Европейские купцы знают Гариста

Калинковичских звероводов даже финны и датчане считают конкурентами

В канун своего полувекового юбилея ЧУП «Калинковичское зверохозяйство Белкоопсоюза» — титулованный отечественный экспортер, даже законодатели пушной отрасли датчане и финны признают звероводов достойными конкурентами.

С Михаилом Гаристом, беспокойным и неравнодушным человеком, директором ЧУП «Калинковичское зверохозяйство», знаком не первый год. Своим отношением к труду он, думаю, заслуживает не только уважения коллектива, но и самого почетного титула человека-государственника. С его жизненной хваткой, знаниями и подходами к делу он мог бы стать преуспевающим руководителем и в другой отрасли, но с азов стал изучать технологию разведения пушного зверя. Рассуждал: чем мы хуже западноевропейцев или китайцев, которые берутся за любое дело и практически всегда доводят его в виде товара до зарубежного потребителя. Мех норки, производством которого несколько десятилетий занимались калинковичские звероводы, должен не только быть востребован белорусскими швейными предприятиями, но и стать предметом торга у крупнейших мировых производителей изделий из пушнины, не без оснований считал руководитель. И, как впоследствии показала практика, не ошибся. Не случайно купцы из Греции, Италии, Турции и даже Китая, где звероводство прогрессирует завидными темпами, охотятся за калинковичской пушниной.

Если вариться в собственном соку, не внедряясь в мировую элиту пушного бизнеса, убежден Михаил Михайлович, то, кроме кустарных предприятий, твоей продукцией никто больше не заинтересуется. Впрочем, в истории Калинковичского зверохозяйства были и такие страницы, когда полученную с большим трудом пушнину не знали, кому «столкнуть» подешевле: частнику-перекупщику или какому-нибудь меховому предприятию с затоваренными складами. Тогда, в конце 90-х годов, собственнику в лице потребительской кооперации республики предстояло сделать выбор, каким путем развивать отрасль звероводства и кого назначить руководителем, способным переломить тенденции инертного развития хозяйства.

Лучше деловые партнеры, чем халявщики

Политика главы государства — переориентировать отечественную экономику на экспорт продукции — позволила руководителям потребительской кооперации сделать пушное звероводство одной из приоритетных отраслей и весомым источником поступления в страну валюты. Для того чтобы узнать, на какую пушнину наибольший спрос за границей, необходимо было посмотреть, как работают в этом направлении страны, имеющие вековые традиции в пушном звероводстве, в частности скандинавские. Были скептики, считавшие, что поездка за рубеж нужна звероводам ради того, чтобы получить в карман приличные командировочные доходы. И предлагали работать с мехом, как и прежде, по накатанной колее, авось о нас кто-то вспомнит и приедет за товаром.

— А ведь как раньше продавали пушнину? — рассказывает Михаил Гарист. — Условно говоря, приезжали перекупщики Петров и Иванов и говорили: мол, купят у меня шкурки норки по 20, а то и по 15 долларов. Ой, спасибо тебе, Петров, благодетель наш. Затем он брал шкурку по 20 долларов и вез в Финляндию на аукцион, где продавал ее уже по 40 долларов, если не больше. Получается, что 20 долларов уплывали от государства человеку, который никоим образом не вложил труд в производство пушнины. Я понимаю, что такие Петровы и Ивановы на определенном отрезке времени тоже были нужны, так как они спасали кризисную ситуацию, но разве это было цивилизованно?

В 2003 году руководители трех зверохозяйств Белкоопсоюза — Пинского, Молодечненского и Калинковичского — повезли в Хельсинки на аукцион первые партии белорусской пушнины, причем калинковичские звероводы отправили в Финляндию 7 тысяч шкурок и продали их по рекордно высокой для себя цене — 38 долларов за штуку. Ныне в системе потребкооперации Калинковичское зверохозяйство — своеобразный локомотив по продвижению на рынки ведущих европейских стран отечественной пушнины, изделия из которой высоко ценит прекрасная половина человечества.

 Количество пушного зверя в хозяйстве ныне более 150 тысяч норок, а для других хозяйств системы калинковчане — надежные поставщики племенного поголовья, способного давать наибольший приплод и качественную продукцию. Аукционные торги стали себя оправдывать и в последующие годы: знание конъюнктуры рынка и особенностей проведения аукционов позволило звероводам из Калинковичей формировать на товар конкурентоспособные цены. Хотя рынок подвержен многим опасностям, в частности перепроизводству и природным катаклизмам. Тогда меха приходилось продавать несколько ниже затрат, понесенных на их производство. Калинковичские звероводы готовы теперь продавать пушнину частникам и торговым домам, но уже цивилизованно: по цене не ниже, чем предлагают брокеры на аукционах, тем более выбор цветов и оттенков пушнины у них таков, что могут позавидовать и зарубежные коллеги.

«Конечно, 4 процента комиссионных от вырученной суммы мы отдаем аукциону за то, что он организовал продажу, собрал покупателей, рассказал о пушнине. Однако в результате торгов цена на мех выросла, и за такую услугу не жалко этих денег, — считает Михаил Гарист. — Они окупились тем, что в результате торгов цена на наш товар поднялась до максимально возможного уровня».

До этого наши звероводческие хозяйства свою продукцию на аукционы не выставляли, но когда калинковичские звероводы показали себя и посмотрели на других, оказалось, что решение было правильным. Знакомство с непосредственными производителями пушной продукции в другой части Европы показало: нашим звероводам есть чему у них поучиться в организации и технологии производства. Оказалось, что финны и датчане кормят и содержат пушного зверя с наименьшими затратами. Полученный за границей опыт, помноженный на собственную инициативу калинковичских звероводов, позволил им в 2006 году продать с аукциона пушнину по рекордной цене: норка с цветовой гаммой паломино ушла по 73 доллара, а приличная партия пастели — по 60 долларов за штуку. Большая часть денег, вырученных от экспорта, была вложена в модернизацию производства, но не забывал Михаил Гарист и о поддержке коллектива, который в самые трудные времена верил в своего руководителя. В начале 2000-х годов сюда, к конторе, выходили работники и говорили: «Все, Гарист, деньги не платишь — забастовка». Не было оборотных средств и кормов, арестованы счета хозяйства, банк не делал реструктуризацию долгов. Выход был один: принять нестандартные решения, которые бы позволили коллективу не просто выжить, но и платить достойную зарплату.

По результатам 2006 года дали работникам доплату к основному заработку, примерно по три миллиона рублей, что на тот период было весомо. Реакция одного из руководителей местной власти была таковой: что там за звероводческое хозяйство, что платит такую зарплату? Давайте присоединим к нему три отстающих колхоза. «А я ведь ничего лишнего не отдал, а именно то, что люди заработали, компенсировал их лишения, — убежден Михаил Гарист. — Я ведь правильно сделал, так как мое решение полностью соответствовало указу главы государства: если уровень производительности труда превышает темпы роста заработной платы, то руководитель вправе поощрять работников. Меня полгода терзали, чуть ли не под статью хотели подвести. И за что? За то, что я отдал работникам то, что должен был отдать за их самоотверженный труд».

Что для Гариста опыт — для финна «смерть»

Обратили внимание калинковичские звероводы и на такой фактор: их западноевропейские коллеги продают на аукционах скандинавскую породу пушнины по цене наполовину дороже, нежели восточноевропейскую норку, традиционную для белорусских звероводческих хозяйств. Арифметика проста: все белорусские звероводческие хозяйства производят не более 800 тысяч шкурок в год, в то время как Дания, к примеру, позволяет себе производить до 15 миллионов единиц скандинавского меха. Были ранее отдельные попытки выращивать скандинавскую породу пушного зверя и у хозяйств потребкооперации, но не весьма удачные: низкий выход молодняка и недостаток опыта кормления зверя свели усилия звероводов практически к нулю. Купить же у своих белорусских коллег пушного зверя для племенной работы — дело безнадежное, тем более что зоотехния этой отрасли до сих пор в Беларуси в зачаточном состоянии. Опытом готовы делиться в Московском НИИ пушного звероводства и кролиководства, но за большие деньги, а теория зачастую в ногу с практикой не желает идти.

В Калинковичах решили подойти к этой проблеме более основательно: как-никак, норки-скандинавы имеют ряд выигрышных отличий в структуре и качестве меха, его размерах. Поездки к финским и датским коллегам не были праздным времяпрепровождением — они позволили Михаилу Гаристу максимально подступиться к секретам скандинавской пушнины, особенностям содержания и кормления пушного зверя и, что немаловажно, селекционной работы, которая является своеобразным ключом к рыночному успеху. Сегодня в хозяйстве Михаила Гариста более 40 процентов пушного зверя —скандинавского происхождения, родословная которого может поспорить на любом аукционе за самые высокие ценовые результаты. Хотя, чего греха таить, путь к успеху был выстлан для руководителя не только лавровыми венками, но также неоправданными выговорами и бессонными ночами прямо на звероферме. В данной ситуации победителя определило время. Не только финны с датчанами, но и российские звероводы вскоре поняли, что из Калинковичей к ним ездят отнюдь не на экскурсии: на прошлогоднем аукционе в Хельсинки пушнина из хозяйства Михаила Гариста произвела настоящий фурор. Мех скандинавской норки, полученный селекционерами Калинковичского зверохозяйства, превзошел все ожидания. На выставленные лоты первоначальная цена была зафиксирована на отметке в 46 евро, а потом рванула на 20 евро вверх. Купцы из Турции поставили в торгах окончательную точку. Такой результат аукционный зал, в котором присутствовало более 400 продавцов и покупателей, приветствовал аплодисментами стоя. А Чрезвычайный и Полномочный Посол нашей страны в Эстонии и Финляндии от себя лично поздравил с таким успехом председателя Правления Белкоопсоюза Сергея Дмитриевича Сидько.

По признанию Михаила Гариста, эти аплодисменты были для него дороже любой награды, так как зал аплодировал в первую очередь труду всех калинковичских звероводов.

От азарта к мировым стандартам

Чтобы заложить основу будущих успехов на ведущих европейских аукционах, зверохозяйствам потребительской кооперации, в том числе и из Калинковичей, необходимы немалые инвестиции для получения международного сертификата; стандарты ИСО, как показала практика, не определяющий фактор. Впрочем, калинковичские звероводы на этом пути уже сделали первые шаги: по европейским стандартам оборудуются места содержания норок, новые автоматизированные технологии и специализированная техника позволяют изменить условия труда самих звероводов, а также кормления норок. Накануне моего приезда в Калинковичское зверохозяйство Михаил Гарист возвратился из итальянского Милана — Мекки мировой моды, где посетил выставку меховых изделий.

«Мы должны постоянно держать руку на пульсе, ведь там не просто девушки с длинными ногами демонстрируют одежду из меха,— резюмирует нашу беседу руководитель Калинковичского зверохозяйства.—Здесь заключаются многомиллионные контракты. Кстати, итальянские производители швейных изделий предложили нам прямые контракты на покупку пушнины».

О том, что хозяйство-юбиляр, преодолевая различные преграды, стало не только одним из ведущих экспортеров в отрасли, но и в стране, свидетельствуют цифры и факты: ежегодный экспорт пушнины с учетом аукционов составляет от 5 до 7 миллионов долларов. По итогам 2010 года темпы роста инвестиций в модернизацию и новое строительство составили около 325 процентов, и в этом немалая доля экспортных доходов. Только за 6 месяцев текущего года коллектив калинковичских звероводов получил чистой прибыли около одного миллиарда рублей. На мой вопрос о том, сколь серьезно отразились на работе коллектива финансово-экономические неурядицы в экономике страны, Михаил Гарист резонно заметил, что экономика хозяйства способна противостоять любым катаклизмам.Даже если мировой рынок вынудит белорусских звероводов снижать цены, пушнина из Калинковичей в любом случае не будет реализована в убыток ее производителям.

На снимке: директор Калинковичского зверохозяйства Белкоопсоюза Михаил ГАРИСТ— неутомимый оптимист.

Фото: Валерий ХАРЧЕНКО

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.4
Загрузка...
Новости