Факты и комментарии

Титан Досье "СБ" Белорусские любители спорта со стажем хорошо помнят Леонида Ивановича Жаботинского.
Титан

Досье "СБ"

Белорусские любители спорта со стажем хорошо помнят Леонида Ивановича Жаботинского. Родился Леонид в январе 1938 года в селе Успеновка Краснопольского района Сумской области. Чемпион Олимпийских игр по тяжелой атлетике в супертяжелом весе (Токио-64, Мехико-68), четырехкратный чемпион мира, двукратный чемпион Европы, восьмикратный чемпион СССР, 19-кратный рекордсмен мира.

В 1975 году Жаботинский переехал в Москву, работал тренером сборной Вооруженных Сил. В настоящее время Леонид Жаботинский - проректор Московского института предпринимательства и права.

Почти 10 лет личным тренером Леонида Жаботинского был заслуженный тренер Украины, старший тренер киевского СКА Ефим Айзенштадт, который делится интересными фактами спортивной биографии своего ученика. О Жаботинском на фоне не менее великих тяжелоатлетов Юрия Власова и Василия Алексеева в те годы писали не очень много...

"Юрий Гагарин уговорил служить в Военно-Воздушных Силах"

- Мы работали с Леней бок о бок до самого его ухода из большого спорта, - вспоминает Ефим Самойлович. - А в первый раз я увидел его в 1958 году на первенстве Украины среди юниоров. Леня жил в Харькове, работал на тракторном заводе. Метался между тяжелой атлетикой и легкой. Он ведь был хорошим метателем диска, толкал ядро. Сначала стал мастером спорта именно по легкой атлетике, но победила штанга.

Несмотря на приличный вес, доходивший до 180 килограммов (47-й размер обуви носит), у Лени была прекрасная координация, скорость, быстрая реакция. Помню такой случай. Перед Олимпийскими играми в Мехико мы были на сборах в Алуште. С нами тренировалась хоккейная команда "Спартак". Так вот, Леня - при весе 160 килограммов! - бегал стометровку наравне с известным хоккеистом Вячеславом Старшиновым, поджарым, худощавым. Мы не форсировали подготовку, может, потому-то он и в зрелые годы выступал на высоком уровне, побив около двух десятков (!) мировых рекордов.

После Олимпийских игр-64 в Токио Министерство обороны СССР решило оставить его в армии. Министр обороны маршал Малиновский устроил в Москве прием в честь олимпийцев. Слева от маршала сидел Жаботинский, справа - Юрий Гагарин. Малиновский говорит Лене: "За успешное выступление решено присвоить тебе офицерское звание и оставить в кадрах Вооруженных Сил. Где ты хочешь служить?" Леня призадумался, а сидящий рядом маршал Гречко ему подсказывает: ко мне, мол, просись, в сухопутные войска. Гагарин тут же обращается к Малиновскому: "В летчики бы Леонида". Так вот он и стал служить в Военно-Воздушных Силах.

"Жена Рая

не перенесла грустного вида из окна"

- Режим у Лени был самым обычным: подъем в 8 утра, зарядка, пробежка, - продолжает свой рассказ Ефим Айзенштадт. - Одна из слабостей Лени - утром любил поспать подольше. За часы утренних и вечерних занятий Лене приходилось ежедневно поднимать в общей сложности по 30 - 35 тонн. Но все делалось разумно и планомерно.

Из-за своих нестандартных габаритов Леня и машины предпочитал соответствующие. Как-то в молодости оплошал разок - в начале 60-х сгоряча взял "Запорожец". Малолитражку ему подарил запорожский завод "Коммунар". Учитывая рост и вес тяжелоатлета, мастера усилили подвеску, убрали переднее сиденье в "горбатом" ЗАЗ-965. Машиной Леня управлял, расположившись на заднем сиденье. Уже потом у него появилась "Волга".

В Киеве ЦК КПУ выделил Лене квартиру возле оперного театра. Командующий Киевским военным округом Якубовский предложил ему более просторную квартиру с высокими потолками на Соломенской площади. Приезжает из Запорожья жена Рая, увидела, что окна квартиры выходят на кладбище. "Леня, да ты что, я не буду здесь жить! - возмутилась она. - Вы все время на сборах, я одна с маленьким сыном, рядом кладбище, я боюсь!"

Как-то Жаботинского вызвал первый секретарь ЦК КПУ Петр Шелест. "Ты же понимаешь, что в моем кабинете бывают немногие. Проси, что тебе надо для жизни", - сказал Шелест. "Все у меня есть, - отвечает Леня. - Вот только квартиру дали с видом на кладбище, и жена не хочет там жить".

Буквально через несколько часов мне позвонили домой: "Вас с Леней ожидают на улице Кирова, ему выделяют квартиру в совминовском доме. Там будет Владимир Васильевич Щербицкий". Действительно, прибыл председатель Совмина с целой свитой. "Леонид, видишь дом? - спросил Щербицкий. - Выбирай любую квартиру". "Мне не нужна любая квартира, - отвечает Леня. - Желательно не выше третьего этажа. У меня ж большой вес, а если вдруг лифт сломается, что я буду делать?" - "Ручаюсь, что в этом доме лифт будет работать бесперебойно и днем, и ночью", - заверил Щербицкий. В тот же день в новую квартиру Жаботинского завезли телевизор, холодильник, роскошный гарнитур из красного дерева. В пятницу дом пустел, все разъезжались по дачам. Молодая жена Леонида ждала второго ребенка и очень скучала. А тут ей еще стало плохо, она упала. Обратиться-то за помощью не к кому. После того случая Рая не захотела жить в Киеве и уехала в Запорожье к маме.

"После операции

на почках мой ученик побил еще три мировых рекорда"

- После Олимпиады-68 у Лени стало покалывать в боку, - вспоминает Ефим Самойлович. - Дело дошло до того, что созвали в Москве консилиум у министра здравоохранения Чазова. Пришли к выводу, что ущемлен третий позвонок. Лечили, лечили - все без толку. В Киеве отвезли его в Институт нейрохирургии. Академик обследовал Жаботинского и пришел к выводу, что ущемлен... четвертый позвонок. Под Новый, 1970 год Лене стало плохо, вызвали "скорую". И рядовой врач поставил ему верный диагноз: камень в мочеточнике. Сделали операцию, после которой Жаботинский выиграл еще Кубок СССР и установил три мировых рекорда.

За рекорды ему платили хорошие деньги, но все это держалось в секрете. Размеры вознаграждения варьировались. Важен был не сам рекорд, а чей рекорд ты бьешь. Вот если победишь американца, то получаешь деньги по полной катушке. Ну а если советского атлета, что не так важно, то гораздо меньше. Сколько Леня заработал на своих рекордах? Тысяч 80 рублей наберется. Но держал он их в сбербанке, и все это погорело в свое время.

А знаете, что самое интересное? Леня мало ел! Казалось бы, 175 килограммов, можно есть. Но он никогда, грубо говоря, не обжирался. Любил борщик, кусок мяса. Спрашиваю как-то, что заказать на обед. Икорку там, рыбку... А он отвечает: "Хочу черного хлеба с постным маслом и солью, и все". К тому же перед важными соревнованиями ему - единственному атлету в советской сборной! - делали на сборах открытый счет на питание. То есть позволялось есть все, что душе угодно, в любых количествах. Это называлось "барским столом". Жаботинскому накрывали роскошный стол, а с ним питались еще несколько ребят. Я позволял Лене иногда выпить водочки - в меру, конечно. Скажу, что пьяным я его ни разу в жизни не видел. Жаботинского часто приглашали на различные застолья, но он всегда уезжал на машине сам.

Особенно его любили женщины. С ума можно было сойти, сколько поклонниц вокруг него вилось! Леня души не чает в своей супруге Раисе Николаевне, родившей ему двух богатырей - Руслана и Вилена. Они с Раисой уже более четырех десятков лет вместе. Но парень он был влюбчивый, что там скрывать. Случались с Леней и романтические истории. Считаю, что внимание женской половины очень помогало Лене при достижении спортивных результатов. Главное, чтобы ночь была спокойной, чтобы атлет мог расслабиться, восстановиться. Разве это плохо? Всеобщий любимец, баловень судьбы. Как его можно не любить?..
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости