«Если не расстреляете, вернусь, и вся деревня захлебнется в крови»

Обстоятельства жестокого убийства егеря в Миорском районе исследуют суд и корреспонденты «СГ»

В МИОРАХ 1 марта начался суд над подозреваемым в убийстве егеря Ивана Саковича. Резонансное уголовное дело — а о трагическом происшествии «СГ» подробно писала в июле прошлого года — повергло в шок сельчан из агрогородка Цветино, где ранее судимый животновод зверски расстрелял человека. А до этого еще и подменил бычка в хозяйстве. Сообщники в краже, супруга обвиняемого и сторож, тоже оказались на скамье подсудимых. Всего по делу проходят 10 свидетелей. Что могло стать мотивом жестокой расправы? Корреспонденты «СГ» изучили материалы следствия и отправились на слушания по уголовному делу.


НАПОМНИМ, что же произошло в конце июля прошлого года в агрогородке Цветино. В дежурную часть поступил звонок с сообщением о том, что во дворе собственного дома застрелен 47-летний егерь работал в ГЛХУ «Дисненский лесхоз». Подозреваемый тогда успел скрыться. На место трагедии выехала следственно-оперативная группа. Миорский райотдел СК возбудил уголовное дело. По горячим следам милиционеры оперативно задержали стрелка. Им оказался 45-летний рабочий фермы. Его сразу арестовали и взяли под стражу.

За дело взялись следователи из УСК по Витебской области. 13 января 2016 года его завершили. Действия обвиняемого квалифицировали по четырем статьям. Уже тогда вырисовывалась истинная картина произошедшего.

Виновник убийства вместе с супругой жил в том же агрогородке Цветино. Работали в одном хозяйстве. Семья с достатком: дом, свой трактор, легковая «Нива». Да и хозяйство держали. На подворье подрастал бычок. Из-за него, по сути, и началась вся заваруха, которая завершилась трагическим аккордом.

С бычком животновод собирался провернуть аферу. Своего отвести на ферму и оставить, а домой забрать покрупнее. Разница в стоимости двух голов — около четырех миллионов рублей. Так животновод хотел подзаработать. Провернуть темное дело наметил поздно ночью, когда обычно на ферме никого из рабочих нет. Со сторожем договорились: он якобы не заметит подмену. Знали супруги и как провести колхозное добро «через бумаги». Оба хорошо ориентировались в вопросах ведения учета поголовья.

Бычка из хозяйства без помех доставили в одну из ночей на личное подворье. Но уже утром в дом к животноводам прибыла милиция. Сотрудники провели обыск. Украденное животное нашли сразу.

Ситуация обернулась не в пользу быкокрада. Обратного пути не было.  Кто мог настучать в милицию, задался вопросом вор. Изрядно приняв на грудь, пошел к егерю, которого и посчитал доносчиком. С собой прихватил ружье.

Егеря встретил во дворе. Следователи установили, что прицельным выстрелом из незарегистрированного охотничьего ружья в присутствии жены и сына подонок расправился с односельчанином, а также угрожал убийством членам семьи погибшего.

На процессе в первый день слушаний убивший егеря Арсен (имя изменено) вел себя вызывающе, смеялся, злорадствовал: «Учтите, что я пережил трепанацию черепа, случаются галлюцинации. Могу платье на жене порвать, покусать и побить десятилетнюю дочь». Признание, понятно, ни у кого сочувствия в зале не вызвало. Молча сидели на скамье подсудимых сообщники: супруга Анастасия и сторож хозяйства Дмитрий. Последний вдруг зарыдал: «Когда понял, что собираются подменить быка на своего, перечить не стал. У Арсена взрывной нрав, лучше его послушать».

Анастасия вину не отрицает, но главным инициатором считает мужа: «Арсен заставил — так стукнул кулаком, что чуть не упала. Как было дело? Теленка везли в прицепе. Тянул трактор, для маскировки выключили фары, я светила фонариком».

Однако обвиняемый не унимался. Гнул прежнюю линию и пытался всех разжалобить: «Ложусь спать, в голове образ Ивана Саковича (жертвы. — Прим. автора). Просыпаюсь в холодном поту — опять он перед глазами…»

БЫЧКА у Арсена забрали. В расстроенных, по его словам, чувствах собрал компанию и начал угощать спиртным. В магазин за выпивкой по указанию мужа ходила жена. К вечеру сельчанин с трудом держался на ногах. В пьяном угаре пришла идея ехать к Саковичу и выяснить, почему настучал правоохранителям. Тайком от жены спрятал в собственную «Ниву» ружье. Подъехал ко двору егеря. Супруга Анастасия стояла у дома, беседовала с Валентиной Сакович. Анастасия вспоминает, как все происходило в тот роковой вечер:

— Слышу возле машины — ба-бах — выстрел! Вдруг из дома выбежали младший и старший Саковичи. Муж тогда выстрелил еще раз. Гляжу — Иван Леонидович согнулся в три погибели и на землю сползает. Мы в «Ниву», муж сел пьяный за руль, как рванет…

Обвиняемый же смотрит на эту ситуацию под другим углом. Свою вину упорно не признает и уверяет судей, что уносил ноги от разъяренного егеря:

— Откуда-то выбежал с ружьем Иван Сакович, ну а я дал деру. Когда, сгруппировавшись, прыгал за угол дома, услышал выстрел. Пальнул в ответ. Но ни в кого не целился. Знаю, что в людей стрелять нельзя. Да, после бежал, нашел заброшенный дом, где остался на ночь.

Так это или нет, разберется суд. Доказательства, впрочем, не в пользу обвиняемого. Известен факт, что тот не раз устраивал пьяные дебоши дома. Сам признает, что хотел даже застрелиться. А бычка украл, чтобы заработать. В хозяйстве, по его словам, подолгу не платили зарплату. Неожиданно для всех в зале к концу заседания с вызовом обратился к судье: «Если вы меня не расстреляете, вернусь в Цветино, и вся деревня захлебнется в крови…» К слову, в ходе следствия провели комплексную психолого-психиатрическую экспертизу, и по ее результатам подозреваемый признан здоровым. Однако он настаивает на экспертизе в стационарных условиях. По мнению гособвинителя, делает это лишь для того, чтобы затянуть суд.

КОРРЕСПОНДЕНТЫ «СГ» поговорили с сельчанами, которые знают подсудимого лично, после первого дня слушаний. По их рассказам, угрозы его рано или поздно воплощаются в дела. Однажды тот бросил ни с того ни с сего кирпич в окно дома Саковичей. Внучка чудом жива осталась.

На суде супруга погибшего Ивана Саковича Валентина расплакалась. Сын Александр переживал молча. Истекающий кровью отец умер у парня на руках. По всему видно, что Александр до сих пор еще не отошел. Какого наказания заслуживает убийца, покажет дальнейшее слушание дела.

На второй день суд опросил потерпевших — супругу егеря и сына. Жена убитого обратилась к судье с просьбой применить в отношении обвиняемого пожизненное заключение. Она упомянула, что ранее виновник пообещал «не дать никому хорошо жить» и заявила, что будет требовать возмещения морального вреда. 

На суде также выяснились новые подробности. Обвиняемый подозревал, что егерь несколько раз «сдавал» его в милицию. Например, за воровство дров. Оттого с ним у погибшего отношения не ладились. Подсудимый, по словам сына погибшего, угрожал егерю: «Сын пойдет на танцы, а вернется инвалидом». 

Гособвинитель, старший прокурор отдела прокуратуры Витебской области Алексей Толкачев в беседе с корреспондентом «СГ» заметил, что обвиняемый действительно, как показало расследование, держал сельчан и агрогородка, и окрестных деревень в страхе. Слушания продлятся еще несколько дней. До конца недели будет вынесен приговор.

ОТ РЕДАКЦИИ

«СГ» следит за рассмотрением уголовного дела.

kovalev@sb.by

matelenok2011@mail.ru

Фото Игоря МАТЕЛЕНКА
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости