Если по чесноку, то производители расписались в собственном бессилии, а оптовый поставщик импортного за наш счет получает сверхприбыли

Как сдержать рост цены на чеснок

За прошлый год среди продовольственной группы товаров больше всего подорожали гречка, жевательная резинка и чеснок. И если по двум первым позициям рост стоимости на треть, то последней — 46 процентов за 2016 год. Сейчас за килограмм чеснока в иных магазинах просят выше 10 рублей. И, судя по тенденции, это не предел. Кто взвинчивает стоимость? Почему нет на прилавках белорусского продукта?

Из Китая и тоннами


Моя бабушка любит повторять, что в «чесноке — молодость», потому отводит ему отдельную грядку. И урожай собирает практически всегда — ровные крупные зубчики. Хватает на круглый год всем домочадцам. Так поступают и многие знакомые — чеснок, по сути, выращивают практически на каждом огороде. Он неприхотлив в хранении, выдерживает долгие месяцы и в подвале, и на чердаке. Но как только дело доходит до масштабов промышленных, все рушится в одночасье — белорусский чеснок на прилавках днем с огнем не найти.

Звонки в десяток районов результата не принесли: чеснок есть, но не белорусский. «Китайский, пожалуйста, за 8 рублей, — как под копирку говорили в очередном магазине. — Отечественного нет». В Белкоопсоюзе тем временем подтвердили: уже который год ощущается дефицит этой культуры. Например, за десять месяцев прошлого года заложили в стабфонд всего 100 тонн чеснока. Цены на него в магазинах потребкооперации варьируются от 8 до 10,5 рубля за килограмм.

Раз рынок практически пуст, то везут чеснок к нам из России, Украины, Польши, Аргентины, Вьетнама, Израиля и даже Камеруна и Бенина! Основной же поставщик — Египет (поставлено 219 тонн за 2016 год) и Китай (611 тонн). Отсюда и заоблачные цены: в столичном магазине удалось разыскать и абсолютного рекордсмена — за килограмм чеснока просили почти 11 рублей.

Конечно, килограммами его не берут — скорее поштучно. В рамках одного семейного бюджета выходит не так дорого, потому многие и внимания не обращают на галопирующий ценник. А вот другие цифры, которые приводит Национальный статистический комитет: за 11 месяцев прошлого года наша страна заплатила за импорт чеснока свыше 2 миллионов 160 тысяч долларов! Завезли за это время 1077 тонн его. В 2015 году поставили чеснока в Беларусь иностранные производители на 400 тонн больше, при этом оплата была почти на 160 тысяч долларов меньше. Мировой ценник растет, а отказаться от продукта, ввиду почти полного отсутствия отечественного заменителя, мы не можем. А ведь чеснок не только просто продается на прилавках, но и применяется в производстве многих продуктов — в тех же колбасах. То есть тянет за собой увеличение стоимости и других продовольственных товаров.

Примерно пять лет назад наша страна практически вышла на нужные объемы по производству чеснока — общий урожай приблизился к 700 тоннам. Под эту культуру было отведено 260 гектаров площадей. Сегодня их осталось только 13! Почему так? Ситуацию проясняет гендиректор Гомельской областной ассоциации производителей плодоовощной продукции Валерий Попков:

— Тому несколько причин. Первая — низкая товарность белорусского чеснока. Около 40 процентов урожая — его мелкая фракция. У потребителя он не востребован, подходит только для переработки. К тому же достаточно высокая себестоимость — почти 3,5 рубля за килограмм. У китайского она всего 2,4 рубля уже со всей так называемой расчисткой — сюда заложены затраты производителя, плата за доставку до границ Беларуси, таможенные сборы.

— Но на прилавке по такой цене чеснок не найти…

— Действительно, из-за отсутствия конкуренции на внутреннем рынке цены начал регулировать оптовый поставщик. Стоимость на государственном уровне не регулируется, потому на нем получают сверхприбыль.

Чтобы картина изменилась, нужно реанимировать производство белорусского чеснока. И в первую очередь заняться семеноводством. Низкая товарность объясняется и тем, что отечественные сорта далеко не во всех районах позволяют получить достойный урожай, поясняет Валерий Афанасьевич:

— Наши сорта неплохие, но далеко не в каждом районе они приносят желаемый урожай. Например, если в фермерском хозяйстве «Крапивка» на Минщине на отечественных сортах получают до 10 тонн с гектара, то на Гомельщине — и пяти нет.

Белорусские селекционеры сегодня предлагают два яровых сорта — «ярус» и «ярвенит», озимые «витажанец», «полесский сувенир», «заврат», «светлогорский»… Но каждый их них хорош для определенной местности, а сорт, который бы смог в любых климатических условиях давать стабильный хороший урожай, до сих пор не выведен. Валерий Попков приводит данные:

— Нам нужны сорта, которые будут давать урожай не ниже 5 тонн товарного чеснока. Это уже позволит обеспечить конкурентоспособность с Китаем. Для этого необходимо имеющиеся сорта апробировать во всех климатических условиях и параллельно заниматься выведением новых. Конечно, процесс этот небыстрый. На улучшение сортов, которые уже имеем, уйдет три года, а выведение новых займет 7—10 лет. Для ускорения процесса можно обратить внимание на импортные сорта с хорошей урожайностью — до 20 тонн с гектара, которые можно адаптировать под наши климатические условия.

Это принятая международная практика: улучшать выведенный сорт под конкретную местность. Например, в США активно используют белорусский сорт чеснока, который так и называют — Belarus (тип Marbled Purple Stripe). Наши же селекционеры взглянули в сторону Словении: два сорта, «карл» (озимый нестрелкующийся) и «петр» (озимый стрелкующийся), могут приносить хороший урожай и на белорусской земле. Но все упирается в деньги: чтобы закупить 3 тонны семян для дальнейшего улучшения и посадки, требуется 45 тысяч евро. Это позволило бы уже через пять лет наполовину закрыть потребность страны в этом овоще, но финансирования на покупку не выделено.

Взяться за мелкую фракцию


Еще один подводный камень в отечественном чесночном мире — отсутствие промышленной переработки. Чеснок мелкой фракции, который не выдерживает конкуренцию на прилавке, вполне подходит для производства порошка, гранул, чипсов, измельченной или протертой пасты, эфирных масел, настоев… В цеху, которого хватило бы одного на всю страну, выпускать можно до 12 наименований различных товаров. Валерий Попков, который продвигал идею создания нового для страны производства, подготовил и бизнес-план: предприятие окупит себя уже через год, на второй принесет чистую прибыль. Но цена вопроса остается неподъемной — 800 тысяч долларов.

Кстати, именно организация переработки застопорила тогда, пять лет назад, развитие белорусского чесночного рынка. Урожай получили, товарный чеснок отправили на прилавок, а мелкий куда? Вопрос остался без ответа, производители — без прибыли, покупатели — с высоким ценником.

Если столько у чеснока с приставкой «бел» нестыковок, может, нет смысла давать ему второй шанс? Необходимость в этом есть. Но свернуть следует совершенно в другое русло: чтобы этим занялись не крупные предприятия, а фермеры или сельские жители для получения дополнительного дохода. Для них — ниша открытая. В том же Китае так система и построена. Жители деревень по договору выращивают чеснок и сдают его поставщикам. При этом речь не идет об огромных плантациях — засаживают небольшие участки в 5—6 соток! Но явление носит массовый характер, потому объемы по итогу поражают — Китай ежегодно производит до 11 миллионов тонн чеснока и носит звание абсолютного мирового лидера в этом сегменте.

С такими объемами тягаться Беларуси, безусловно, сложно, но вот сбить градус растущего ценника вполне по силам. Как и заполучить новое производство, которое будет выпускать весьма востребованные продукты уже с добавленной стоимостью. Но подход необходим комплексный. Чтобы пробудить интерес у сельчан, для начала нужно разработать простую и понятную схему: где взять семена, куда нести товарный чеснок, а где будет востребован мелкий.

borisovez@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?