Если действовать, то с размахом

О минском ОАО «Сукно» в контексте модернизации речь впервые зашла во время недавнего посещения Президентом...

О минском ОАО «Сукно» в контексте модернизации речь впервые зашла во время недавнего посещения Президентом швейного предприятия «Элиз» в Дзержинске. Там Александру Лукашенко доложили еще об одном варианте развития в Беларуси камвольного производства. Коротко напомню предысторию.


Минское ОАО «Камволь» давно едва сводит концы с концами. Некоторое время назад Президент распорядился привести его в нормальное рабочее состояние. Правительство внесло радикальное предложение: чуть ли не снести якобы непригодные для современного производства корпуса и на их месте построить фабрику заново. Александр Лукашенко побывал на «Камволе». На месте оказалось, что и имеющиеся строения вполне пригодны для дела. К тому же их использование обойдется дешевле. А в Дзержинске было представлено новое решение. Пригодные мощности «Камволя» распределить между ОАО «Сукно» и Слонимской камвольно–прядильной фабрикой. Плюс докупить для них новое необходимое оборудование. В первом приближении такой маневр обошелся бы чуть ли не втрое дешевле. Окупаемость проекта стала бы более очевидной. А на месте ОАО «Камволь» предлагалось возвести тоже необходимый стране современный выставочный центр. План интересный. Президент внимательно выслушал, но сказал, что окончательное решение примет после того, как лично посетит «Сукно» и слонимскую фабрику. И вот первый пункт намеченного маршрута. Александр Лукашенко ознакомился с работой ОАО «Сукно».


По экономическим показателям предприятие в легпроме не самое плохое. Есть прибыль, более–менее нормальная рентабельность, растет экспорт. Зарплата, правда, невысокая, но это больное место всей отрасли. Однако то, что относительная устойчивость до поры, понимаешь, пройдя по цехам. Картинки напоминают репортажи программы «Время» о достижениях советских ткачих. Как ловко управляется одна с десятками гэдээровских станков. Время давно другое, а станки все те же. Да и используется морально устаревшая техника едва ли наполовину.


Здесь особенно остро чувствуется, что модернизация — это не просто модный тренд, а действительно насущная жизненная необходимость. Экономика тройственного проекта «Камволь» — «Сукно» — Слоним в первом приближении выглядит так. ОАО «Сукно» сможет производить 2,5 млн. погонных метров суконных тканей и 4 млн. камвольных. Пряжа будет поступать из Слонима. Но здесь Президент стал задавать простые, логичные, но неудобные вопросы. Чем подкреплены эти цифры? Кто будет покупать продукцию? Как оценивалась емкость рынков? Не могут ли они принять продукцию и «Сукна», и «Камволя» при его сохранении? Где источники собственного сырья? Как выполняются поручения по возрождению овцеводства? Александр Лукашенко обратился к исполняющему обязанности директора ОАО «Сукно» Дмитрию Костюкевичу:


— Необходимо просчитать без учета других предприятий, поглощений, слияний, что здесь необходимо. Все, что произведено, надо продать и выйти к 2015 — 2016 годам на 1 тысячу 100 долларов заработной платы. Это — задача. И не надо смотреть ни на Правительство, ни на кого, если в состоянии сам ее реализовать.


При этом Правительству адресованы критические замечания относительно развития собственной сырьевой базы. Резонно насторожило Президента и то, что в оценках внешних рынков речь ведется преимущественно о России. Причем в лице одного крупного заказчика — Министерства обороны. Диверсификация продаж — еще один важный элемент дальновидной стратегии:


— Рынки надо диверсифицировать и производить ту ткань, которая сегодня нужна. Одеваться и питаться человек будет всегда. А то, что придется конкурировать с Китаем, Турцией и другими странами, это естественно. Вы рынок не прорабатывали, вот в чем проблема.


И о внутреннем потребителе нельзя забывать. Швейники зачастую ориентируются на импортные ткани и игнорируют свои. Президент сделал вывод:


— Нам надо сделать так, чтобы покупали свое. Я уверен, здесь есть проблемы. Нельзя бороться за внешние рынки и отдавать свои. Мы должны прежде всего держать свой рынок.


Примечательный момент: Александр Лукашенко однозначно не отверг инициативы Правительства. Но подтвердил, что, начиная любое большое дело, нужно системно просчитывать всё. Прозвучавшие неудобные вопросы разработчики должны были сами себе задавать изначально. А когда на них будут найдены точные ответы, тогда и проявится реальный проект, а не мечты о желаемом. Отсюда и требование: до 1 мая внести все досконально проработанные предложения. В том числе и о судьбе ОАО «Камволь». Президент подвел черту:


— Я жду серьезнейшей проработки с внутренними и внешними инвесторами.


Перед тем как покинуть предприятие, Президент пообщался с журналистами. Он коснулся следующих тем:


О модернизации


— Модернизация — процесс не одномоментный. Нельзя ждать, что уже сегодня будет результат. Модернизация — это вопрос выживаемости нашей экономики, а значит, и государства. Альтернативы нет. Мы запустили этот процесс, он пошел, но, как всегда, есть трудности. Есть большие недостатки. И я действительно недоволен тем, что они есть. Их надо устранять. Но то, что люди просматривают перспективы, видят цели, параметры, на которые мы должны выйти, уже хорошо. А самый главный вопрос — это деньги. Проблема еще в том, что со временем нам не повезло. В Европе, по предварительным результатам I квартала, везде падение, а европейский рынок — это половина нашего экспорта. Россия серьезно просела. Но никуда не денешься, когда стоит вопрос о выживаемости. Модернизация будет идти, хочется кому–то или нет.


О визитах в Индонезию, Сингапур, ОАЭ


— Мы ищем новые рынки для сбыта своей продукции. К нам никто не приедет на завод и не попросит: продайте нам. Сегодня продавец, владелец товара бежит в самые крайние уголки планеты для того, чтобы в жесткой конкурентной борьбе предложить свою продукцию. Чтобы ее купили. Это главная цель визитов. Мы пробиваем на дальней внешнеэкономической, внешнеполитической дуге новые окна, через которые будем работать с этими странами. И нас там ждут. У нас готовы покупать товары. Почему едет Президент? Потому что, когда приезжает Президент, с ним члены Правительства и шлейф руководителей предприятий, у них есть доступ к любому чиновнику, министру. Считайте, что Президент берет их за руку и ведет в те кабинеты, куда они самостоятельно могут попасть только через год–два, а тут — сразу, за один день. Мы это сделали. Завязались конкретные контакты. Идет проработка конкретных проектов. Надеемся, что и у инвесторов появится интерес к Беларуси. Но себя надо представлять. В том числе в Сингапуре. Это финансовый центр. То же и в Эмиратах. Огромные финансовые ресурсы. Я хорошо знаю наследного принца, других шейхов. Мы договорились, что предложим им 5 — 6 проектов и они придут и будут инвестировать.


О «миллиардах Лукашенко» на Кипре


— Могу только повторить: те, кто найдет миллиарды, — заберите. И не только Лукашенко, но и близких, приближенных, родственников. Все забирайте. Но все это разговоры, чтобы лишний раз меня уколоть. Я к этому уже привык. Если бы имел там миллиарды, честное слово, на модернизацию бы деньги выделил. Потому что это стоящее дело.


О сути кипрского кризиса


— Меня эта ситуация не напрягает. Не думаю, что там было много белорусских денег. Наши банки практически с ними не связаны. Нас это волнует только с той точки зрения, что в Европейском союзе появляются новые очаги кризиса. А это основной наш экспортный рынок. Но, знаете, нас Евросоюз упрекает в нарушении прав человека. А как понимать то, что Евросоюз сейчас ободрал огромную часть населения? Да, небедные прятали деньги в оффшорах. Но это было законно. А тут задним числом заморозили все, что было, и 60 процентов отобрали. Вот вам права человека с точки зрения Евросоюза. Кипр бы этого не делал сам. Этого потребовал от него Европейский союз. Это я знаю точно. Вот все «права человека»: отобрали у людей собственность.


О перспективах взаимодействия с Венесуэлой


— Думаю, несложно предсказать результаты нынешних президентских выборов в Венесуэле. Даже самые злейшие враги Венесуэлы отдают победу Николасу Мадуро с разницей примерно в 20 процентов. Но, допустим, победил Каприлес. Что Беларусь сделала плохого для Венесуэлы? Мы для них строим то, что им нужно. Мы строим и обучаем людей работе на этих предприятиях. Кто в мире будет для них это делать? По крайней мере, до нас этого никто не делал. Поэтому даже если бы пришла к власти оппозиция, с ее лидерами мы всегда договоримся. Все будет исходить из интересов государств. Нас там знают, уважают, принимают не только на самом высоком уровне, но и обычные люди. Это тоже наш актив. Поэтому президентские выборы в Венесуэле пройдут, и мы как сотрудничали с ней, так и будем сотрудничать. Нам это выгодно, а еще это выгодно и венесуэльцам.


О паводке


— Не переживайте за паводок. Большого паводка не будет. Исходя из моей практики, выпавший в марте снег — это не страшно. Его бояться не надо. Он уйдет с туманами, будет потихоньку подтаивать. Но есть районы, в Полесье, некоторых других регионах, где действительно уровень воды поднимается. Люди уже приспособились к этому. Но это не значит, что мы будем наплевательски относиться. На следующей неделе в моем графике значится совещание по соответствующим вопросам. Правительство готовится доложить о том, где надо сосредоточить основные усилия, чтобы не дай бог не допустить гибели людей, как это недавно произошло в Аргентине. Мы к этому будем готовиться очень серьезно. Для этого есть соответствующие ресурсы и люди. Но напрягаться, что нас завтра всех в Беларуси смоет, не надо.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Петр,пенсионер
Модернизация легкой промышленности в РБ очень не простой вопрос,ведь импорт сырья и оборудования здесь достигает порой 100%,особенно оборудования,которое через 5-10 лет необходимо снова менять,чтобы выпускать конкурентноспособную продукцию,а новые станки требуют и очень качественного сырья,которое мы тоже закупаем из-за границы за валюту,за исключением льна и некоторых видов химической пряжи и нитей.И если во многих странах выпускается свое оборудование Китай,Турция,Польша,Италия, и др.,и имеется свое сырье та же Турция,Иран,Пакистан,Индия,Узбекистан и др.,то у них и себестоимость продукции ниже,и естественно,они могут в больших границах варьировать ценами на свою продукцию,на в этом плане намного сложнее.Поэтому модернизация предприятий Концерна "Беллегпром",кроме экономической составляющей имеет еще и политический контекст - это более сотни тысяч работников и в основном женщин,как я понимаю,давно назрела необходимость Концерн преобразовать в Холдинг,чтобы при закупках импортного оборудования и сырья выступать единым заказчиком(покупателем),что позволит значительно снизить закупочные цены,так,одна современная трикотажная машина стоит от в среднем от 50 тысяч до 100 тысяч Евро,для трикотажной фабрики их необходимо в среднем от 10 до 20 штук и каждое предприятие само бьется с продавцом,а таких фабрик по стране где то 6-8,одна швейная машина стоит от 2 до 15 тысяч Евро,а их по стране нужно тысячи штук ежегодно,необходимо еще красильное,отделочное оборудование,которое стоит десятки тысяч,а то и сотни тысяч Евро за штуку,а их нужно десятки и так далее,камвольное оборудование это вообще очень дорогостоящая техника,цена которой доходит до миллиона Евро,так же как льно-перерабатывающие комплексы,вот почему необходимы единые ресурсы и подходы в модернизации легкой промышленности,чтобы не терзать на части в отдельности каждого директора в отдельности в этих вопросах,тем более,что сам процесс тендеров сложен,длителен и за бюрократизирован,а их же основная задача производство,выпуск и поиск рынков сбыта своей продукции,которой в этих условиях очень сложно конкурировать с той же Турецкой,Китайской или Польской.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости