Евросоюз вставил Лондону гибралтарскую шпильку

Британские консерваторы напомнили Испании о войне за Фолкленды

Глава МИД Испании Альфонсо Дастис заявил, что Лондон теряет самообладание из-за вопроса Гибралтара – британской территории на юге Пиренейского полуострова. Реакция Мадрида последовала после того, как ряд британских политиков, в том числе премьер-министр Тереза Мэй, заявил о готовности защищать сограждан, проживающих в далеком эксклаве. Как пишет Telegraph, Мэй может пойти по пути Маргарет Тэтчер, которая не стала мириться с возможной потерей Фолклендских островов.


Тереза Мэй не допустит, чтобы Гибралтар вышел из-под британского контроля. Фото Reuters
Гибралтарский вопрос возник в повестке дня, когда председатель Европейского совета Дональд Туск представил проект двухгодичных переговоров Брюсселя и Лондона по брекзиту. Задействовав 50-ю статью Лиссабонского договора, Тереза Мэй не упомянула Гибралтар – заморскую территорию Британии площадью 6,5 кв. км с населением 32 тыс. человек. В ЕС отвергли идею особого статуса для Скалы, как называют Гибралтар, включающий в себя Гибралтарскую скалу и песчаный перешеек, соединяющий ее с Пиренейским полуостровом, где располагается военно-морская база НАТО. И даже предоставили Испании право вето по любому решению по Гибралтару, затрагивающему ее интересы. То есть распространение на Гибралтар любых соглашений в рамках будущих отношений ЕС и Великобритании, по словам Дастиса, «должно быть одобрено Испанией».

Стремясь успокоить в связи с этим главу гибралтарского правительства Фабиана Пикардо, в телефонном разговоре с ним Мэй заверила, что правительство Великобритании выработает «наилучшее из возможных решений» по эксклаву на переговорах с Брюсселем. Во всяком случае, Лондон не допустит, чтобы Гибралтар вышел из-под британского контроля против воли его жителей.

В свою очередь, глава Форин-офиса Борис Джонсон возразил, что Гибралтар может стать разменной монетой при обсуждении условий выхода Британии из ЕС. По его словам, эта территория – «ключевой актив НАТО», так как может принимать атомные подводные лодки. Джонсон подтвердил, что политика правительства остается неизменной, и «суверенитет Гибралтара без прямого согласия Великобритании и жителей Гибралтара не может измениться».

На референдуме в 2002 году 99% гибралтарцев отклонили предложение о разделении суверенитета территории между Лондоном и Мадридом. В то же время на референдуме по брекзиту в июне 2016-го почти 96% проголосовали за то, чтобы остаться в ЕС. Поэтому правительство Гибралтара заявляло, что будет добиваться для себя особого статуса в ЕС.

Комментируя ситуацию вокруг Гибралтара, бывший лидер консерваторов Майкл Говард провел параллель с вооруженным конфликтом между Великобританией и Аргентиной из-за Фолклендских (Мальвинских) островов. «35 лет назад другая женщина-премьер-министр послала силы особого назначения на другой конец света, чтобы защитить свободу небольшой группы британцев от одной испаноязычной страны, – сказал он. – Я абсолютно уверен в том, что действующая премьер-министр также полна решимости отстаивать права гибралтарцев».

Отвечая вчера на вопросы журналистов, глава МИД Испании подчеркнул, что аналогия с Фолклендскими островами некорректна и вырвана из контекста. «Кто-то в Великобритании теряет самообладание, для этого нет никаких оснований», – цитирует Дастиса Pais.

Руководитель Центра иберийских исследований Института Латинской Америки РАН Петр Яковлев считает, что силовой вариант сохранения за Великобританией Гибралтара исключен. «Во времена Тэтчер была Аргентина, сейчас – Испания, член НАТО», – сказал он «НГ», напомнив, что в результате фолклендского конфликта было убито свыше 650 аргентинских и 250 британских военных.

По словам эксперта, Мадрид предпринимает дипломатические шаги в рамках ЕС, чтобы вернуть Гибралтар, захваченный Великобританией в начале XVIII века, используя как повод предстоящую утрату им членства в ЕС после брекзита. В то же время Испания не хочет ссориться с Британией, поскольку Испания очень заинтересована в развитии с ней экономических связей. «У Испании внушительный профицит в торговле с Британией – свыше 10 млрд евро. Но главное – ежегодно 17 млн английских туристов проводят отпуск в Испании, тратя там 20 млрд евро. И терять такие доходы Испании совсем некстати», – отметил Яковлев.

С другой стороны, Мадрид утверждает, что более не намерен терпеть «недобросовестную конкуренцию» со стороны Гибралтара с его низкими налогами и ценами на алкоголь, сигареты и др. Испания давно протестует против того, что в Гибралтаре укрывают от налогов деньги многие ее граждане. Она считает, что одна из причин, почему правительство и жители «последней колонии в Европе» столь отчаянно сопротивляются ее передаче Испании, – сохранение офшорной зоны. По данным ОЭСР, офшорный бизнес стал основным источником дохода в Гибралтаре. Там зарегистрированы десятки филиалов иностранных банков и множество юридических и консалтинговых фирм, представляющих интересы тысяч компаний, в том числе российских.

Как утверждает сотрудник Мадридского центра международных исследований Мигель Анхель Васкес, Гибралтар является местом отмывания денег российских ОПГ и коррупционеров. Правда, часть из них возвращается на родину под видом иностранных инвестиций. Недаром Гибралтар считается одним из ведущих инвесторов в Россию.   

Юрий Паниев

Независимая газета

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости