Евро идет ва-банк

На счета Банка Греции поступило 20 миллиардов евро подъемных. Большая часть денег пришла из европейских столиц — особенно пришлось раскошелиться немцам, — но свою лепту внес и МВФ. Это только первый транш, в целом на предотвращение греческого дефолта выделено 110 миллиардов евро...

Хроники пикирующих валют


На счета Банка Греции поступило 20 миллиардов евро подъемных. Большая часть денег пришла из европейских столиц — особенно пришлось раскошелиться немцам, — но свою лепту внес и МВФ. Это только первый транш, в целом на предотвращение греческого дефолта выделено 110 миллиардов евро. Кроме того, ЕС создал 750–миллиардный резервный фонд на тот случай, если помощь понадобится еще какой–нибудь стране еврозоны. Но несмотря на все эти меры, курс единой европейской валюты рухнул до уровня четырехлетней давности. Отдельные эксперты начали говорить о начале второго витка кризиса...


Дефолт Греции — а его точно не удалось бы избежать без щедрых вливаний извне — американскому президенту Бараку Обаме напомнил банкротство банка Lehman Brothers, с которого, собственно, и начинается отсчет мирового экономического кризиса. Два года назад богатые и влиятельные американцы, так же, как сейчас европейские министры финансов, собрались и обсуждали, как помочь тонущему предприятию, но так и не смогли договориться. Памятуя о той неудаче, американский президент после первых плохих новостей с биржи набрал номер телефона Ангелы Меркель (вот вам и ответ, кому звонить, если нужно связаться с Европой) и настойчиво посоветовал немецкому канцлеру в данной ситуации поторопиться и не скупиться.


Один из уроков кризиса в том, что глобализация мировой экономики уже свершившийся факт, и если лопнет в одном месте, осколками завалит всю планету. Обаму наверняка напугала паника на Нью–Йоркской фондовой бирже 7 мая. Всего через 15 минут после открытия площадки размещенные на ней акции подешевели в общей сложности на триллион долларов. Через какое–то время котировки снова пошли вверх, Америка, а с ней и весь остальной мир заглянули в финансовую бездну и отползли от нее. Но, самое удивительное, что никто до сих пор не дал однозначного ответа, что же произошло тем пятничным утром. То ли рынок так отреагировал на преддефолтное состояние Греции, то ли какой–то брокер с Уолл–стрит во время проведения операции перепутал количество нулей, то ли мы стали свидетелями беспрецедентной аферы...


16 сентября 1992 года будущий филантроп, а в тот момент начинающий игрок на финансовых рынках Джордж Сорос заработал свой первый миллиард. За несколько месяцев до этого он закупил большое количество фунтов стерлингов, а затем в один день избавился от них. Последовала цепная реакция, и британская валюта вмиг потеряла 12 процентов своей стоимости. Поскольку объективных причин для этого не было — экономика Великобритании была вполне здорова — и Сорос об этом знал, он скупил обесценившиеся бумажки и просто дождался, пока фунт восстановит свое пошатнувшееся положение. Позже он повторил подобный трюк в других странах, но сломал зубы о Китай и занялся благотворительностью...


Ни у кого нет сомнений, что сегодня идет атака спекулянтов на евро. На валютном рынке промышляют «медведи» (брокеры, играющие на понижение ставок). Вопрос в том, почему Евросоюз не может защититься от них. Финансовые дела некоторых штатов США обстоят сегодня даже хуже, чем Греции или Испании с Португалией, — эти две страны сегодня также испытывают проблемы с выплатой госдолга. Разница в том, что Вашингтон, несмотря на независимость американских штатов в некоторых сферах, единолично определяет финансовую и экономическую политику Соединенных Штатов. Хотя европейский Центробанк тоже считается автономной структурой, на этом основании говорить о том, что в ЕС есть единый центр, не приходится.


По каждому серьезному вопросу Берлин, Париж, Рим, Мадрид вынуждены искать консенсус. Это, возможно, хорошо в мирное время, но в кризис европейская машина стала давать сбой. Каждое правительство в первую очередь заботится о своей экономике, а затем уже думает о своих соседях. Пару лет назад это проявилось во время дискуссии о протекционизме, сейчас по поводу спасения экономик еврозоны. Правда, нужно сказать, что две основные силы ЕС — Германия и Франция — демонстрируют неплохие показатели, и это главный залог стабильности единой валюты. Но под ударом сама идея европейской семьи. По слухам, Николя Саркози даже угрожал вернуть в оборот франки, если Ангела Меркель не спасет Грецию.


«Есть единая валюта, но нет экономических условий, которые делают единую валюту жизнеспособной во времена кризиса, а сейчас именно такое время, — анализирует ситуацию директор–распорядитель МВФ Доминик Стросс–Кан. — Я полагаю, что европейцы воспользуются моментом для того, чтобы изменить и поправить европейские институты». Обозреватель «Уолл-стрит джорнэл» Ирвин Стелзер размышляет в том же ключе: «Трудно предугадать, сможет ли евро выстоять... Я полагаю, что сможет, правящие классы слишком много вложили в европейский финансовый «проект», чтобы позволить ему уйти в историю». И вообще, многие в Европе даже рады, что евро немного подешевеет — это стимулирует экспорт и экономику в целом.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Сафонов Анатолий
Я бы больше позаботился о выводе из своего оборота "зеленых" бумажек. 100 миллиардов евро - фиговый листочек по сравнению с триллионами долга американцев. Те финансовые структуры, которые быстрее перестроятся от зависимости "зеленого змея" - те останутся в прибыли и на плаву. Остальных ждет глубокий кризис из которого они уже никогда не вылезут ( в ближайшие 20 лет). Все эти перепады Евро-Доллар - это только из-за того, что "зеленые" переводятся большими партиями в "красные", а "красные" - стремительно их переводят в золото и недвижимость. Отсюда и кризис. "Зеленая бумага" - переводится в товар.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?