Если по совести, то к обоюдной выгоде

Корреспондент «СГ» разбиралась в противостоянии между индивидуальным предпринимателем и молокосдатчиками агрогородка Довск Рогачевского района

ИНФОРМАЦИЯ к размышлению. Если в 2010 году в личных подсобных хозяйствах было произведено 879 тысяч тонн молока, то в прошлом — всего лишь 391,8 тысячи тонн. Поголовье коров на подворьях наших сельчан только за последний год сократилось с 112 до 86 тысяч. Процесс, увы, необратим, вспять его не повернуть. Но это совсем не означает, что сельчанину, который с кормилицей расставаться не думает, не нужно помочь заготовить корма, привести в порядок пастбище, закупить излишки молока. Корреспонденты «СГ» поинтересовались, кто и как сейчас это делает, какие при этом проблемы возникают.

Молоко_b.jpg
Сельчанам не впервой собираться в сельсовете, чтобы обсудить проблемы приемки молока

Молокообман


Настоящие баталии развернулись между жителями рогачевского Довска и предпринимателем, который закупает у них ценный продукт


ДОВСК, в отличие от многих современных деревень Беларуси, живет патриархальными сельскими устоями в хорошем смысле этого слова: «Рогі» во дворе должны быть!» — уверены здесь. И этот постулат блюдется: больше 70 семей держат коров. Причем часто не по одной. Есть хозяйства, где их число достигает шести голов. Потому механизм сдачи молока в районе отработан: закупкой у населения и продажей на Жлобинский молочный завод занимаются индивидуальные предприниматели. С одним из них, Василием Мельниковым, и вышли разногласия у молокосдатчиков. Журналист  «СГ» срочно выехал на место.

В АКТОВОМ зале сельсовета на встречу с журналистом «СГ» собрались 12 молокосдатчиков. Еще несколько человек прийти не смогли: одни на работе, другие вынуждены были уехать по делам, объяснили их односельчане. Между тем, уверяют они, на собрание, которое состоялось накануне здесь же, с участием заместителя председателя Рогачевского райисполкома Михаила Шишова и председателя районного Совета депутатов Валентины Ганкович, пришли больше двадцати человек.

— Начисленная оплата почти никогда не совпадает с фактическим количеством сданного молока, — объясняет суть претензий Елена Сидоренко. – В среднем за десятидневку со двора, где 1-2 коровы, не дописывается 2-3 литра. За месяц это уже от 5 до 10 литров. А молокосдатчиков больше 70. Некоторые, у кого по 5-6 коров, оценивают недостачу в 100 литров в месяц. Вот и считайте, сколько предприниматель может таким образом «сэкономить».И это не те литры, за сдачу которых он, как посредник, получает по 8 копеек. Это молоко можно сдать как собственное. Если нам платят 39 копеек за литр, то прибавьте еще 8 копеек – это и будет та цена, по которой принимает молоко завод.

Еще одна проблема, которую озвучивают сельчане – жирность молока. Ее предприниматель намеренно занижает, считают они. Как аргумент – протоколы испытаний образцов пищевой продукции (молока), проводимых Рогачевским зональным центром гигиены и эпидемиологии. Татьяна Вычикова, сдав молоко на анализ, получила результат — 3,9 процента. В тот же день жирность этого же молока предприниматель оценил на 8 пунктов ниже.

 Похожая ситуация и у Елены Ермолиной, которая держит пять коров: расхождение правда, меньше, но экспертиза центра гигиены показала жирность выше базисной, а исследования предпринимателя – ниже.

Между тем вопрос жирности принципиальный, поскольку «литр за литр» засчитывается молоко с базисной жирностью, то есть 3,6 процента и выше. Все, что ниже – ниже и оценивается.

Такие разночтения сельчане объясняют тем, что анализатор для измерения жирности Виктор Мельников с собой не возит. Он установлен у него дома, где его супруга и проводит исследования.

Раньше, вспоминают жители Довска, таких проблем не было. Более пяти лет назад, когда сбором молока у населения занимался местный совхоз, на каждого молокосдатчика были заведены специальные книжки, в которых напротив даты стояло количество сданного молока и его жирность. Продуктивность коров и качество их молока можно было проследить на протяжении всего года:

— Конечно, объемы менялись, но незначительно. И жирность летом немного снижалась, куда же без этого, но не так падала, как сейчас, будто корову подменили! – возмущаются собравшиеся.

ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ предприниматель уверяет: все конечные расчеты с молокосдатчиками он производит в соответствии с информацией, которую указывают в товарно-транспортных накладных представители Жлобинского молочного завода. И сетует: его расчеты и расчеты завода совпадают редко. И подтверждение есть – все накладные он подшивает и хранит. Почему так происходит – судить не берется:

— Объемы я измеряю молокомером, купленным на молокозаводе. То есть  прибор этот точный. Собирать молоко начинаю около трех часов утра. В 7.30 уже должен подъехать к молоковозу в Журавичах, который сливает все собранное мной молоко в отдельную емкость и опечатывается моей личной пломбой. Хотя сам лично я его  не сопровождаю, и результаты анализов сданной продукции получаю только на следующее утро – с водителем, который приезжает за очередной партией.

Что же касается жирности, то, говорит предприниматель, анализатор у него стационарный, и возить его ежедневно в машине по дворам – значит сбивать настройки прибора. Тем более что жирность молока изо дня в день у одной и той же коровы меняться не будет. Поэтому он берет анализ примерно раз в десятидневку: пробы от каждого двора сливает в чистую баночку, наклеивает ярлычок с фамилией и везет домой. И результаты ни от кого не скрывает: «Звоните, спрашивайте – сообщу».

Кстати, у  самого Виктора Федоровича претензий к сдатчикам молока накопилось не меньше, чем у тех к нему. Предприниматель говорит, что некоторые из сельчан не только не доливают по 200—300, а то и больше граммов, но и хитрят иными способами: прогоняют молоко через сепаратор или разбавляют его водой, а чтобы увеличить жирность, добавляют сухое молоко:

— Это легко проверяется при помощи ареометра. Если плотность меньше 1,027 – значит его разбавляли водой. Если высокая – добавляли сухое вещество. Очень неприятно ловить людей на обмане. Но такое, к сожалению, происходит. Хотя я всегда стараюсь идти навстречу. Например, на свой страх и риск беру молоко, которое не охлаждено до нужной температуры. Я ведь сам выходец из деревни, моя мама и сейчас живет на селе, поэтому цену крестьянскому труду знаю. Но, к примеру, если на вкус отчетливо ощущаю, что молоко прокисло, конечно, не возьму его – я же не могу остальных людей подвести. В этом случае составляю акт на некачественное молоко. А вот с антибиотиками сложнее – их на вкус не выявишь.

Обидно, говорит Виктор Мельников, когда из-за одного недобросовестного человека ему с завода возвращают всю партию. Если в молоке обнаружены антибиотики. И тогда денег не получат ни добросовестные молокосдатчики, ни предприниматель. А тот, кто сдал молоко от больной коровы, ни за что не признается. Хотя путем недешевых исследований, выявить его возможно.

Что же касается падения жирности молока, то предприниматель это объясняет переходом коров на пастбищное содержание – явление это всем известное. Более того, утверждает, его интереса в занижении не может быть в принципе, поскольку деньги получает исключительно за фактически сданные  литры. А вот доходы сдатчиков от жирности продукта зависят напрямую.

КОМУ верить в этой ситуации? Вроде у каждого своя правда. Тем более что каждый понимает: доказать обвинения как с одной, так и с другой стороны проблематично. Одно можно сказать с уверенностью: уж слишком много в Довске недовольных предпринимателем. Ну ладно бы два-три человека, можно было бы предположить, что просто нашла коса на камень. Но здесь против выступает примерно каждый четвертый. Нет дыма без огня? Возможно.

Именно поэтому вопрос требует скорейшего разрешения. Отношения между противоборствующими сторонами обострились, дошло до оскорблений. Несколько сельчан вообще отказались сдавать Мельникову молоко: делают сметану, творог или просто отдают поросятам. «Это очень нелегкий труд, и не хочется, чтобы тебя за него еще и унижали!» — мотивируют свое решение принципиальные хозяева буренок.

В тот же день, когда корреспондент «СГ» общалась с жителями Довска, в Рогачевском райисполкоме собрали всех индивидуальных предпринимателей, которые работают на закупке молока у населения. Тема все та же – работа со сдатчиками. Некоторые из его участников потом говорили мне: возможно, Виктор Мельников мало разговаривает с сельчанами, не объясняет им происходящее, не отвечает на вопросы – отсюда и отсутствие взаимопонимания. Но в то же время отмечали, что работа у них сложная, находятся они между двух огней: с одной стороны жесткие требования молокозавода, с другой – сдатчики, каждый со своим характером и интересами.

Все это понятно, и войти в положение индивидуальных предпринимателей можно. Если бы не нужно было входить в положение молокосдатчиков. И не стоит забывать, что ни первые, ни вторые друг без друга заработать не смогут. Первым нужно молоко, вторым – чтобы это молоко кто-то отвез  на завод. А все противоречия разрешить возможно лишь коллегиально. Например, создав независимую комиссию, которая бы контролировала процесс сдачи-приемки молока и проведения анализов. Больше внимания этому вопросу мог бы уделять и председатель сельского Совета, с которым корреспонденту «СГ» встретиться так и не удалось.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ районного Совета депутатов Валентина Ганкович уверена, что ситуация разрешима:

— С каждым из молокосдатчиков у индивидуального предпринимателя заключен отдельный договор. Значит, его можно расторгнуть. Это же нормальная конкуренция на рынке: если по каким-то причинам не получается с одним партнером – работай с другим.

Именно так с подачи местной власти и решено поступить в конкретной ситуации. Недовольные хозяева и Виктор Мельников в ближайшее время расторгнут в двухстороннем порядке договоры. И вместо него  молоко у части жителей Довска будет принимать другой. Сейчас райисполком объявил среди предпринимателей своеобразный тендер: тот, кто претендует на работу со сдатчиками, должен заявить о своих намерениях. Из желающих расширить свой молочный бизнес и выберут нового закупщика молока.

Юлия БОЛЬШАКОВА, «СГ»

bolshakova@sb.by

Фото автора

Чья ложка антибиотиков в бочке «меда»


КАШУ маслом не испортишь, а молоко антибиотиками – запросто. Жительница небольшой березовской деревушки Хомичи Светлана Якимович, работающая в районном отделе культуры, не раз убеждалась в этом на собственном опыте.

Резонный вопрос: какое отношение культработник имеет к молоку? Самое непосредственное. И Светлана Николаевна, и ее муж Леонид Леонидович профессиональные музыканты. Поют, выступают с концертами. Их коллектив «Мясцовыя музыкі» всегда собирает аншлаг. В остальное же время они занимаются домашним хозяйством, в котором девять коров и пять телят.

— Это наследство досталось нам от папы, который был фермером, — поясняет Светлана Якимович. – У него было 35 коров. Мы держим значительно меньше. Нам с мужем помогают дочери Татьяна и Ольга. Каждый день по 80—90 килограммов молока сдаем на Березовский сыродельный комбинат. Забирают его исправно. Первым сортом. И деньги всегда выплачивают вовремя. К зарплате культработников это очень хорошее подспорье.

Не нужно объяснять, что выходных у Якимовичей не бывает. Сейчас хозяйка в отпуске, но дома забот выше крыши. Встать в половине шестого утра, подоить коров, накормить, подстелить, процедить молоко, охладить его, подготовить к сдаче… Далеко не полный перечень того, что нужно сделать за день. И на концерт успеть. Недавно «Мясцовыя музыкі» выступали на празднике деревни Заречье, пели вместе со звездным дуэтом Зои и Валеры. Публика была в восторге.

Светлана Николаевна, когда доит коров, тоже поет. Буренки стоят спокойно, отдают все молоко. Средний удой от одной на семейной «ферме» в эти дни — 25 килограммов. Далеко не каждое сельхозпредприятие может похвастаться таким результатом. В июле Якимовичи продали 2,7 тонны молока. Могли бы и больше, если бы часть продукта не вернули обратно.

Причина в антибиотиках, обнаруженных в емкости, которую привезли на переработку из Хомичей, Ляшков, Заречья и других соседних деревень. Молокосдатчиков здесь немного. Кто-то один влил в общий бидон молоко от больной коровы, а от этого пострадали все.

Возвращенный продукт Якимовичи скормили телятам. Обратились на комбинат, чтобы качество молока чаще контролировали во время сбора. Выявить нерадивых хозяев, оказывается, не так просто. Лаборант-приемщик Березовского сыродельного комбината Светлана Сидорович обычно дважды в неделю берет пробы. Если возникают сомнения в качестве, проверять могут хоть каждый день.

— Так, в принципе, и делает, — приоткрывает секреты «кухни» начальник сырьевого отдела предприятия Владимир Каленик. – С каждым владельцем личного подсобного хозяйства у нас заключен договор. Если корова заболела и хозяин ее пролечил, только после сдачи всех необходимых анализов мы даем добро на реализацию молока.

Каждый день в сырьевых зонах Березовского, Ивановского и Ивацевичского районов сыродельный комбинат закупает у населения около 30 тонн молока. Это лишь три процента от общего объема, доставляемого сюда на переработку. Что до расхожего мнения о том, что молзаводам не очень выгодно покупать молоко с сельских подворий, Владимир Каленик подчеркивает: благодаря глубокой переработке, отлаженной на предприятии, никаких отходов не остается.

Кстати, за килограмм молока, сданного первым сортом, комбинат платит 39 копеек в деноминированных ценах. Сегодня людей, которые держат коров, в деревнях остались единицы. Но какие! Алена Жукович из агрогородка Здитово Березовского района от четырех коров в июле сдала 3560 килограммов молока. Николай Кутасевич из деревни Подосье – 3017 килограммов. За месяц выручка у таких хозяев доходит до 1200–1400 рублей. Но и трудятся они с рассвета до заката без выходных.

Александр КУРЕЦ, «СГ»

kurec.a@mail.ru

Сборщики платят по 36 копеек, дачники — по рублю


В поселке Партизанский Вилейского района жители держат 24 коровы, но молоко с подворий не сдают

КАК объяснили в Ильянском сельсовете, нет желающих сдавать его на молочный завод. Выгоднее продавать как сыродой, так и сметану, творог дачникам. В среднем за литр молока сдатчики получают 36 копеек, а приехавшим на отдых горожанам можно литр и по рублю предложить. Если же сделать и продать творог, то и вовсе хороший навар получишь.

В агрогородке Илья молоко принимают местные индивидуальные предприниматели, которые готовят из него вкуснейшие сыры и творог, а потом продают на рынке. ИП знают своих поставщиков, что называется, в лицо, вовремя с ними рассчитываются. И у людей не болит голова о лишних литрах, и частники сырье имеют. В другие деревни три раза в неделю приезжают частные молокосборщики, с которыми заключил договор Вилейский филиал Молодечненского молочного комбината.

В связи с новыми требованиями переработчиков к жирности, кислотности, содержанию белка, микроорганизмов и антибиотиков хозяева подворий тоже стали более внимательно относиться к своей кормилице и к сдаваемому продукту — увеличить объем, разбавив водой, уже не получится. Больных коров пролечили. Но возврат из-за повышенного содержания антибиотиков все же случается, хотя и нечасто, рассказала главный специалист Ильянского сельисполкома Ольга Танюкевич:

— Молокосборщики звонят нам и просят оповестить людей, что молоко им придется забрать назад. Но жалоб по этому поводу не поступает, как и на то, что где-то нет возможности продать излишки. Захотели заниматься молокосдачей — позвонили в сельсовет, мы сообщим сборщикам, что надо заезжать еще к одному человеку. Пенсионерка из деревни Корытница пожелала даже сдавать козье молоко, и ее просьбу удовлетворили.

А вот в Миколаевщинском сельсовете Столбцовского района жители деревень Погорелое, Жигалки, Судники, Полосня сами возят бидоны и крынки в агрогородок Любковщина, где собирает молоко от населения Анна Коржик, она же телятница местного хозяйства. В Кнотовщину, которая находится дальше от агрогородка, заезжает молоковоз райагросервиса. Такой порядок здесь существует уже давно, и сельчане привыкли к самостоятельной доставке — кто по пути на работу, кто специально на велосипеде. Сдают много — от 37 коров за месяц получается около 8—9 тонн. С начала года от населения закуплено 54 тонны молока. Причем занимаются таким приработком молодые семьи, которые держат по две-три коровы. Самим реализовать большое количество молока сложно, вот и отправляются каждое утро в Любковщину. Раньше в округе выращивали свиней, но после запрета из-за АЧС некоторые купили рогуль. Говорят, буренки себя окупают, только не ленись.

Елена КЛИМОВИЧ, «СГ»

klimovich@sb.by

Честный прием в молочной зоне Мачохина


ГЛАВА фермерского хозяйства «Хильковичское» Анатолий Мачохин в деревне Павловичи Круглянского района уже 12 лет разводит лошадей. Есть в его табуне и белорусские упряжные, и ганноверские. На особом счету, конечно, красавцы-рысаки – скаковые лошади. Но о лошадях Мачохина мы расскажем не сегодня. Есть у круглянского фермера еще одно, может, менее романтичное и эффектное, но не менее важное дело – он собирает молоко у сельчан в округе и сдает его на перерабатывающее предприятие. 18 деревень ежедневно объезжает его молоковоз, накатывая по 178 километров за рейс.

В этом деле Анатолий Мачохин уже 5 лет. Сразу хотела написать: «и не по доброй воле»… Но потом осеклась: ведь частник-фермер – человек свободный, и что-то ненужное ему трудно навязать – шагает по жизни он твердо и самостоятельно.

Началось все, однако, с проблем. У самого Мачохина в хозяйстве четыре коровы – раз уж занялась семья сельским трудом, куда без них. Излишки молока, как всем, приходилось возить на центральную усадьбу СПК «Некрасово-Агро». И хлопот с ним было – то нехватка, то без накладных принимали, то жирность вдруг падала до 2,9 процента. А фермер за свою тяжким трудом данную копейку не может не бороться. Сначала возил свое молоко на филиал крупного завода самостоятельно. Когда терпение закончилось – начал добиваться правды, в первую очередь на местном уровне. И, как все правдолюбцы, защищал интересы не только собственные.

— Односельчане тогда разделились на два лагеря. На одной стороне те, кто молоко разбавлял водой. А мои сторонники – обыкновенные крестьяне, которые работали на совесть. Конфликт был жесткий. Потому что разбавленное молоко сдавали как раз работники администрации хозяйства – и как молокосборщик, который работает под их началом, не примет его у начальства. Не поверите, по два бидона в день пытались сдавать его некоторые всего лишь от двух коров.

Вот и пошел Анатолий Мачохин в райисполком. Его председатель Анатолий Дутько и председатель райсовета депутатов Валерий Еркович поддержали фермера и тут же предложили взяться за дело и навести порядок.

— Жаловались на меня поначалу бесконечно, — вспоминает Анатолий Александрович. — Года два Комитет госконтроля почти каждый месяц навещал. Но я сказал тем «хозяевам», которые разбавляли молоко: «Пейте свою воду сами». Нерадивых местных молокосборщиков уволил. Разбавленное и некачественное не принимал в течение десяти дней. Приучил в конце концов к порядку.

Через два года благодаря поддержке нынешнего председателя райисполкома Анатолия Щупленкова выкупил Мачохин у перерабатывающего предприятия списанный молоковоз, приобрел за 17 миллионов «старых» рублей анализатор качества молока. Теперь ровно в 4 часа утра машина уходит в рейс.

Экспедитором на молоковозе Светлана Полушина, получила специальность лаборанта, еще работая заведующей местным клубом:

— Сейчас разбавленное молоко не может к нам просочиться, — уверенно и оптимистично говорит она, когда мы с Анатолием Мачохиным в 7 часов утра пересеклись с ней у подворья Валентины Губаревич в деревне Старое Полесье. – Я иногда проверяю молоко каждый день, без всяких графиков. Люди даже не пытаются мошенничать. Средняя жирность его 3,6 процента – это высокий показатель. Уже несколько лет наш анализатор воды практически не фиксирует. Все сельчане централизованно получили пластиковые карточки, на которые регулярно перечисляется оплата за молоко.

…Валентина Губаревич вынесла чистенькое ведерко охлажденного молока с вечерней дойки. Во втором, с теплым утренним, начисто вымытая бутылка со льдом – специально для охлаждения по рекомендациям переработчиков. На ее подворье две коровы, а всего в деревне – шесть.

— Наша деревня хоть и вдалеке от основного маршрута, — рассказывает она, — но каждый день ровно в 7.20 заезжает молоковоз. Раньше молоко сами возили в Кручу – бывшую центральную усадьбу хозяйства. Каждую десятидневку на карточки поступают деньги за него. Каждая коровка мне «зарабатывает» по полтора миллиона.

Председатель Круглянского районного Совета депутатов Валерий Еркович считает, что частник в деле сбора молока у населения работает более ответственно и заинтересованно:

— Мы уже думаем, чтобы отдать Анатолию Мачохину все молоко в районе. Сейчас он обслуживает владельцев подворий на половине территории района, а собирает 60 процентов его. За 2015 год сдал государству 481 тонну молока, собрав в среднем по 2780 килограммов от коровы. И, если посмотреть динамику пяти лет, сбор в его зоне даже увеличился, хотя коров стало меньше.

Возвращаясь с Мачохиным пусть и по ухабистым, но живописным дорогам Круглянщины, в разговоре незаметно переходим от частного к общему:

– Раньше за литр молока можно было купить 2 литра топлива. Сегодня литр дизельного топлива продается по цене 3 литров молока! Закупочная цена его на Могилевщине 3,6 рубля – даже ниже рекомендованной Минсельхозпродом. Базисная жирность определена в 3,6 процента, хотя у наших черно-пестрых коров по зоотехническим нормам она составляет 3,4 процента. Поэтому и заработок на молоке неадекватен трудам, вложенным в него. Есть проблема с пастбищами для частного скота – многие из них не перезалужались по 20 лет. В Павловичах, например, я взял на себя содержание и уход за пастбищами. А в иных местах растут только полынь да молочай. Люди пасут своих кормилиц лишь на неудобицах. И все больше идут за молоком в магазин.

Диана ГАРАНИНОВА

gardiana@tut.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?