Европа: новые реалии и «польский вопрос»

Политические события уходящего 2005 года в Европе в свете почти завершившегося расширения Евросоюза за счет стран Восточной Европы знаменуют собой как минимум две геополитические реалии: новая конфигурация объединенной Европы, продвинувшейся на Восток, и непосредственное соприкосновение двух центров силы — Евросоюза и России — по линии геоцивилизационного разлома, проходящей по восточному краю «балтийско–черноморского перешейка».
Политические события уходящего 2005 года в Европе в свете почти завершившегося расширения Евросоюза за счет стран Восточной Европы знаменуют собой как минимум две геополитические реалии: новая конфигурация объединенной Европы, продвинувшейся на Восток, и непосредственное соприкосновение двух центров силы — Евросоюза и России — по линии геоцивилизационного разлома, проходящей по восточному краю «балтийско–черноморского перешейка».

Весьма обнадеживает, как показывают два последних года, что новое соприкосновение этих центров и их взаимодействие начало развиваться в позитивном плане: с декларирования заинтересованности взаимодействовать в русле стратегического партнерства. Примечательно, что эти намерения уже подкреплены первыми практическими шагами по выстраиванию такого русла, новой инфраструктуры взаимодействия.

Одновременно многие западные аналитики считают, что в расширении Евросоюза не поставлена последняя точка, ибо линия геоцивилизационного разлома проходит через Беларусь и Украину. Это не оставляет надежд Евросоюзу вовлечь эти страны в орбиту своего влияния. Данный геополитический фактор во многом влияет на выработку этими странами их внешнеполитической стратегии поведения с обоими центрами силы. И если Беларусь однозначно ориентируется на стратегический союз с Россией при желании сохранить хорошие отношения с Евросоюзом, то Украина, будучи более крупной геополитической величиной с более разнородными западной и восточной частями, испытывает колоссальное геополитическое напряжение от взаимодействия двух центров силы, что чревато...

И, наконец, важнейшей характеристикой нового взаимодействия Евросоюза и России является выстраивание новых отношений России со странами — членами Евросоюза. В целом постсоветское развитие отношений со всеми странами Центральной и Восточной Европы проходит довольно ровно, цивилизованно и конструктивно, за исключением одной страны: Польши — непосредственной соседки Беларуси и России.

И это обозначилось сразу, как только Польша вышла из–под сферы влияния и контроля бывшего СССР и перешла под влияние и контроль другой крупной геополитической величины, лицемерно убеждая при этом себя и других в достижении подлинной независимости.

Попробуем понять, чем вызвана нынешняя неоимперская внешняя политика Польши на российско–белорусском направлении. Пожалуй, основных причин две: это историческая память, обиды, а также иллюзии от новых геополитических реалий и соблазн геополитического реванша в новых исторических условиях. Все это в последние годы находит выражение в реанимировании достаточно агрессивной внешней политики в духе маршала Пилсудского.

Что касается исторической памяти и обиды, то тут стоит сделать маленький исторический экскурс, ибо русско–польские отношения действительно сильно омрачены историческим прошлым. В этом экскурсе кроется так называемый польский вопрос для Европы и для России.

...В новых исторических условиях Польша, видимо, сочла возможным реанимировать свою историческую роль, образно говоря, «антироссийского плацдарма», подрядившись на этот раз к США.

В условиях, когда ЕС окончательно превращается в самостоятельный центр силы, готовый перевернуть «маршалловскую» страницу истории послевоенной Европы, освободиться от американского «ядерного зонтика» и выстраивать с Россией отношения стратегического партнерства, американцам очень нужен послушный партнер из числа стран Евросоюза. И такой почти идеальный сателлит найден в лице Польши.

По замыслам американцев, Польша, будучи уязвленной от второсортности членства в ЕС в русле явно обозначившейся двухуровневой интеграции, в целях реализации недовольства таким положением охотно возьмет на себя роль лидера стран второго уровня. Таким образом, американцы пытаются с помощью Польши использовать противоречие двухуровневой интеграции Евросоюза.

В последнее время Польша принялась усердно исполнять роль троянского коня США в Евросоюзе. Примеров тому предостаточно: от особой позиции Польши в рамках ЕС по Ираку, по Конституции ЕС, от выработки антироссийской «польско–балтийской линии» в ЕС по вопросу его политики стратегического партнерства с Россией до открытого определения своего союзника по ЕС — Германии — в качестве одного из «злейших врагов» Польши. Другим таким «злейшим врагом» силами польской прессы объявлена Россия.

Франция и Германия сумели перевернуть страницу исторической вражды между собой в интересах единой Европы и научились мыслить новыми категориями. Польша этого сделать не смогла и переносит из старой Европы в новую свою репутацию enfant terrible (несносное дитя) Европы.

Оставаясь им, Варшава выбирает себе покровителя вне рамок ЕС, а именно США, и тем самым вновь ставя в повестку дня «польский вопрос». Противопоставляя себя наиболее крупным странам ЕС стремлением к особым (по примеру Великобритании) отношениям с США, Польша одновременно особо заинтересована сближением с Украиной, делая все от нее зависящее, чтобы последняя стала скорее членом ЕС и НАТО. При этом она, вероятно, надеется, что образованием субрегионального объединения в составе Польши, Украины и Балтии она создаст внутри ЕС противовес Германии и одновременно новый «восточный барьер» ЕС для России, на этот раз под эгидой США.

Делая ставку на США, Польша пытается как бы компенсировать свою скромную роль в ЕС и получить определенные дивиденды от активности в новых исторических условиях. В этом амплуа Польша выглядит очень прилежным учеником США и упивается возможностью хоть как–то «отомстить» России.

Этот «неоимпериализм» на восточном направлении заявляет о себе все более настойчиво. Прежде всего в активности по проведению на территории Польши мероприятий антироссийскими силами Европы и США, в ужесточении националистических позиций политических партий страны.

Для целей разыгрывания антироссийской карты используются многочисленные форумы, проводимые в Польше, от традиционного уже экономического форума в г. Крыница — Збруй, проблемно–тематических научных конференций и семинаров до проведения крупномасштабных акций информационной войны польских СМИ совместно с американской правозащитной организацией Amnesty International против Беларуси.

Этот всплеск, конечно, не случаен и понятен. Борьба между Варшавой и Москвой за политическое, культурное и военное влияние на Беларусь и Украину ведется уже пятьсот лет с переменным успехом. В новых исторических условиях с превращением Польши в форпост США в Восточной Европе и с учетом временной слабости России у польской элиты возник соблазн геополитического реванша.

Конечно, у Польши нет сейчас никакого — ни экономического, ни культурного, ни тем более военного потенциала для того, чтобы проводить политику империального влияния на Беларусь. Если взять нынешнюю польскую экономику, то в ней уже преобладает, особенно в промышленности, в основном западноевропейское и американское лицензированное производство с соответствующим «качеством», характерным для «желтой» сборки.

Зато у Польши есть сегодня напористая, амбициозная, проамериканская, радикально–националистическая элита, которую политические лидеры призывают вести себя «гордо и решительно».

Представляется, что завершающий этап расширения ЕС и НАТО будет самым драматичным. Видимо, все дело только в сроках его реализации. Для ЕС желательны, как видно, более поздние сроки, ибо ему надо «переварить» проблемы с новыми членами, сделавшими этот союз более нестабильным, проблемным, двухуровневым. Для США, наоборот, желательны более быстрые сроки, в частности, и потому, что это замедлит процесс углубления интеграции, что американцам на руку.

Подыгрывание Польши американским стратегическим замыслам в Европе по–крупному может привести к тому, что на континенте возникнет новое противостояние по новой межцивилизационной разделительной линии вместо ожидаемого межрегионального стратегического партнерства двух центров силы — Европы и России.

К сожалению, очевидно, что политическое мышление польской элиты все еще в плену конфронтационного мышления и реваншистских иллюзий. Оно не хочет видеть реалий нового европейского порядка, основания которого должны выстраиваться на принципах добрососедства, стратегического партнерства двух центров силы, двух цивилизационных пространств, пришедших в новом качестве в непосредственное соприкосновение в глобализирующемся мире.

P.S. Уважаемый профессор рассматривает т.н. польский вопрос в основном в геополитическом контексте. Со многими положениями его статьи трудно не согласиться. Во всяком случае, очевидно, что в последнее время Польша попыталась взять на себя роль знаменосца «демократии» в марше на Восток. Порой это принимало достаточно причудливые формы. Достаточно вспомнить энтузиазм, который проявил в дни т.н. «оранжевой революции» тогдашний президент Квасьневский. Он, что называется, рвал и метал, личным примером подбадривая Ющенко и Тимошенко к решительным действиям. Пан президент постарался выжать из ситуации максимум возможного и спустя некоторое время публично объявил себя едва ли не главным «апельсином». Комментируя эту активность, не совсем совместимую с его должностью, западная пресса писала, что Квасьневский тем самым пробивает себе дорогу на высокие международные посты. Вроде одного из руководителей ООН. Но прошло время, растаял туман «революции» и сегодня киевская деятельность Квасьневского представляется совсем не героической. Он и сам предпочитает помалкивать об этом. Но факт остается фактом: не сумев решить острейшие социальные вопросы в своей стране, польский руководитель решил компенсировать слабость кипучей деятельностью «по экспортированию революции». Фактически повторяя тем самым довольно жалкие поползновения Саакашвили, тоже метящего на роль видного демократа. Ничего не удается дома? Зато какие успехи на международной арене! Этот рапорт направлен в сторону Вашингтона, где деятельность всевозможных энтузиастов всячески поощряется...

Тенденция, заложенная Квасьневским, несмотря на ее малую адекватность, в Варшаве продвигается сейчас другими. Прежде всего влиятельными медиа–магнатами. Сегодняшние польские газеты и ТВ напоминают рой ошалевших пчел. Львиная доля телепередач и газетных статей обращена к Беларуси, и их тональность откровенно враждебна и до неприличия злобна. Понятно, что все это проистекает не из любви публицистов к высоким материям, а продиктовано утилитарной задачей — отвлечь польскую аудиторию от собственных проблем и «перевести стрелки» на соседнюю страну! Да, как бы говорят польские медиа своей аудитории, у нас много проблем: безработица, дороговизна, молодежь стремится на Запад, но закройте на это глаза — в Беларуси еще хуже. Аргументами при этом польские медиа себя не утруждают. Хуже — и все тут! А там, панове, разбирайтесь сами. То, что у лжи короткие ножки, медийных хозяев и их заказчиков не очень волнует. Не волнует их также, что антибелорусский яд, который ежедневно впрыскивается в мозги польских обывателей, ничего, кроме всплеска ксенофобии, дать не может. Но до таких ли моральных тонкостей «властителям дум», когда им дана вполне конкретная команда «фас!»?
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости