Европа: Совет или Ультиматум?

Вчера на очередной сессии Парламентской Ассамблеи Совета Европы последним пунктом в повестке дня стояло обсуждение уголовного законодательства Беларуси, но при этом ни тех, кто его разрабатывал, ни тех, кто его применяет, в Страсбурге не было...

Крупный эксперт в области человеческих отношений английский драматург Джордж Бернард Шоу утверждал, что идеальная любовь бывает только по переписке. Проводя аналогию, можно сказать, что идеальная демократия существует только в бумагах Совета Европы, кипы которых вручают журналистам на входе во Дворец Европы. Пишу эти строки из весеннего Страсбурга, где проходит очередная сессия Парламентской Ассамблеи Совета Европы, сокращенно ПАСЕ, и пишу без всякой иронии. Нужно знать историю этой организации. Уточню — старейшей международной политической организации Старого Света.


Итак, 1949 год. Вторая мировая война только что закончилась, «холодная» — еще не разгорелась в полную силу, со всех концов континента раздаются призывы к объединению. Как выразился Уинстон Черчилль в одном из своих выступлений на данную тему — к созданию Соединенных Штатов Европы. Европейские нации по замыслу должны были объединяться вокруг общих ценностей.


Как мы теперь знаем, в политический союз Совет Европы так никогда и не превратился. Западная Европа (восточная часть по понятным причинам в этих процессах не принимала участия) пошла к интеграции обходным путем — через экономику. Общая промышленность, финансы оказались более прочным или реалистичным фундаментом. Так родился Европейский союз.


ЕС позаимствовал у Совета Европы синий флаг с 12 звездочками — символ совершенства, идеала. Но на первом плане в Евросоюзе всегда была экономическая интеграция. Что касается Совета Европы, то войска он никуда не отправляет, деньги не распределяет. По форме так и остался местом для обмена мнениями и, что, пожалуй, более существенно, — опытом. Этот момент нужно четко понимать, не преувеличивать, но и не преуменьшать его значение.


Постепенно выкристаллизовалась специализация Совета Европы на таких вечных темах (здешние делегаты способны говорить бесконечно, и нередко председательствующий вынужден отключать им микрофон), как развитие демократии, соблюдение прав человека, верховенство закона. За полвека частого использования эти понятия несколько потускнели. За пафосом — а в Страсбурге он присутствует не только в докладах, но даже в названиях улиц — иногда сложно уловить суть проблемы. Председатель ПАСЕ Луис Мария де Пуч, открывая сессию, всерьез называет Дворец Европы «храмом прав человека». Тем не менее нельзя не согласиться с его следующими словами, что «качество жизни измеряется не только степенью наполненности холодильника».


Но идеализм прекрасен, когда идеал (в данном случае демократия) — это направление движения. В Страсбурге представлена и такая разновидность, как воинствующий идеализм. Получается примерно такой же оксюморон, как воинствующий пацифизм. Вчера последним пунктом в повестке дня стояло обсуждение уголовного законодательства Беларуси, но при этом ни тех, кто его разрабатывал, ни тех, кто его применяет, в Страсбурге не было. Никто мне пока вразумительно не объяснил почему, но я продолжу задавать этот вопрос участникам сессии и обязательно проинформирую в следующих номерах об их ответах...


Доклад по белорусскому уголовному законодательству подготовил небезызвестный автор «ужастиков» Христос Пургуридис. Новый посол Беларуси во Франции Александр Павловский, с которым я встретился в кулуарах ПАСЕ, считает, что кипрский депутат повторяет все те «обвинения» в адрес официального Минска, которые уже из его рта звучали раньше. При этом, отмечает дипломат, Пургуридис поразительно тенденциозен и не замечает шагов, которые в последнее время предприняли белорусские власти для сближения с Советом Европы. Как известно, Беларусь не является членом этой организации, но белорусская заявка на вступление лежит в секретариате.


Посол перечисляет эти шаги. В прошлом году Беларусь посетили высокопоставленные представители ПАСЕ: тогдашний председатель Рене Ван дер Линден и докладчик по Беларуси Андреа Ригони. Белорусские власти вслед за открытием представительства Еврокомиссии в Минске заявили о готовности открыть на базе БГУ информационный пункт Совета Европы. Здесь же, видимо, следует упомянуть освобождение некоторых заключенных, о которых активно ходатайствовал и Страсбург...


До сих пор в ПАСЕ тон задавала партия критиков Беларуси. Г–н Пургуридис, пожалуй, ярчайший ее представитель — горячая фантазийная критика стала хобби этого киприота, заметного мастера политической саморекламы. Но есть, как говорится, и другие... Поэтому все громче в Страсбурге звучат голоса тех, кто призывает к налаживанию диалога с официальным Минском. По крайней мере, вчера докладчик услышал немало аргументированных возражений по поводу своей довольно «затертой пластинки»...


Впрочем, разумеется, не г–н Пургуридис был хедлайнером вчерашнего дня в ПАСЕ, а канцлер Германии Ангела Меркель. Ради ее выступления наконец–таки заполнился сессионный зал. Ей задавали самые разные вопросы, вплоть до того, что она думает по поводу химического оружия на дне Балтийского моря. Один нидерландский депутат спросил о Беларуси. Не знаю, бывал ли он в Минске или нет, но с докладом Христоса Пургуридиса ознакомился внимательно, поскольку в вопросе использовал выражения вроде «худший режим в мире». Ради «красного словца», как говорится... Ангела Меркель ответила, что Совет Европы должен помочь Беларуси пройти тот путь, который проделали члены организации. При этом г-жа канцлер подчеркнула, что интересы населения Беларуси должны быть во всех случаях учтены... Еще мне хорошо запомнился ее ответ на какой–то другой вопрос, думаю, в этом контексте будет уместно его процитировать: «Только диалог может принести результат. Нужно говорить друг с другом»...

 

Страсбург.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...