Эту гору не обойдешь

В ОАО «Будча» восстановили платежеспособность, сделав ставку на молоко

ПОД действие Указа № 253, точнее, процедуру досудебного оздоровления, попало и ОАО «Будча» в Ганцевичском районе. Череда совпадений и событий, с которыми столкнулось хозяйство, привела  к еще большим финансовым издержкам, и к 2016 году неплатежеспособность приобрела устойчивый характер. 

Ситуация в «Будче», и не только в ней, послужила отправной точкой цикла публикаций из Ганцевичского района, в которых мы расскажем о скрытых резервах хозяйств, напрямую влияющих на улучшение финансовой ситуации, узнаем, можно ли за год восстановить платежеспособность, и задумаемся о роли антикризисного управляющего в достижении экономической эффективности.

1. Выдохнуть, чтобы вздохнуть

ЕЩЕ пару лет назад даже тринадцатую зарплату людям платили в ОАО «Будча». Оно было некогда одним из крепких хозяйств. Сегодня, как говорят, не до жиру, быть бы живу. Хотя раньше никто даже представить не мог, что попадет в долговую яму. От нее удалось отвернуть в тот момент, когда ситуация еще не вышла из-под контроля. Благо вступил в силу Указ № 253, который и стал своего рода рукой помощи. 

Механизатор Анатолий САВЕНЯ.

В РАЙИСПОЛКОМЕ, да и в самом хозяйстве, деликатно обращают внимание на два фактора, которые помогли хозяйству «лечь». Но если тезис о зоне рискованного земледелия, в которой и расположен район, звучит не очень убедительно — вся страна в ней находится, то строительство нового МТК в деревне Будча на 700 голов — аргумент более серьезный и объективный. Банковский кредит оказался для ОАО непосильной ношей. А тут еще нестабильная экономическая ситуация: если в 2011-м проектная стоимость объекта варьировалась в пределах 26 миллиардов неденоминированных рублей, то к 2014-му подскочила до 54 миллиардов. 

Директор Сергей МЫШКОВЕЦ.
— Инфляция нас и положила, — объясняет ситуацию директор Сергей Мышковец, который в «Будче» уже четверть века. — Во-первых, резко подорожал сам кредит: брали под 3,5 процента годовых, а на выходе получили все 7,5. Во-вторых, обвал рубля поспособствовал взрывному ценообразованию: стоимость стройматериалов росла не по дням, а по часам.

Идем дальше. Строительством занялась местная ПМК-7. Расценки, признается Сергей Николаевич, зашкаливали. Не из-за сверхкачества или же оперативности — жизнеспособность организации висела на волоске, и порой цену завышали преднамеренно, чтобы хоть как-то повысить доходность. Только ситуация стала развиваться в обратном направлении, и подобный маневр желаемого эффекта не принес: сами не спаслись (ПМК-7 так и не смогла пережить тяжелые времена), потеряли финансовое равновесие и в ОАО «Будча». 

На этом финансовые испытания не прекратились. В 2014-м, как только построили ферму, «Будча» пережила укрупнение: присоединили СПК «Лань». Хозяйство по площади около 2,5 тысячи гектаров сельхозугодий, сопоставимое с «Будчей», только убыточное. Чтобы оценить, насколько серьезной была ситуация, достаточно привести в пример надой от коровы, который варьировался в пределах 2,8 тонны в год. Для сравнения: в «Будче» до присоединения каждая буренка в среднем давала 5137 килограммов. Падение было если не колоссальным, то существенным — в результате годовой удой в среднем еле-еле дотягивал до 4 тонн. Это означало одно: нужно с нуля выстраивать производственный цикл, иначе толку не будет. Опять же, дополнительная финансовая нагрузка, которая сильно ударила по кошельку. Случилось то, чего и следовало ожидать: минус, умноженный на плюс, дал устойчивый отрицательный результат, только в еще большем числовом выражении.

Можно ли в таких, мягко скажем, стесненных условиях, когда с одной стороны кредит поджимает, а с другой — присоединенное хозяйство пробило брешь в
кармане, говорить о процветании? Пришлось урезать себя во всем. Начали с того, что отказались от тринадцатой зарплаты. Потом нечем стало платить по кредитам, взносы в Фонд соцзащиты — долги нарастали в геометрической прогрессии.

Кто знает, чем бы все это закончилось, если бы не Указ № 253, соглашается Сергей Мышковец:

— Так мы вошли в процедуру досудебного оздоровления. Было принято решение не передавать долги Агентству по управлению активами, а справляться собственными силами. Приток свежего воздуха, который пришел к нам с указом, хорошенько взбодрил и придал оптимизма. С одной стороны, отсрочка по погашению задолженности на два года, на протяжении которых мы выложились по максимуму, чтобы подтянуть хозяйство и начать работать в новом, более качественном формате. С другой, счета для третьих лиц оказались под запретом, и мы наконец-то увидели выручку. Появились оборотные средства на выплату обязательных платежей, зарплаты и, самое главное, наращивание производства. Ситуацию хуже не придумаешь, чем та, когда кредиторы выгребают деньги со счетов до последней копейки. Ни дня не теряя, стали усиленно заниматься развитием, особенно нажимая на молоко. Это наш главный источник дохода и гарант экономической независимости, поэтому все усилия перенаправили на отработку технологии.

В хозяйстве две молочно-товарные фермы, в дойном стаде без малого тысяча голов. Основная часть содержится на новом комплексе, с которого, собственно, когда-то все проблемы и начались. Сейчас уже никто и не сомневается в целесообразности его строительства: 93 процента молока уезжает отсюда сортом «экстра». А средний показатель по хозяйству — 78,6. В структуре выручки львиная доля принадлежит именно молоку — 200 тысяч из 240 тысяч рублей. 

ПЕРИОД отсрочки закончился. Настало время платить по счетам. Деньги, уверяет руководитель, для этого есть. Правда, пока еще преждевременно говорить об опережающем развитии. Главная причина — в отсутствии достаточного количества финансов: средства на текущую деятельность хоть и остаются, но их пока недостаточно, чтобы подтянуть экономику, которая сперва-наперво требует инвестиций в технику, строительство, реконструкцию. 

— Наши основные статьи расходов — электроэнергия, приобретение комбикормов. Я уже не говорю о запчастях: только стоимость расходников на белорусскую технику выросла почти в 10 раз с момента деноминации. А как изменились закупочные цены на молоко? У нас «экстру» принимают по 60 копеек за килограмм, в то время как в магазине молоко 1,5-процентной жирности продают в разы дороже, — задается риторическим вопросом директор.

При этом Сергей Мышковец не ждет каких-либо поблажек, так как считает, что каждый руководитель должен выйти на стабильный результат
самостоятельно, без сторонних денежных вливаний, которые сильно расхолаживают. Здесь, кстати, следует отметить примечательный факт: хозяйство впервые за последние годы стало прибыльным — рентабельность продаж смогла выйти из минуса, а производительность труда выросла с 16 до 19 тысяч рублей на каждого работника. 

Правда, средняя зарплата по нынешним меркам весьма скромная — 571 рубль. Чуть выше, чем в прошлом году, но несущественно. Основное препятствие — недостаточно быстрый рост производства товарной продукции. И дело не только в человеческом факторе. Изношенность машинного парка превышает 80 процентов.

— Сложно соблюсти технологию, когда механизатор день пашет, а день ремонтирует; одной рукой сеет, а второй детали перепроверяет, — поясняет Сергей Мышковец. — Понятное дело, починим. Но это сильно сдерживает, упускаем сроки. Даже взять элементарное — кормление скота. Не можем выйти на стабильно ровное молоко по одной лишь причине — отсутствие однотипного рациона. Из-за частых поломок не справляемся заготовить полуторагодовалый запас кормов. Вынуждены привлекать частника из Клецкого района, у которого более мощная импортная техника, чтобы обеспечить себя кормами под потребность. 

Сейчас, как утверждает директор, должно быть полегче: открылся доступ к кредитам. В хозяйстве, не откладывая в долгий ящик, подготовили документы на покупку в лизинг нового кормоуборочного комплекса. Одной единицы недостаточно, зато удастся снять напряженность, с которой приходится механизаторам ежедневно выходить в поле: 

— Впрочем, в сельском хозяйстве ни одного легкого дня не бывает. В этом году сильно потеряли в зерне — намолотили 2,5 тысячи тонн при урожайности 26 центнеров, а в прошлом с каждого гектара собирали по 4 тонны. Правда, на свой страх и риск, купили французский гибрид семян кукурузы. И если поначалу еще сомневался в правильности решения, сейчас знаю: риск вполне оправданный. Если белорусский гибрид дает около 80 центнеров зерна с гектара, то у импортного все 130. Знаете, какое это хорошее подспорье. В положительной рентабельности можно не сомневаться. Как оцениваю положение дел в хозяйстве? Идти в гору нелегко. Но знаю одно: худшие времена позади.

P.S. 

Во втором, заключительном, письме мы расскажем, как обстоят дела в хозяйствах, в которых экономику выстраивает антикризисный управляющий. Можно ли наладить эффективную работу по восстановлению платежеспособности в условиях, когда у тебя не одно, а целых четыре хозяйства.

syritskaya@sb.by

Фото автора и из архива предприятия.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости