Эти иски будут прирастать

Недавно принято постановление о делах по защите прав потребителей...

Пленум Верховного Cуда Беларуси  принял недавно постановление «О практике применения судами законодательства при рассмотрении дел о защите прав потребителей»

Чем отличаются новое и предыдущее постановления?

При подготовке проекта нового постановления Пленума Верховного Суда в основном были сохранены положения ряда разъяснений по защите прав потребителей, содержавшихся в предыдущих его постановлениях, по которым правовые нормы не претерпели качественного изменения и уже сложилась выверенная судебная практика.

— Это говорит о преемственности и стабильности наших позиций в подходах к применению законодательства в сфере защиты прав потребителей и не будет дезориентировать судей. Но в основном в обсуждаемом проекте предложены разъяснения, необходимые, на наш взгляд, именно в связи с изменениями в законодательстве, — подчеркнул, выступая с докладом на заседании пленума, заместитель председателя Верховного Суда Беларуси Андрей Забара.

Проект постановления был направлен для обсуждения всем областным и Минскому городскому судам, Министерству юстиции, Генеральной прокуратуре Беларуси, кафедрам гражданского права и гражданского процесса БГУ, учреждению образования «Институт переподготовки и повышения квалификации судей, работников прокуратуры, судов и учреждений юстиции Белорусского государственного университета», ОО «Белорусское общество защиты потребителей», Министерству торговли, другим заинтересованным организациям.

Все они не остались в стороне и приняли активное участие в обсуждении проекта. На заседании пленума выступили не только представители судейского корпуса от районного звена до Верховного Суда, но и заместитель Генерального прокурора Беларуси Сергей Мышковец, заместитель министра торговли Ирина Наркевич.

Выступление Ирины Владимировны Валентин Сукало, председательствующий на заседании, выделил особо. Заместитель министра прошлась по основным пунктам проекта постановления, поведав при этом о предложениях и проблемах министерства, о ситуациях, где в силу каких-то причин не находится оптимального решения. Надо отдать должное Ирине Наркевич: она сказала слово в защиту не только своего министерства, но и общественных объединений, которые, не имея государственной поддержки, вынуждены, защищая потребителей, находить финансовые возможности для этого.

Кратко остановлюсь на содержании проекта постановления и поступивших замечаниях и предложениях. При этом сосредоточу внимание лишь на нескольких пунктах из тех 33, что содержатся в постановлении. Черным шрифтом выделю изменения, которые претерпел проект постановления.

Так, ОО «Белорусское общество защиты потребителей», кафедра гражданского права юрфака БГУ и Институт переподготовки и повышения квалификации судей, работников прокуратуры, судов и учреждений юстиции Белорусского государственного университета предложили исключить в пункте 2 проекта слово «возмездный» в отношении характеристики договоров между потребителями и исполнителями (изготовителями, поставщиками, продавцами – т.е. сторонами по искам о защите прав потребителей), поскольку признак возмездности законодательство о защите прав потребителей прямо не оговаривает и данный признак будет входить в противоречие с формулировками «имеющими намерение заказать или приобрести…или использующим товар (работу, услугу)…» в отношении характеристики потребителя. С учетом приведенной аргументации и мнения ученых редакционная комиссия, а затем и члены Пленума Верховного Суда решили, что данное замечание заслуживает самого пристального внимания, что и нашло отражение в окончательном варианте постановления.

Минжилкомхоз Беларуси посчитал, что в части второй п. 2 следует указать, что в качестве потребителей не могут выступать юридические лица. Между тем в законах «О защите прав потребителей» и «О защите прав потребителей жилищно-коммунальных услуг» дано четкое определение потребителя, исключительно как физического лица. Поэтому, решил главный судейский орган системы общих судов, подобное уточнение, хотя и является верным по сути, однако излишне редакционно.

Минский городской суд предложил дополнить этот же пункт частью третьей, указав в ней, что в силу п. 3 ст. 22 ГК гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность без госрегистрации, не вправе ссылаться в отношении заключенных им при этом сделок на то, что он не является индивидуальным предпринимателем; к таким сделкам следует применять правила, установленные законодательством для предпринимательской деятельности. Решили, что данное предложение по сути верно, заслуживает внимания, но не относится к предмету регулирования данного пункта проекта постановления.

Остальные замечания носили редакционный характер и были направлены на улучшение редакции второго пункта, уточнение используемой в нем терминологии в соответствии с терминологией соответствующих правовых норм. В результате этот пункт окончательно был принят в такой редакции:

«2. Разъяснить судам, что законодательство о защите прав потребителей распространяется на отношения по (исключено слово «возмездному») договору между физическим лицом — потребителем, имеющим намерение заказать или приобрести либо заказывающим, приобретающим товар (работу, услугу) или использующим товар (результат работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних или иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, — с одной стороны, и организацией (исключены два слова, что содержались в скобках — «юридическим лицом»), индивидуальным предпринимателем, иным физическим лицом, реализующим товары, выполняющим работы или оказывающим услуги в рамках ремесленной деятельности, либо оказывающим услуги в сфере агроэкотуризма, либо осуществляющим разовую реализацию товаров на торговых местах на рынках и (или) иных местах, на которых торговля может осуществляться в соответствии с законодательством, — с другой стороны.

Законодательство о защите прав потребителей не распространяется на договорные отношения между физическими лицами, если они не вытекают из осуществления предпринимательской, ремесленной деятельности или деятельности в сфере агроэкотуризма, на отношения, возникшие в связи с приобретением товаров для осуществления предпринимательской деятельности, а также на отношения по приобретению товаров, выполнению работ и оказанию услуг для нужд организаций».

По п. 13 Витебский областной суд и Генеральная прокуратура Беларуси предложили дать в постановлении разъяснение о том, что понимается под «дорогостоящим товаром» и «существенным недостатком». Практически того же добивался и Минский городской суд. Между тем определение данных терминов прямо дано в ст. 1 Закона «О защите прав потребителей» и, по мнению членов пленума, дополнительного разъяснения не требует.

Кроме того, ОО «Белорусское общество защиты потребителей» и Министерство торговли предложили дополнить пункт указанием на то, что расторжение договора розничной купли-продажи любого некачественного товара (в том числе и технически сложного и дорогостоящего) возможно независимо от существенности имеющегося в нем недостатка. Общественное объединение просило также исключить из пункта 13 часть вторую без указания к тому каких-либо причин. А вот Минский городской суд, напротив, фактически поддерживая высказанную в проекте позицию, предложил разъяснения части первой этого пункта распространить и на случаи расторжения договоров розничной купли-продажи товаров. При подобной неоднозначности позиций потребовалось принципиальное и заинтересованное обсуждение данной проблемы пленумом. И вот в какой редакции был принят этот пункт:

«13. Потребитель вправе требовать замены товара ненадлежащего качества независимо от того, являются ли недостатки товара существенными, за исключением технически сложного или дорогостоящего товара, замена которого возможна только в случае, если имеют место существенные недостатки товара. Перечень технически сложных товаров, при обнаружении существенных недостатков которых (существенного нарушения требований к их качеству) потребитель вправе требовать их замены, утвержден постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 14 июня 2002 г. № 778 (в редакции от 14 января 2009 г.).

Требования о замене товара или устранении в нем недостатков (п. 3 ст. 445 ГК) могут быть предъявлены покупателем, если иное не вытекает из свойства товара или существа обязательства (например, при продаже товара через розничные комиссионные торговые предприятия).

Если потребитель предъявил продавцу (изготовителю) требование о замене товара ненадлежащего качества на товар той же модели (марки, типа, артикула), но исполнить требование невозможно по обстоятельствам, за которые продавец (изготовитель) не отвечает (товар снят с производства, прекращена его поставка и т.п.), то в соответствии со ст. 386 ГК обязательство продавца (изготовителя) в части такой замены прекращается в связи с невозможностью исполнения. В этом случае потребитель вправе предъявить иные требования, предусмотренные ст. 473 ГК и ст. 20 Закона «О защите прав потребителей».

Бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от замены товара, а также принятие всех необходимых мер для замены лежит на ответчике.

Если эти обстоятельства будут установлены в стадии исполнения судебного решения, обязывающего ответчика предоставить потребителю взамен некачественного товар той же модели (марки, типа, артикула и т.п.), то в соответствии со ст. 329 ГПК суд решает вопрос об изменении способа исполнения решения».

Последнее предложение п. 22 проекта постановления выглядело так: «При определении размера неустойки суд должен учитывать степень выполнения обязательств должником, имущественное положение истца и ответчика, а также иные заслуживающие внимания интересы ответчика». Минский областной суд предложил исключить его как не соответствующее положениям ст. 314 Гражданского кодекса. Докладчик – заместитель председателя Верховного Суда Андрей Забара счел, что, несмотря на то, что такой критерий, как, например, степень выполнения должником своего обязательства, позволяет оценить размер последствий допущенных им нарушений обязательств, высказанное замечание подлежит обсуждению пленумом и может быть принято во внимание. С его мнением члены Пленума Верховного Суда согласились.

Кроме замечаний и предложений по совершенствованию предложенной редакции проекта постановления пленума, от заинтересованных инстанций поступили предложения по разъяснению в постановлении различных конкретных правовых ситуаций, а также о дополнении проекта новыми пунктами, по практически незатронутым в проекте вопросам.

Так, Генеральная прокуратура, ОО «Белорусское общество защиты потребителей», Министерство торговли, Витебский областной суд считали необходимым разъяснить, что расходы, понесенные потребителем по оплате оказанных общественным объединением услуг, при удовлетворении иска подлежат возмещению как убытки.

— Этот вопрос с «бородой», он обсуждается уже несколько лет, — отметила в своем выступлении на заседании пленума судья Верховного Суда Леонида Бакиновская. – Но в Законе «О защите прав потребителей» нигде не указывается, что общественные объединения защиты прав потребителей имеют право на оказание возмездной помощи. Тем не менее такие общественные объединения заключают договоры с потребителями на оказание услуг информационных, по ведению дела в суде и т.д. По-моему, сам этот подход не совсем отвечает целям и задачам общественного объединения. Во-вторых, на списание расходов, которые несут в этой связи общественные объединения, могут направляться 10 процентов от суммы штрафов, взыскиваемых по делам. Если расходы не покрываются, то законодатель может обсудить увеличение размера такой доли штрафа. Но это обязательно должно быть прописано в законе, поскольку только таким образом могут определяться права общественных объединений, призванные защищать права потребителей.

— В стране 2 тысячи общественных объединений, — развил эту тему председательствующий Валентин Сукало. –Поэтому путь тут один: поставить на законодательную основу такого рода устремления. 

Многие из выступающих на пленуме подчеркивали: некоторые потребители услуг злоупотребляют своими правами, при наличии незначительных недостатков требуют расторжения договора, порой заявляют в суде несколько требований одновременно, идут на другие ухищрения и уловки.

Председатель Верховного Суда Валентин Сукало также подчеркнул, что при судебном разрешении проблем такого рода не должно быть перекоса в другую сторону – необоснованного удовлетворения исков потребителей, неправильного подхода к организациям и физическим лицам, реализующим товары, выполняющим работы, оказывающим потребителям услуги или разовую реализацию товаров на рынке.

В то же время количество дел по защите прав потребителей, по мнению Валентина Олеговича, в ближайшем будущем неизбежно будет нарастать, что, безусловно, потребует законодательного и судебного сопровождения. И задача судебной власти заключается именно в том, чтобы обеспечить разумный баланс по защите прав как потребителей, так и изготовителей продукции, исполнителей работ и услуг, торговых предприятий…

----------------------------------

Из истории вопроса

В Беларуси Закон «О защите прав потребителей» впервые был принят в 1993 году. В 2002 году был введен в действие новый Закон «О защите прав потребителей».

Активное развитие экономических отношений, постоянный рост покупательской активности и необходимость повышения уровня защиты прав граждан повлекло за собой и дальнейшее совершенствование нормативной правовой базы в данной сфере.

С 16 января прошлого года Закон «О защите прав потребителей» действует в новой редакции. Многие его нормы претерпели существенные изменения. Кроме того, Закон дополнен новыми положениями. Так, наряду с расширением сферы действия Закона, прав потребителей, установлен ряд новых обязанностей изготовителей продукции, торговых предприятий, исполнителей работ и услуг.

С 29 января минувшего года вступил в силу Закон «О защите прав потребителей жилищно-коммунальных услуг» от 16 июля 2008 года. Принятие его было обусловлено необходимостью конкретизации и дополнения общих норм законодательства о защите прав потребителей применительно к сфере жилищно-коммунального обслуживания, обеспечения лишенного пробелов комплексного регулирования общественных отношений по оказанию таких услуг гражданам.

----------------------------------

Справка «ЮГ»

Недавно заместитель председателя Верховного Суда Беларуси Валерий Вышкевич Указом Президента был освобожден от занимаемой должности по личному заявлению в связи с выходом в отставку. Заместителем председателя Верховного Суда Беларуси назначен Андрей Забара. Ему 44 года, стаж судебной работы – 19 лет. Андрей Александрович начинал судебным исполнителем, затем одну за другой прошел ступеньки судебной лестницы: был судьей в районе, заместителем председателя суда Партизанского района столицы, судьей Минского городского, а затем и Верховного Суда. На Пленуме ВС он избран председателем коллегии Верховного Суда по гражданским делам.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.13
Загрузка...