Минск
+4 oC
USD: 2.04
EUR: 2.26

Николай Иванченко — об органическом земледелии, минимальной обработке почвы, биоте и особом меню в санаториях, школах и детсадах

«Это и переход на новый уровень питания, и новая ниша экспорта»

В ноябре принят Закон «О производстве и обращении органической продукции». При этом способе сельхоздеятельности не используются химические препараты, гормоны роста, антибиотики и методы генной инженерии. Результат достигается за счет агротехнических приемов, предупреждения болезней и распространения вредителей механическими и биологическими методами. Нормативный акт направлен на снижение негативного воздействия химически синтезированных средств на окружающую среду и здоровье людей.

Среди тех, кто много сделал для популяризации этой идеи, разработки закона, и Николай ИВАНЧЕНКО. У него большой жизненный опыт. Работал заместителем Главы Администрации Президента, помощником Президента — инспектором по Минской области, избирался депутатом Палаты представителей пятого созыва. А еще он человек пытливого ума, стремящийся глубоко познать все новые явления. Сегодня Николай Михайлович размышляет о том, что на самом деле представляет собой почва и какие процессы там идут, делится взглядами на проблемы органического производства и вносит предложения о том, как воплотить закон в жизнь.


— Николай Михайлович, как и когда вы пришли к пониманию того, что нужны иные подходы к работе на земле? Что послужило толчком к пересмотру, казалось бы, навсегда устоявшихся взглядов на земледелие, в основе которых пахота, активное применение в больших количествах минеральных удобрений и химических средств защиты растений?

— В 2009 году, работая помощником Президента — инспектором по Минской области, заметил, что долги сельхозпредприятий растут. Эксперты говорили: частично проблему можно решить за счет снижения затрат. Но как? Обратил внимание на технологию, вызывающую много споров. Ее называют по-разному: бесплужная, минимальная, сберегающая обработка земли. Стал все больше убеждаться в необходимости ее популяризации. Почему? Именно она дает существенное, кардинальное снижение затрат. Но не только. Традиционная технология истощает почву и требует внесения большого количества органических и минеральных удобрений, а плодородие все равно убывает. Минимальная же обработка его повышает. Третий аспект связан с тем, что минимизируя применение минеральных удобрений или совсем от них отказавшись, мы восстанавливаем не только почву, но и всю экологическую среду.

Затем пришло и осознание того, что все нормативные документы, связанные с сельским хозяйством, не учитывают современный уровень проникновения человеческого познания в почвенную среду. Появились новые методы исследования. Пытливые люди стали обращать внимание на биоту почвы, в которую входят растения, животные, грибы, бактерии. В пахотном слое одного гектара в зависимости от вида почвы содержится от 300 килограммов до тонны сухой массы микрофлоры. Почва не просто субстрат, в который можно просто добавлять минеральные удобрения или другие питательные вещества, и все будет нормально. Оказывается, в ней огромное количество живых организмов. 

Истоки технологии минимальной обработки почвы берут начало еще в Российской империи. Родоначальник ее земледелия — Иван Овсинский, который с 1871 года начал практические опыты по выращиванию сельхозкультур без глубокой вспашки. Книга с описанием этой технологии называлась «Новая система земледелия» и была издана трижды: в 1902, 1905 и 1909 годах. Ею заинтересовался Петр Столыпин. Но ученые не очень корректно провели опыты в этой сфере, и новый подход обществом в то время не был воспринят. В связи с революцией сторонники Овсинского эмигрировали в Канаду. Кстати, два года назад, посещая эту страну и знакомясь с сельхозтехнологиями крупных фермерских хозяйств, своими глазами убедился, что его идеи пустили там глубокие корни. На 95 процентах посевных площадей используется минимальная и нулевая обработка почвы.

На Американском континенте (Канада, США) интерес к нулевой технологии возник в 1931—1935 годах после знаменитых пыльных бурь. Одновременно началось интенсивное внедрение прямого сева, были разработаны для этого первые машины. В 1943-м издана книга Эдварда Фолкнера с интригующим названием «Безумие пахаря».

В Советском Союзе аналог нулевой технологии начал применяться с 1954 года, после пыльных бурь в Северном Казахстане и Западной Сибири. Большой вклад в развитие этого направления внесли новаторы сельского хозяйства Терентий Мальцев и Александр Бараев. Однако та технология не была нулевой, так как предусматривала обработку почвы плоскорезами без оборота пласта с сохранением пожнивных остатков на поверхности почвы, и получила название безотвальной. Из-за несовершенства машин и отсутствия серьезных научных разработок и рекомендаций для основных сельхозрайонов Советского Союза применение технологии ограничилось в усеченном варианте на территории вышеупомянутых регионов. По этому вопросу было даже специальное постановление Политбюро ЦK КПСС, но оно вышло накануне развала Союза, поэтому не получило полной реализации.

Резкое повышение цен на энергоносители в 1991—1995 годах побудило сельхозпроизводителей Бразилии, Аргентины и других стран, в основном на Южно-Американском континенте, стремительно перейти на нулевую технологию и добиться значительных результатов. Сейчас в мире около 400 миллионов гектаров обрабатывается по сберегающим технологиям, в том числе около 100 миллионов — по нулевой, в основном на территории государств, занимающих лидирующие позиции в области производства сельхозпродукции. Такие подходы все более активно используются сельхозпроизводителями России (Северный Кавказ, Поволжье, Западная Сибирь).

Все это и побудило меня девять лет назад на высоком уровне инициировать эту идею для нашего земледелия. Но она не получила широкого распространения.

— Но минимальная обработка почвы — это еще не органическое земледелие. Его концепция значительно шире.

— Несомненно. Это лишь предпосылки для экологически чистой продукции. А уже через год, в 2010-м, я вышел на проблему более масштабного применения технологии для ее получения.

Когда разрабатывалась Государственная программа развития курортной зоны Нарочанского региона на 2011—2015 годы, я увидел, что именно здесь можно сосредоточиться на производстве экологически чистой продукции. Внес предложение специализировать на этом хозяйства, учитывая, что проектом предусматривалось снижение нагрузки на почву за счет ограничения применения минеральных удобрений, средств защиты растений, размещения ферм. Заодно предложил рассмотреть специализацию в этом направлении и расположенных севернее близлежащих районов Витебской области. Идеи были поддержаны.

— Вы утверждаете, что традиционная обработка почвы истощает ее, несмотря на внесение удобрений. А минимальная, наоборот, повышает плодородие. На чем основываются такие выводы?

— Наиболее активный процесс образования гумуса происходит в аэробных условиях на поверхности почвы. То есть ее надо не переворачивать, а создавать условия для питания микроорганизмов, находящихся там. Им нужна органика. А продукты их метаболизма — как промежуточное звено в пищевой цепи, которое растения хорошо усваивают.


Далее. Семена сорных растений при глубокой вспашке закапываются в землю. Перевернув ее через год, мы извлекаем не проросшие на поверхность и создаем условия для произрастания. Затем частично их убиваем гербицидами, остальные снова закапываем. Процесс идет бесконечно. Это сизифов труд. На вспашку и борьбу с сорняками требуются огромные затраты. Более 100 лет назад Иван Овсинский заметил это. И предложил систему лишь поверхностной, то есть минимальной обработки почвы, при которой сорняки механически удаляются, их число постепенно уменьшается. Одновременно достигается огромная экономия. Но к этому нужно идти постепенно, за один год не получится.

— В народе говорят: лучше раз увидеть, чем сто раз услышать. Приходилось ли вам самому наблюдать в деле такие подходы?

— Несомненно. И не раз. Более того, хотел, чтобы как можно больше наших руководителей различного ранга в этом сами убедились. Работая помощником Президента — инспектором по Минской области, организовал несколько поездок в соседние страны. Группа ученых и аграриев посетила украинскую компанию «Агро-Союз» Синельниковского района Днепропетровской области. Она обрабатывает все свои 18 тысяч гектаров по минимальной технологии. Экономия затрат колоссальная.

Вторая поездка была в Россию. В Пензенской области есть товарищество «Пугачевское», которое возглавляет Анатолий Шугуров. В хозяйстве около 8 тысяч гектаров. Это говорит, что такими технологиями можно заниматься не только фермерам, но и крупным сельхозпредприятиям. Там забыли, что такое плуг. Только минимальная обработка почвы. Применяются и специальные сеялки. Они разбрасывают зерно методом крестьянского лукошка, а не в рядок. В результате сорнякам нет места. Рентабельность зерна в хозяйстве достигает 300 процентов. Оно получается экологически чистым: не применяется ни грамма минеральных удобрений и средств защиты растений. За счет экономии такая эффективность.

gedroiz@sb.by

Фото Натальи ОСТАПЧУК.

(Окончание следует.)

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...