Минск
+14 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Что такое мировой рекорд в легкой атлетике?

Есть только миф — за него и держись

Что такое мировой рекорд в легкой атлетике? Проще всего сказать: рекорд — это рывок в космос, это вписанная золотыми буквами строка в исторической хронике, это легенда, овеянная мифами. Но всякий рекорд — это еще и соперники, которые норовят опередить, перепрыгнуть, переписать. Что ценнее в этом извечном споре, знает только вечность, а мы можем лишь наблюдать...

Валерий Брумель: прыжок в космос.
Эллисон Феликс.

На сентябрьском матче Европа — США, что прошел на минском стадионе «Динамо», шестикратная олимпийская чемпионка Эллисон Феликс была одной из главных звезд, но для своего статуса выступила весьма средне: заняла вторые места в женском забеге на 400 метров и в смешанной эстафете. Однако на этой неделе имя американской бегуньи снова у всех на устах — на состязаниях в Дохе она стала 12-кратной чемпионкой мира и опередила по количеству золотых наград самого Усэйна Болта. А главное, почему мы сегодня говорим об Эллисон, — мировой рекорд в смешанной эстафете 4х400 м, который американская команда переписывала в Дохе дважды. И наверное, Международной федерации легкой атлетики стоило придумать новую дисциплину, чтобы по всему миру разлетелась такая история.

В ноябре прошлого года Эллисон Феликс родила дочь Камрин. Девочка родилась на 32-й неделе беременности и первые 29 дней жизни провела в отделении интенсивной терапии.

— Для меня настолько важно, что моя дочь здесь и наблюдает за всем, что происходит. Этот год был сумасшедшим. Я день и ночь была в реанимации рядом с моей сражающейся девочкой. Все еще слышу сигналы тревоги, ощущаю неопределенность и страх. Я работала усерднее, чем могла себе представить. Были слезы, разочарования и сомнения. Временами мне казалось, что все против меня...

Шестикратный мировой рекорд­смен Валерий Брумель после окончания спортивной карьеры стал писателем и драматургом, не раз и не два в своих произведениях возвращался к событиям в секторе для прыжков в высоту.

«Когда-то я мечтал о высоте в 1 метр 30 сантиметров...


Затем грезил о 1,80... Потом о 2,00...

После катастрофы, когда уже давно была пройдена высота 2,28, я неистово боролся с планкой на высоте в 1,50...

Затем опять 1,80...

Снова 2,00 и т. д. ...без конца.

Позвольте мне употребить понятие «высота» в более широком смысле и сказать следующее:

Человек в полном смысле этого слова без Стремления до конца дней своих преодолевать свою высоту не существует. Вернее, существовать может, но не жить».

Брумель прожил удивительную, но короткую жизнь. С душераздирающей любовью и жестокими травмами. С артистами, поэтами, художниками и «телефончиком Элизабет Тейлор», кокетливо записанным в подарок великому советскому Валу. Со вторым сыном, появившимся в его жизни на склоне лет. С аварией на мотоцикле, после которой великого чемпиона собирали буквально по частям. С долгим восстановлением, включившим в себя 29 (двадцать девять!) операций, и тихим уходом в 2003-м, когда великий чемпион, олимпийский герой Токио попросту не захотел, чтобы его увидели слабым и немощным.

Перед чемпионатом в Дохе на сайтах, посвященных легкой атлетике, было трудно не заметить публикацию об истории мировых рекордов, которую даже странно что не назвали «Несокрушимые и легендарные». «Время не всегда качественный индикатор стойкости, — пишет ее автор. — Три года назад в Лондоне на этапе «Бриллиантовой лиги» американка Кендра Харрисон сделала невозможное — WR 12,20. Она переписала рекорд Йорданки Донковой, державшийся ни много ни мало 28 лет. Сейчас уровень мирового барьерного бега на 100 метров вырос настолько, что на рекорд уже самой Харрисон покушаются сразу несколько спортсменок. Последний подобный случай произошел на Олимпиаде в Рио. Ногами Уэйда ван Никерка человечество почти преодолело ментальную цифру в 43 секунды на самой тяжелой легкоатлетической дистанции в 400 метров. 43,03 и сегодня кажутся космосом, а еще пять лет назад вы бы в них просто не поверили».

Уэйд ван Никерк и его секунды.

А знаете ли вы, что южноафриканский бегун, который в 2016-м побил державшийся 17 лет рекорд знаменитого Майкла Джонсона (помните этого бегуна, который бежал, как будто бы отклонившись назад?!), не смог приехать в Катар из-за того, что не успел восстановиться после повреждения колена, которое он получил в 2017 году на благотворительном матче в друзьями по регби. Два года бегун остается без состязаний, два года (!). А ведь после Рио интернет заполонили цитаты ван Никерка о том, что за все, что происходит на его спортивном пути, он благодарит Бога. Миллионы людей по всему миру видели, как ван Никерк склонился в молитве после забега в Рио. «Бог есть сила» — написал он в Твиттер и побежал отмечать победу с 74-летней родной бабушкой, которая, как оказалось, его тренирует...

Чей рекорд более ценен? Чей бесспорен, а чей оспаривается? Чей побьют вот-вот, а чей будет стоять еще долго? Знаменитый Сергей Бубка наверняка не без доли ехидства смотрит за состязаниями современных прыгунов с шестом. Ну что такое 5,97, что принесли золото Дохи американцу Сэму Кендриксу, по сравнению с его 6,14, что стоят как вкопанные уже четверть века? Бубка, который на чемпионате мира в Токио-1991 вроде как взлетел даже на 6 метров 37 сантиметров (такой результат показали компьютерные замеры после победного прыжка советского атлета на 5,95), за свою карьеру установил 35 мировых рекордов, и только один из них (тот, что в залах) был однажды побит французом Рено Лавиллени, который в Дохе не сумел выйти даже в финал.

 
 Ярмила Кратохвилова.
    Марита Кох.

Мариту Кох из ГДР с ее феноменальными 47,60 на 400-метровой дистанции (Канберра, 1985 г.) долгие годы обвиняют в трансгендерстве и злоупотреблении анаболиками, а она вышла замуж, родила дочь, а потом стала рассказывать журналистам, как ей не повезло в олимпийском Монреале — в полуфинале порвала мышцу: «В Москве-80 преследовала мысль: если сейчас снова что-то случится, 4 года опять пропадут. Но я свою 400-метровку выиграла. Зато, представляете, через пару часов после финала у меня вдруг температура под 40. Ангина! Получается, мое московское золото висело на волоске — заболей я чуть раньше, не видать мне победы».

Чешка Ярмила Кратохвилова однажды пробежит 800 метров за 1.53,28 (Мюнхен, 1983 г.), Юрий Седых забросит молот на 86,74 (Штутгарт, 1986 г.), а его супруга Наталья Лисовская толкнет ядро на 22,63 (Москва, 1987 г.). В том же Токио-1991, о котором мы уже сегодня вспоминали, американец Карл Льюис приблизится (8,87) к великому достижению Боба Бимона (8,90, Мехико, 1968 г.), а еще один американец Майк Пауэлл перепрыгнет их обоих (8,95). 

 
Полеты на века: Майк Пауэлл и Боб Бимон.

Рекордов в легкой атлетике много. И вот уж точно они на любой вкус. В списках рекордсменов мелькают мужья и любовницы, африканцы и азиаты, черные и белые, мужики, женщины и что-то среднее. Международной федерации легкой атлетики (или как она сейчас называется World athletics) взять бы да и отменить все рекорды, которые покрыты сомнениями, но то Кастер Семеня пойдет в суд, то китайские бегуньи станут говорить мужскими голосами, то тренер знаменитого британского чемпиона Мо Фары схлопочет дисквалификацию за манипуляции с пробирками. Не решаются в итоге функционеры на радикальные изменения, сохраняя для потомков не только старые цифры, но и старые легенды.

Джекки Джойнер-Керси и Флоренс Гриффит-Джойнер. Две американские спорт­сменки, устанавливавшие мировые рекорды, непревзойденные по сей день. Родственницы (Флоренс вышла замуж за брата Джекки — между прочим, олимпийского чемпиона в тройном прыжке). Безупречная икона американского спорта и человек-фрик, прославившаяся в забегах на стометровке своими длиннющими ногтями и невероятно пестрыми колготками. Почему одну из них готовы носить на руках (это о Джекки речь — мировой рекордсменке в семиборье: 7291 очко, Сеул, 1988 г.), а о второй (Флоренс — мировой рекордсменке в беге на 100 метров (10,49, Индианаполис, 1988 г.) и 200 метров (21,34, Сеул, 1988 г.) пишут только то, что она умерла через 10 лет после своего триумфа — скончалась во сне, прижимая к себе семилетнюю дочь. В одном из материалов на sports.ru высказывается версия, что она умерла из-за стероидов, которые раздули ее ножные мышцы в ущерб другим — сердечным. Однако патологоанатомы не нашли подозрительных изменений в сердце. Официальная версия — смерть от прогрессирующей эпилепсии. У нее была аномалия в мозгу, о которой никто не знал. Ей нельзя было спать, уткнувшись лицом в подушку...

На похоронах Флоренс Гриффит-Джойнер.

«Мне представляется, что новый качественный скачок в результатах моего вида должен произойти либо от изобретения новой методики тренировок, либо опять же от нового стиля прыжка... Сейчас получил распространение стиль «фосбери». По-моему, это стиль «проходной», каким в свое время явился стиль «хорайн». Он разнообразит этот вид легкой атлетики и вовлекает в него большее количество прыгунов, что само по себе немаловажно, но что все-таки относится к «количественному накоплению». «Качество» произойдет позже. Когда — никто этого сейчас сказать не может, я тоже... Но произойдет обязательно. И новая высота будет взята!»

Это последний абзац из книги «Высота». Валерий Брумель написал ее в 1971 году, когда Дик Фосбери выиграл Олимпиаду в Мехико, раз и навсегда изменив прыжки в высоту. Сегодня уже не встретишь серьезных спортсменов, которые преодолевали бы высоту ножницами, в стиле Джорджа Хорайна (переходил планку боком, разбегаясь к ней под прямым углом), или перекидным способом (самым ярким представителем которого был именно Брумель). Все нынче прыгают «фосбери-флопом» (что носит несколько ироничный характер: английское flop можно перевести как плюхнуться, шлепнуться, сесть в лужу), и именно этим способом кубинец Хавьер Сотомайор установил свой мировой рекорд (2,45, Саламанка, 1995 г.). 

Возможно, его побьют сегодня, когда на чемпионате мира пройдут финальные соревнования прыгунов в высоту, возможно, побьют завтра где-нибудь еще...

К СВЕДЕНИЮ

В летописи мировых рекордов по легкой атлетике осталась всего одна строка, где вписано имя белорусского спортсмена. Тулячка Ольга Назарова, представительница Киргизии Мария Пинигина, переехавшая в Ворошиловград (ныне Луганск) пермячка Ольга Брызгина и еще одна тулячка, переехавшая в Минск, Татьяна Ледовская в финальном забеге сумели опередить американок, за которых на последнем этапе бежала Флоренс Гриффит-Джойнер, и их время не превзойдено до сих пор — 3.15,17. Говорят, что сегодняшние американки — Феликс, Около, Фрэнсис и их подруги — спят и видят, как бы, наконец, обогнать советский квартет. Шансы у них есть, но все решится на беговой дорожке в воскресенье.

gord@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Рейтер
Загрузка...