Евро держит марку

О возможном создании Европейского валютного фонда

Затянувшаяся с 16 февраля пауза, когда страны Евросоюза дали Греции месяц на исправление своих финансовых ошибок, вдруг прервалась громкой новостью. ЕС обсуждает возможность и условия создания Европейского валютного фонда. Речь идет о европейской версии самого знаменитого финансового института мира — МВФ, созданного 27 декабря 1945 года. Казалось бы, зачем сегодня Германии и Франции браться за организацию нового аналогичного учреждения, если и в старом они имеют достаточно большой вес?


Свет на эту интригу в какой–то мере пролил французский президент Николя Саркози. Он безапелляционно заявил, что Франция выступает против обращения Греции за помощью в Международный валютный фонд (кстати, самым большим количеством голосов, а значит, и правилом заблокировать любое решение фонда обладают США). А далее последовало самое откровенное высказывание. «Государство — участник еврозоны, которое подвергается нападению спекулянтов, должно полагаться на солидарность остальных членов еврозоны», — сказал Саркози в Париже на пресс–конференции с премьер–министром Греции Йоргосом Папандреу. Ключевая фраза здесь — «нападения спекулянтов»...


Впрочем, это частность. Ремарка, выдающая раздражение бережливых и скуповатых европейцев тем, как другие слишком уж вольно обращаются с денежными купюрами. Главное же заключается в том, что Евросоюз хочет выработать некий свой путь решения финансовых проблем в нынешние непростые времена. Премьер–министр Греции выступил в унисон: «Обращение в МВФ не наш выбор. Мы хотим европейского решения», — сказал Папандреу.


Конечно, еще рано говорить, что Европейский валютный фонд и есть такое решение. Пока это идея, которая носится в воздухе. Симптоматично, что впервые ее высказал министр финансов Германии Вольфганг Шойбле. И это было первое трезвое предложение в гнетущей тишине главнейших европейских столиц, на фоне истерических прогнозов финансовых спекулянтов чуть ли не о распаде еврозоны.


Далее вступила тяжелая «политическая артиллерия». Канцлер Германии Ангела Меркель хоть и назвала планы по созданию европейской версии Международного валютного фонда «радикальными», но все же считает этот вопрос вполне обсуждаемым. На данный момент любая финансовая помощь внутри Еврозоны запрещена Маастрихтским договором. Поэтому Меркель предлагает пересмотреть его и все законы, касающиеся вопросов финансовой поддержки. «Мы хотим иметь возможность решать наши проблемы без МВФ», — сказала канцлер.


И наконец, Еврокомиссия — исполнительный орган Евросоюза — подключилась к ведущимся конфиденциальным консультациям между Германией и Францией по возможному созданию Европейского валютного фонда (ЕВФ).


Таким образом, за неделю до часа «Х» — а к греческому вопросу Евросоюз должен вновь вернуться 16 марта — ключевые страны Европы прервали свое дипломатическое молчание. Франция и Германия дали понять, что вовсе не находятся в плену растерянности, напротив, они хотят избежать ловушки легких решений типа «дал денег и забыл»...


Тут примешивается и социально–психологический аспект проблемы. Новым государствам легко было вступить в члены ЕС, но не так просто быть настоящим европейцем. Между прочим, ничто так ярко не высвечивает разность в менталитете, как отношение к деньгам.


«Штаб–квартиру ЕЦБ в свое время не случайно разместили во Франкфурте–на–Майне, — замечает обозреватель «Немецкой волны». — Соседство с Немецким федеральным банком символизирует преемственность в денежной политике: те, кто отвечает сегодня за евро, унаследовали от тех, кто некогда сделал немецкую марку одной из самых твердых валют в мире, непоколебимую убежденность в абсолютной неприемлемости инфляции. Осознание того, что именно она является главным экономическим злом, немцы выстрадали в первой половине ХХ века в ходе двух катастрофических гиперинфляций. Такой подход разделяют в целом ряде других стран Центральной и Северной Европы. Собственно, всюду, где долгов обычно меньше, а денежных накоплений у населения традиционно больше. Ни одно вменяемое правительство в этих государствах не позволит обворовывать своих избирателей путем обесценивания их сбережений».


Так удержит ли евро марку... немецкой марки? Посмотрим. Во всяком случае, именно в таких кризисных ситуациях приобретается европейское единство и этот тренд сегодня гораздо важнее тренда европейской валюты на биржах.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости