Факел на ветру

Корреспондент "СБ" искала на Могилевщине неучтенные памятники и воинские захоронения времен Великой Отечественной

Корреспондент "СБ" искала на Могилевщине неучтенные памятники и захоронения времен Великой Отечественной
В поле возле Бобруйска — памятник. Появился года три назад, а надпись уже едва различима: «Курсанты Бобруйского военно–тракторного училища, погибшие в бою с немецко–фашистскими захватчиками при обороне на Березине 27 — 29 июня 1941–го». Памятные знаки на местах кровопролитных боев, массовых захоронений устанавливали как в годы Великой Отечественной, так и много лет спустя. Но среди них до сих пор немало неучтенных. Они ветшают, зарастают бурьяном могилы неизвестных солдат у покинутых деревень...

Сергей Порозов: этот памятник, установленный бобруйчанином Михаилом Казаченком, скоро должен получить "паспорт"

Памятник на берегу Березины поставил 46–летний бобруйчанин Михаил Казаченок:

— От отца знаю: здесь в 41–м местные похоронили наших курсантов. Место обозначили. Но то ли вода прибывающая, то ли люди недобрые сгубили знак. Вот я и решил поставить новый. Огородил столбиками с цепями. Памятник остался, а оградку вскоре спилили... Со временем поистерлась и надпись на табличке.

Тратиться ежегодно на ремонт Казаченок не может. Но ему хотелось бы, чтобы память не поблекла со временем.

Заведующий отделом краеведения Центра туризма, краеведения и экскурсий Бобруйска, руководитель поискового отряда «Обелиск» Сергей Порозов верит, этого не случится:

— 70 лет прошло после войны, а белых страниц в истории еще много, их надо заполнять. Искать, приводить в порядок неучтенные могилы. На иных — ни знака, ни креста. Памятник, установленный Казаченком, уже зарегистрировали в военкомате и горисполкоме, направили информацию в управление по увековечению памяти защитников Отечества и жертв войн Министерства обороны. За последние 3 года паспортизировали с десяток таких захоронений.

Захар Фигурин: на солдатскую могилку, что в начале деревни, детей своих водил, внуков, теперь - правнуков, чтобы понимали, сколько горя принесла война, и чтили тех, кто не вернулся.

В деревне Крапивка Бобруйского района — холмик за оградкой. На нем — конфеты. 84–летний Захар Фигурин на эту безымянную могилу водил своих детей, внуков, теперь водит правнуков:

— Когда тут бои шли, я был в концлагере в Озаричах. Там навсегда остались моя сестра и мать. Но я знаю, что мой односельчанин Амос Пискунов похоронил тут наших солдат. Огородил территорию. Чтоб с почтением люди шли к этому месту. Безымянный подвиг — самый бесценный...

Амосу Игнатовичу 87 лет. Давно перебрался к сыну в Могилев. Но в Крапивку приезжает его родня, ухаживает за неучтенной могилой.

Могила неизвестного солдата у деревни Казаково

Еще одна такая — в лесу у села Казаково. Полуистлевший крест у сосны. Напротив — памятник со звездой. Из–под облупившейся краски проглядывает ржавчина. Людей тут, по всему видно, не было давно. Поисковик Порозов знает:

— Крест на могиле солдата, застреленного полицаем, местные еще в 1944–м поставили. Памятник — уже в мирное время. Но опустело село — некому стало за ним ухаживать. Хорошо бы перезахоронить бойца. Вдруг найдем медальон, сможем установить его фамилию, отыскать родных.

Еще две неучтенные солдатские могилки нам вызвалась показать староста деревни Глуша Ольга Городничая:

— Они на кладбище деревни Мосты. Что тут солдатики лежат, мне рассказал партизан Федор Савончик. После войны сюда сестра убитого бойца приезжала. И вроде табличка с его именем на памятнике была.

Ни таблички, ни партизана давно нет. А у местных стариков сердце щемит: негоже могилки запускать. Зайдя за кладбищенскую ограду, Ольга Ивановна махнула рукой в сторону металлической тумбы и... заплакала:

— Еще недавно две тумбы было. Видать, одну сдали на металл какие–то нелюди...

Тумбы эти сельчане поставили много лет назад. Они давно поржавели, на новые денег нет.

Председатель Глушанского сельсовета Мария Сущенко объясняет:

— Соседний сельсовет к нам присоединили этой зимой, лишь недавно узнали о захоронениях от Городничей. Обратились к поисковикам. Поднимут останки — перезахороним с почестями. За такими могилами мы ухаживаем, в этом году отремонтировали памятник в Дойничево.


На Хотимщине в деревне Розальмов тоже солдатская могила. Сельчанка Валентина Лупекина, которой уже за 80 лет, рассказывает:

— В 41–м похоронили тут бойца. Школьники долго за захоронением ухаживали. Но школы лет 20 нет, памятник позабыт. Односельчанка моя, Зоя Прошкина, правда, за ним присматривает, но она тоже в годах... Обидно. У меня и отец, и брат воевали, были тяжело ранены. Негоже так с памятью. Много раз в сельсовет обращалась, чтобы в порядок захоронение привели.

По словам 65–летней Прошкиной, недавно работники сельсовета оградку подкрасили:

— Но надо бы и сам памятник облагородить, и могилу сползшую поправить. Взять его на учет. Мне самой с тем же бурьяном бороться трудно.

Неучтенное воинское захоронение есть в и деревне Коробчино Мстиславского района. На сельском кладбище — пирамида с красной звездой. Могилу неизвестного солдата в свое время обозначил местный житель Владимир Чубанов. 60–летний пенсионер вспоминает:

— Когда–то на поле у села было несколько солдатских могил. Детьми мы туда цветы носили. От стариков знали: тут в 41–м полегло немало наших. В конце 80–х поле, на котором не было ни обелиска, ни креста, распахали. И вот уже много лет я прошу местную власть поднять и с почестями перезахоронить останки тех, кто остался тут навсегда.

Главный специалист отдела идеологической работы, культуры и по делам молодежи Мстиславского райисполкома Людмила Костюк в курсе проблемы:

— В Коробчино приезжали бойцы 52–го отдельного поискового специализированного батальона Минобороны, но на поле ничего не нашли. Знаю, что еще в 50–е годы в районе подняли более 100 останков бойцов, перезахоронили в селе Ходосы. Может, и погибшие под Коробчино — среди них? Мы бережно относимся к памяти, благоустраиваем обелиски, за последние 2 года увековечили на них имена 140 солдат, паспортизировали воинское захоронение в деревне Картыжи.

Могилевский историк и поисковик, член Могилевского областного совета Белорусского добровольного общества охраны памятников истории и культуры Николай Борисенко говорит, что необходимо продолжать поисковую работу:

— К 70–летию освобождения в стране сделано много: отреставрированы и благоустроены сотни мемориалов и воинских захоронений. На Могилевщине в официальных могилах покоится более 340 тысяч бойцов. Известны имена лишь около 70 тысяч из них. Каждый год список пополняется на 1 — 1,5 тысячи фамилий, которые добавляются на обелиски. Но неучтенных захоронений еще немало. Уже сегодня отыскать их сложно. Через несколько лет будет невозможно. Поэтому пока еще есть люди, которые хотя бы приблизительно могут их показать, надо продолжать поиски. Пока не похороним с почестями последнего солдата.


Фото автора.

Советская Белоруссия №236 (24617). Четверг, 11 декабря 2014.

Версия для печати
Владимир Майданик, 55 лет , Бобруйск
Война кончается когда захоронен последний погибший солдат  Люди должны помнить о той войне  Там где о страшных страницах истории забывают - они повторяются с более изощрённой жестокостью .......   Далеко не надо ехать  -  ДОНБАСС  За что убивают жителей ДОНБАССА   - зато что хотят жить как люди
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости