Сельская газета

Если в тире экшен, то на полигоне кипит адреналин

Как готовят будущих танкистов в 72-м объединенном учебном центре в Борисове

Корреспондент «СГ» отправился в Печи и увидел, как стреляют грозные боевые машины

НА полях сражений Великой Отечественной войны танковые соединения сыграли решающую роль. В особом ряду здесь стоит Борисов со своей по-настоящему уникальной историей. От немцев его защищали курсанты местного танкового училища,  они же его и освобождали. Сейчас здесь находится  школа подготовки специалистов танковых и артиллерийских подразделений, которая обеспечивает необходимыми кадрами всю страну.  


В ОГНЕВОМ городке у трех Т-72Б построились будущие наводчики. Сегодня им предстоит стрельба из танкового пулемета. Командир второго учебного взвода третьей танковой роты лейтенант Антон Галицкий дает финальные указания: «Делаем все быстро и четко. Осипук, смотри, чтобы не было, как в прошлый раз».

Пошла команда — и  парни  разбегаются по машинам. Глаза едва успевают проследить за всеми действиями танкистов. Один с боекомплектом патронов исчезает в люке, второй работает с радиостанцией. Еще несколько секунд, и все готово к стрельбе. Первый выстрел — и ты жалеешь, что не взял с собой беруши. Второй, третий, четвертый… И хоть ребята бьют  одиночными, да и калибр большим не назовешь, кажется, что работает как минимум полковая артиллерия,  а стены тира вот-вот рассыпятся от ударной волны. Лейтенант Галицкий успокаивает: это всего лишь слуховой обман.

Тот самый Андрей Осипук сегодня отработал неплохо. Из трех подвижных мишеней закрыл две. Однако собой уроженец Дятлово не доволен: мог бы и лучше. О «прошлом разе» особо рассказывать не хочет, но все же поддается на уговоры: «Да стабилизатор неправильно включил. Так разнервничался, что ни по одной цели не попал». Прошлых ошибок курсант надеется больше не повторять, ведь совсем скоро из учебного центра его переведут в 11-ю отдельную механизированную бригаду в Слониме. Там уже все будет серьезно.

Сегодня в школе подготовки служит около 250 бойцов-танкистов, которых четыре—шесть месяцев обучают по специальностям наводчика, командира или механика-водителя. Затем  они сдают экзамен и распределяются по четырем отдельным механизированным бригадам.

Хотя есть и исключения. Например, Андрей Сивухо останется в Борисове. За хорошую службу и отличные результаты ему скоро  присвоят звание сержанта, а после он начнет обучать молодых бойцов из нового пополнения. К слову, до армии курсант окончил педагогический колледж и успел поработать учителем у себя в Речице, поэтому определенный опыт имеется.

Самому Андрею быть танкистом нравится. Он старается досконально изучить каждый винтик тяжелой бронетехники. Такого мальчишеского энтузиазма, говорит,  даже в детстве не было. Отцовский интерес передался и трехлетнему сыну, который теперь на вопрос: «Кем ты хочешь стать?» кричит: «Танклистом!» Он, кстати, вместе с мамой приедет сюда на праздник. Интересно, кому малыш будет больше рад: папе или танкам?

С ПРИХОДОМ новой команды наводчиков стрельба возобновляется. Привыкший к шуму, слух уже не отвлекает от мысли тоже попроситься в танк. Обращаюсь  к лейтенанту Галицкому. «По высоте вроде подходишь. А вот по ширине… Боюсь, застрянешь в люке», — после нелегких раздумий и очень даже критичного взгляда на мою комплекцию офицер все-таки решается и  отправляет меня в пару к Сергею Шевко. Тот, увидев своего нового товарища, только улыбается.

Знакомство прерывает команда: «По машинам!» Крепкий курсант лихо запрыгивает на танк, чего не скажешь обо мне. Дальше тот самый люк, в который — о чудо! — все-таки пролезаю. Места внутри действительно немного. Если резко повернуться,  можно неслабо к чему-нибудь приложиться. Пока я с восхищением осматриваюсь, Сергей заряжает пулемет и — началось… Хорошо, ребята одолжили шлемофон, иначе бы  оглох. Через несколько минут все заканчивается. Фух! А ведь это  очень круто!

Уже на улице общаемся с курсантом: «В военкомате попросил, чтобы меня в танкисты отправили. Как раз и рост подходящий — 175 сантиметров. Правда, хотел быть механиком-водителем, но прошел только в наводчики. Сначала было страшновато, а потом привык к этому экшену».

Но на полигоне, отмечает Сергей, все гораздо интереснее. Во-первых, расстояния до мишеней в разы больше: до 1500 метров. Во-вторых, все приближено к условиям реального боя, поэтому адреналин кипит так, что можно танк расплавить.

Согласен с подчиненным и лейтенант Галицкий. На стрельбе в тире, конечно, цели уменьшают до невообразимых размеров, но все равно процесс не тот. Как человек, участвовавший в танковом биатлоне, он знает, о чем говорит.

К слову, офицер в танкисты пошел осознанно. Еще в школе решил, что точно свяжет жизнь с армией. Родственники отговаривали, но Антон настоял на своем: поступил в Военную академию, потом распределился в Печи. С танком уже на начальных курсах был на ты, освоив специальность и наводчика, и механика-водителя, и командира. Утверждает, водить Т-72Б не сложнее, чем «Мерседес». Только штурвал вместо руля. А так, по полю идет — мама не горюй. И ни одной ямки не чувствуется. И разогнаться может до 60 километров. Неслабо для махины, которая весит 41 тонну, правда?

ТАК точно, говорю, товарищ лейтенант, правда. И осмеливаюсь от своего лица, а в первую очередь от лица всей «Сельской газеты» поздравить парней с профессиональным праздником. И хоть троекратным «ура!» мне не ответили, но видно же было, как суровые мальчишеские лица танкистов расцветились озорными улыбками.

banny@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?