Если забрать руль у агрочиновника...

РЕСТРУКТУРИЗАЦИЯ агропромышленного комплекса может стать механизмом, который позволит оздоровить экономику сельхозорганизаций страны. К такому выводу пришла межведомственная рабочая группа по изучению проблемных вопросов в АПК, созданная по распоряжению Президента. Под председательством Премьер-министра Михаила МЯСНИКОВИЧА уже прошло несколько ее заседаний, как в полном составе, так и по подгруппам. Подготовлен ряд предложений и проектов нормативно-правовых актов. Жаркие дискуссии, как отмечалось на заседании Президиума Совета Министров при рассмотрении основных направлений государственной аграрной политики до 2020 года, у членов группы возникали вокруг распределения функций между государством и хозяйствующими субъектами.

Как защитить права собственника и вернуть чувство хозяина

РЕСТРУКТУРИЗАЦИЯ агропромышленного комплекса может стать механизмом, который позволит оздоровить экономику сельхозорганизаций страны. К такому выводу пришла межведомственная рабочая группа по изучению проблемных вопросов в АПК, созданная по распоряжению Президента. Под председательством Премьер-министра Михаила МЯСНИКОВИЧА уже прошло несколько ее заседаний, как в полном составе, так и по подгруппам. Подготовлен ряд предложений и проектов нормативно-правовых актов. Жаркие дискуссии, как отмечалось на заседании Президиума Совета Министров при рассмотрении основных направлений государственной аграрной политики до 2020 года, у членов группы возникали вокруг распределения функций между государством и хозяйствующими субъектами.

Становой хребет экономики

По-разному можно оценивать наше колхозное прошлое. Но не следует забывать, что коллективные хозяйства создавались за счет объединения  материальных средств самих крестьян. Сельчане приводили на колхозные фермы и конюшни домашний скот, передавали в общественное пользование личные земельные наделы. Многие жители Западной Беларуси, несмотря на преклонный возраст, могут и сейчас перечислить, с чем они пришли в колхоз. Вспомним к тому же, что целые поколения крестьян трудились бесплатно за палочки-трудодни, обеспечивая развитие промышленности и крупных городов. А в тяжелые девяностые годы смогли преодолеть неимоверные трудности и сохранить аграрное производство.

После того как распалась мировая социалистическая система, все входившие в нее страны приступили к реформам сельского хозяйства. В России землю разделили на индивидуальные доли и ориентировали, чтобы собственники становились фермерами или сдавали наделы в аренду. В Украине первые реформаторские шаги на селе сделали в начале 90-х. Принятые тогда акты дали старт фермерскому движению, разгосударствлению и приватизации земель сельхозпредприятий. Угодья были разделены на паи.

В Польше на долю государственного и кооперативного секторов приходилось не более 20 процентов обрабатываемой земли, остальная была в частной собственности. Даже при социализме сельхозпроизводство там развивалось без потрясений. Крестьянин сохранил свободу хозяйствования, обеспечивая будущее своей семьи. Что и стало одним из основных преимуществ польской экономики в момент ее рыночной трансформации, которая началась в 1989 году.

В аграрном секторе Румынии существовали четыре формы собственности: кооперативная, государственная, смешанная (государственно-кооперативная) и частная. В 1991-м там приняли Закон о земле, предусматривающий полную реорганизацию всей структуры сельского хозяйства и ставящий на центральное место частного производителя. Однако документом запрещено разделение крупных коллективных форм хозяйствования, станций технического обслуживания и мастерских. Все они были переданы в собственность крестьянских ассоциаций. Сами же кооперативы продолжают существовать в виде коммерческих акционерных обществ.

Достаточно успешно проведены реформы в АПК Чехии, где распределение акций между членами сельскохозяйственных кооперативов шло в соответствии с трудовым вкладом каждого за последние десять лет. В результате основными владельцами стали действующие работники, а не люди пенсионного возраста.

Подобную методику использовали в СПК «Маяк Великое» Оршанского района, реформируя его в открытое акционерное общество. Имущество хозяйства в 2010 году оценили в 46 миллиардов рублей. Акции на эту сумму разделили между всеми тружениками коллектива, постоянно работающими с 1994 года, в зависимости от их заработка за этот период. Наибольшее количество активов в одних руках не превышает сегодня двух процентов. Все решения по экономическим, производственным и социальным вопросам принимаются наблюдательным советом ОАО, который формируется на общем собрании. Имея в сумме два процента акций, два-три и более работников могут вынести на его обсуждение любую проблему.

— Собственность и инициатива во все времена были становым хребтом экономики, — рассказывает директор ОАО «Маяк Великое» Григорий Фалько. — В каждом человеке заложен природный инстинкт к материальному благополучию. Сельскохозяйственные предприятия в виде акционерных обществ наделяют людей долей собственности в обобществленном имуществе, обеспечивают механизм участия каждого работника в прибылях. Мы пока дивидендов не выплачиваем, доходы используем для развития производства. Тем не менее  результат акционирования каждый в коллективе уже почувствовал в дни зарплаты.

Телега впереди лошади

В АПК Беларуси акционирование началось в 2010 году. Решение о преобразовании СПК в акционерные общества принималось по двум соображениям. Во-первых, в ОАО намного проще привлечь инвесторов, включая иностранных. Во-вторых, преобразование в акционерные общества могло стать цивилизованным способом решения долговых проблем предприятий АПК: часть акций только что созданных ОАО передавалась бы государству в счет погашения долгов перед бюджетом.

Однако крупные успешные хозяйства, в отличие от перерабатывающих предприятий, не спешили менять форму собственности. Для таких кооперативов, как «Агрокомбинат Снов», «Остромечево», «Першаи-2003», «Колхоз «Ольговское», «Гигант», «Колхоз «Родина», «Прогресс-Вертелишки», «Демброво», подобное реформирование стало проблематичным.

Незадача в том, что в белорусском агропромышленном комплексе акционирование носило не сплошной, а точечный характер, велось без серьезного научного анализа и соответствующей правовой базы. Проявилась наша давняя беда: телегу запрягли впереди лошади.

В свое время на базе колхозов были созданы закрытые акционерные общества, в которых руководство и правление имели широкие возможности для сохранения контроля над предприятием и повышения мотивации труда. В число хозяйств, преобразованных в ЗАО, входил и СПК «Прогресс-Вертелишки». Там взяли всех живущих в хозяйстве, подсчитали их зарплату за время работы, проиндексировали и в соответствии с трудовым вкладом разделили на акции 50 процентов основных фондов. Эти ценные бумаги получили все члены кооператива. Вторая половина акций осталась в распоряжении общего собрания и правления хозяйства. Согласно уставу, при их продаже право первоочередного выкупа принадлежало коллективу. В соответствии с долями делилась и прибыль: 50 процентов распределялось на акции, вторая половина оставалась в распоряжении правления и использовалась на развитие. Все шло нормально, люди были мотивированы. Потом приняли закон, по которому в ЗАО не может быть более 50 человек. В итоге вернулись к форме сельскохозяйственного кооператива.

По мнению руководителей ряда СПК, приватизация в их хозяйствах тормозится нежеланием чиновников делиться с производственными коллективами управленческими функциями. Привыкнув рулить на селе, они заботятся о том, чтобы не утратить собственной значимости. На Минщине в 2010—2011 годах форму собственности сменили 165 организаций агропрома. При этом, согласно принятому облисполкомом положению, 90 процентов акций передавалось райисполкомам независимо от того, имеет СПК долги перед бюджетом или нет. В результате исчезла суть приватизации, поскольку она не приносила дивидендов ни хозяйству, ни работникам. Два года назад нынешний заместитель Премьер-министра Михаил Русый по этому поводу отмечал: «Акционирование для СПК — это прежде всего возможности по привлечению инвестиций, финансовому оздоровлению. Решение об акционировании должно принимать собрание кооператива. Конечно, я доверяю органам исполнительной власти и не думаю, что возможна несанкционированная продажа предприятий, тем не менее доля в 90 процентов в руках у чиновника даже меня настораживает».

В стране есть СПК, у которых стоимость основных фондов в несколько раз меньше задолженности перед бюджетом. Такие дышащие на ладан хозяйства, даже если отдадут государству 100 процентов акций, из долговой ямы не выкарабкаются. Погасив часть долга перед бюджетом, они не будут освобождены от лизинговых платежей, возмещения кредитов и процентов по ним. Реальные деньги с созданных ОАО будут требовать банки, Белагросервис, другие юридические и коммерческие лица. В большинстве случаев этих кредиторов не устраивает расчет ценными бумагами сельхозпредприятий. Для них это непрофильные активы, совершенно иная сфера деятельности.

Возникла в процессе акционирования и другая проблема, которая связана с укрупнением предприятий. Флагманы агропрома, боясь потерять имущественные активы, отказались от приватизации. А вот отстающие и середнячки, привыкшие получать нагоняи от начальства и брать под козырек при каждом его чихе, под административным давлением быстренько акционировались. Сегодня многие мощные предприятия нуждаются в расширении земельных угодий, которое можно осуществить, присоединив соседние хозяйства. Но сделать это не позволяет различие в формах собственности.

В СПК «Агрокомбинат Снов», к примеру, очень высокая плотность скота на гектар сельхозугодий. Хозяйство остро нуждается в земельных площадях для развития кормовой базы. Однако все соседи уже акционировались, а юридическая база не предусматривает слияния ОАО и СПК.

Можно, конечно, акционировать агрокомбинат и решить эту проблему. Слияние тогда пройдет путем выкупа или обмена акций одного коллектива на ценные бумаги другого. Но ни руководство СПК, ни его работники никогда не согласятся на это, зная из практики, что после акционирования в их собственности может остаться только десятая часть предприятия.

Руководители успешных кооперативов опасаются также, что, распределив акции между всеми участниками коллектива, можно создать угрозу для рейдерского захвата. В Беларуси таких случаев, видимо, пока не было только потому, что в первую очередь приватизировались убыточные кооперативы. Мощные крупнотоварные СПК с развитой переработкой сохранили прежнюю форму собственности. Но именно к ним проявляет интерес зарубежный и отечественный частный бизнес. Причем главная его цель — не вложение серьезных инвестиций, а приобретение сельхозпредприятий по минимальной цене путем выкупа акций у пенсионеров.

Перегибы на местах

Анализ показывает, что в республике отсутствуют законодательные нормы регулирования имущественных отношений при реформировании СПК. Сегодня этот процесс отдан на усмотрение местных органов власти и управления. А они считают, что основные и оборотные средства колхозов формировались за счет дотаций государства, шефской помощи госпредприятий, поэтому количество акций, передаваемых членам СПК, должно определяться из размера долевого фонда (при его наличии). Остальные активы переходят в коммунальную собственность.

На практике в зависимости от воли органов госуправления сложились четыре модели акционирования СПК. Первая предполагает выделение государственной доли в уставном фонде ОАО в размере не менее 90 процентов и размещение 10 процентов акций среди работников и пенсионеров (Минская область). Фактически это даже не приватизация, а огосударствление СПК. Второй вариант — распределение акций без выделения доли государству только среди работающих членов СПК, исключив при этом пенсионеров (Витебская область). Третья модель строится с участием отечественных инвесторов (интеграторов). В качестве примера может служить ОАО «Хатьковцы» (бывшее СПК), которое передало 75 процентов акций волковысскому «Беллакту» и 25 процентов распределило среди работников. Четвертый путь ведет, скорее, к национализации, а не к приватизации: кооперативы преобразуются в унитарные сельскохозяйственные предприятия с последующим их акционированием. Все активы в таком случае отходят государству.

В положении о методике акционирования СПК, утвержденном постановлением Госкомимущества Республики Беларусь, прописаны несколько вариантов распределения долей между членами кооператива. Там же оговорено, что у собрания кооператива есть право принять иной порядок наделения акциями коллектива, а также самостоятельно решить, какую долю передать в собственность государству в счет погашения задолженности.

Несмотря на многочисленные обещания ученых-аграриев выработать для белорусских СПК модель приватизации, не ущемляющую социальных гарантий членов и противостоящую устранению работников от управления, серьезных подвижек пока нет. Хотя они крайне нужны для преодоления перегибов на местах. Только в таком случае акционирование можно сделать эффективным инструментом для финансового оздоровления СПК и привлечения инвестиций.

Олег КАМИНСКИЙ, «СГ»

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?