«Это был мой шанс и мой день!»

Сергей Новиков: Самой оригинальной была телеграмма от жилкомхоза

В беседе со специальным корреспондентом «Р» в Ванкувере Константином Белоусом Сергей Новиков рассказал о том, почему он не променял бы родную Беларусь на заморские края

Слишком долго шел Сергей Новиков к олимпийской медали. Мечтал о ней, надеялся и трудился. А сегодня уроженца города Чаусы знает весь мир, с ним уважительно здороваются гранды биатлона. О своем успехе Сергей Новиков рассказывает читателям «Р» в эксклюзивном интервью.

— Ты уже, наверное, знаешь, что после олимпийского прорыва в ночь с пятницы на субботу молодежь устроила под окнами дома твоих родителей, которые и без того не сомкнули глаз от избытка чувств, салют?

— Мне тоже довелось поспать только несколько часов, хотя никто сильно не беспокоил, так как у меня не было телефона. Лег в девять вечера, заснул в три ночи. Перед глазами стоял водоворот событий, свершившихся в этот счастливый для меня день. Это, конечно, и сама гонка, цветочная церемония, общение с журналистами, допинг-контроль, большая пресс-конференция и, наконец, вручение серебряной медали — наивысшей награды в моей спортивной карьере. До этого было «серебро» чемпионата мира-2008 в смешанной эстафете.

На стадионе позвонил супруге Анне. Потом было поздравление главы государства и Национального олимпийского комитета Александра Лукашенко. А уже позже пообщался с близкими через Интернет. А утром, когда собрался в Ванкувер на хоккей, мне принесли увесистую стопку телеграмм.

— И какая же из них стала для тебя наиболее неожиданной?

— Приятно, что наибольшее число их пришло из родных Чаусов. И первой, вы не поверите, поздравила районная больница! А самая оригинальная была, по-моему, от нашего жилкомхоза! Оказывается, и там тоже есть преданные болельщики, которым очень благодарен за поддержку.

— Когда ты окончательно уверовал в свою победу?

— Только после финиша последнего участника гонки. Не верилось, был в своеобразном шоке, в прострации от привалившего вдруг счастья.

— Первым тренером был твой отец, обучавший тебя премудростям биатлона с семи лет. А кто еще по праву разделяет с тобой успех?

— Это Игорь Георгиевич Клименков, у которого в 13 лет продолжил постигать азы в училище олимпийского резерва в Могилеве. Мой личный наставник — Анатолий Иванович Перепечкин. Это и весь тренерский штаб сборной, сервисмены, а также партнеры по сборной, которые тоже внесли свою лепту в эту награду. И мои самые преданные болельщики, всегда верившие в мою путеводную звезду.

— А какие конкретно обстоятельства также поспособствовали покорению пьедестала почета в этот день, в этот час и в этом месте?

— Сошлось немало факторов. Тренеры умело подвели к пику формы, закладывать которую начали вскоре после окончания предыдущих Игр в Турине, где наивысшим моим результатом в индивидуальной гонке стало 21-е место. Безупречной получилась стрельба на всех огневых рубежах. Отлично катили лыжи, настроение было боевое. Почувствовал в конце гонки, что такого удачного стечения обстоятельств может никогда больше и не повториться. Это был мой шанс и мой день!

— Тебя всегда отличала хорошая стрелковая подготовка. Где научился метко стрелять?

— Еще в детстве отец брал меня с собой на биатлонный стадион на свои тренировки. Винтовку доверял. А когда я немного подрос, начал давать стрелять. Тогда дефицита патронов, как сейчас, не было.

— Любопытно, о чем говорил с легендарными норвежцами на пьедестале?

— Чувствовал себя несколько скованно в звездном окружении. Все-таки в первый раз рядом с ними. Поздравил Свендсена и Бьорндалена, спросил у последнего, куда становиться. Я еще не понял, что одна ступенька будет пустовать. В этой гонке мы с Оле-Эйнером показали одинаковое время.

— У истории нет сослагательного наклонения, и все же если бы загодя знал, что ваши показатели не сможет разделить даже секундная стрелка…

— Нет, опередить Бьорндалена было невозможно даже на сотую долю. Сделал все, что мог, и даже больше. Финишная прямая была ледяной, ноги же налились свинцом, не слушались, лыжи разъезжались. На последнем полукруге даже не знал, смогу ли вообще завершить дистанцию. Здесь-то пришло осознание того самого единственного шанса в карьере атлета. И спасительный спуск подоспел, немного передохнул и вложил все силы в последний рывок...

— А кто твой самый преданный болельщик? Как намерен отпраздновать успех?

— Самые верные поклонники, конечно, родные. Мама Ирина Ивановна, папа Валентин Федорович и супруга Аня. О большом застолье и речи быть не может. К спиртному равнодушен, если только бокал вина по большим праздникам. Спорт и спиртное – понятия несовместимые. К тому же у нас после Олимпиады продолжатся этапы Кубка мира, на которых хотелось бы повысить свои позиции.

— Бьорндален заявил в Ванкувере, что и в 40 лет намерен выступить в Сочи-2014! Тебе же будет всего 34?!

— А откуда вы взяли, что собираюсь зачехлять винтовку? Тем более теперь, когда крылья выросли за спиной. К тому же у Новикова всегда есть запасной аэродром — Могилевская таможня, где всегда ждут. К слову, отсюда также пришла мне телеграмма с эпохальным выражением: «Таможня дает добро!».

— У тебя не было предчувствия медали, как у Даши Домрачевой, которую напророчил ей болельщик?

— Мой наставник Анатолий Перепечкин ее предвидел на 100 процентов. Еще весной он дал официальные обязательства Белорусской федерации биатлона, в которых так и написал: «Новиков станет призером Игр в Ванкувере на дистанции 20 километров». Вот и не верь после этого в прорицателей!

— Если б тебе сейчас предложили весомый контракт, какую бы страну выбрал для продолжения спортивной карьеры?

— Только не Канаду, хотя в ней не первый раз и она мне нравится. Эта страна отличается в лучшую сторону от США. Здесь меньше криминала, более приветливые люди, бесподобные флора и фауна. Но милее всех стран родная Беларусь, какие бы коврижки и где бы мне их ни предлагали.

Фото: Геннадий СЕМЕНОВ, БЕЛТА

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.3
Загрузка...