из зала.

— Чем обрезать копыта у коровы? У ветврача нет ножниц...

— Как добраться до конторы? Автобус туда не ходит, а мне нужна справка...

Александр Бутарев тут же дал указание, кому какие вопросы надо решить.

После собрания председатель Кручанского сельсовета Анатолий Токарев рассказал:

— Проблемы безработицы у нас нет. Зато есть проблема тунеядства. Некоторые молодые люди потеряли всякую совесть — живут за счет родителей, пьянствуют, работать не хотят. И ничего с ними не поделаешь. Спросил недавно одного: «Ты почему не работаешь?» А он в ответ: «Не твое дело... Хочу — работаю, хочу — гуляю».

Возможно, именно таких «безработных» имел в виду автор анонимного, по сути, письма в редакцию. Потому что все остальные факты, изложенные им и подписанные вымышленными именами, тоже вымысел. Конечно, в отдаленных деревнях есть житейские проблемы, а где их нет? Да, местная власть не всегда знает о всех нуждах таких населенных пунктов. Но она, власть, для того и существует, чтобы знать потребности людей и помогать их удовлетворять. И неважно, что послужило толчком для власти — собственная инициатива, сельский сход или анонимка в редакцию.

Главное, чтобы людям стало жить чуточку лучше.

Александр ГРАДЮШКО, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?