Еще раз про…

«Базарные» заметки информированной оптимистки

«Базарные» заметки информированной оптимистки

Нет, не солгали предчувствия мне…

Когда на открытии Международного пресс-центра «Славянского базара в Витебске» гордо прозвучала официальная цифра, свидетельствующая о рекордном количестве аккредитованных на форум журналистов, — 600 представителей СМИ, лично я, прежде чем порадоваться, забеспокоилась. Конечно, впечатляет география — Германия, Великобритания, США, Македония, Молдова, Россия, Украина, Литва, Латвия… Но ведь я точно знаю и другую цифру — в небольшом помещении фестивального пресс-центра к услугам всей этой многочисленной пишущей братии всего восемь (!) компьютеров.

Предчувствия не обманули: количественных изменений в оборудовании пресс-центра не произошло, к компьютерам приходилось занимать очередь. А как иначе: у одних — новость срочная, другим — текст отправить поскорей, третьим — его еще написать надо, четвертым — монтировать к эфиру сюжет, пятым — фотоснимки обработать… Самый реальный шанс ненадолго прильнуть к вожделенному монитору — 8 утра (начало работы пресс-центра) да еще пара часов до 00.00, пока не намекнут: пора, мол, закрываемся. Остальное время все занято, и, бывает, надолго.

Как-то поинтересовалась: не собирается ли расширяться пресс-центр? В ответ получила совет: мол, на фестиваль хорошо бы приезжать со своим ноутбуком. Со своим, конечно, надежней. Но даже тем, кто в этот раз привез его с собой, размещаться в пресс-центре было тесновато. А с советской, выпадающей из гнезда гостиничной розеткой ноутбук вряд ли подружился бы, да и таскать его с утра и до утра по фестивальному городу все же достаточно утомительно.

Рыбак и райдер

Накануне открытия фестиваля в прессе был обнародован бытовой райдер (требования артиста к организаторам концертов) приглашенного на «Славянский базар в Витебске» победителя «Евровидения-2009» норвежского белоруса Александра Рыбака. Один из пунктов райдера — чартерный авиаперелет из Норвегии в Беларусь. Не слишком ли круто для новоиспеченной звезды? Об этом не преминули спросить у Александра журналисты в Витебске.

По словам певца, спецрейс был просто необходим. Иначе после вечернего концерта в Норвегии он никак не успел бы добраться в Витебск к своему выступлению на открытии фестиваля. Что же касается остальных пунктов его райдера, вызвавшего переполох у организаторов фестиваля, то Александр заявил, что ничего о них не знает.

Между тем в требованиях, по-моему, не содержится ничего, что может вызывать особое возмущение: автомобиль «мерседес» представительского класса, закрывающаяся на ключ душевая, охрана, темные плотные шторы в номере, ароматические свечи, хорошая жевательная резинка, никакого фаст-фуда. Плюс 10 бутылок хорошего пива, 1 бутылка белого вина, вода газированная и негазированная, диетическая кола и лимонад, чай, кофе, сахар, мед, лимон, натуральные соки, шоколад и т.д. К тому же все это не для одного Рыбака, а для всей его команды, в составе которой, кажется, человек 11– танцоры, продюсеры российские и норвежские, звукорежиссер. Именно количество сопровождающих артиста особенно раздражало организаторов фестиваля. Но ведь звезда не бывает без свиты. Или свиту, как и райдер с нормальными условиями проживания, питания и работы, могут позволять себе только мэтры российской эстрады, а не 23-летняя знаменитость? Или норвежского земляка уже причислили к белорусским артистам, которые, как правило, довольствуются на «базаре» малым и райдеров не выдвигают?

Белорусские корни крепкие?

Трагическую белорусскую страницу в своей родословной обнародовал на фестивале Михаил Турецкий, дирижер и художественный руководитель знаменитой арт-группы «Хор Турецкого». Нашу страну артист считает своей малой родиной, говорит, что его белорусские корни сильные, и себя называет белорусом во втором поколении.

Оба родителя Михаила Турецкого — уроженцы нашей страны. Мама — из Пуховичей, точнее, из Марьиной Горки, что в 60 километрах от Минска. Отец — из Могилевской области. В 1931 году он уехал из Беларуси учиться в Москву, оттуда студентом-третьекурсником был отправлен на фронт и прошел через всю войну.

— А за восемь месяцев до начала войны отец приехал в Пуховичи к родственникам, там и встретил мою маму. Ему было 27, ей — 17 лет. Спустя четыре месяца после знакомства они вместе уехали в Москву. По сути, отец спас маме жизнь, потому что в июле 1941-го в белорусское местечко вошли немцы, и 1200 его мирных жителей, в том числе и все родные моей матери, погибли, — рассказал Михаил Турецкий журналистам.

В этом году на фестивале присутствовало немало гостей, кровно связанных с Беларусью, но волею судеб или собственных желаний оказавшихся за ее пределами, — поэт Евгений Евтушенко, артисты Александр Рыбак, Анжелика Агурбаш, Борис Моисеев, вышеназванный Михаил Турецкий. Разумеется, о синеокой родине все вспоминают с теплотой, отзываются восторженно и признаются ей в любви.

Это как в анекдоте про зятя и тещу: чем дальше друг от друга, тем отношения лучше и чувства горячее.

Хиты и тексты

Неожиданно смелый вывод в отношении собственного творчества озвучил журналистам знаменитый бард Олег Митяев, автор хитов «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались…», «Лето — это маленькая жизнь», «Крепитесь, люди, скоро лето». Кстати, месяц назад певец получил звание народного артиста России.

Отвечая на вопрос, чувствует ли он, работая над песней, станет она хитом или нет, Олег Митяев вспомнил, как когда-то высказался по этому поводу Михаил Жванецкий: мол, если сидишь, пишешь-пишешь и видишь — фуфло выходит, значит, будет хит!

— Почему-то действительно так получается: как неглубоко копнешь — так сразу широко разнесется. Видимо, потому, что общий уровень подготовки народонаселения все же недостаточно высок. Вот, например, прекрасная певица Елена Камбурова — замечательный голос, высокая поэзия, а собирает маленькие залы. А у меня на концерты кремли собираются. Значит, уровень моих песен и текстов еще низок. Пока собирается такая большая аудитория, можно быть уверенным — не очень-то пока у меня уровень, — самокритично рассуждал Олег Митяев.

Кстати, об уровне сегодняшних песенных текстов высказался и Евгений Евтушенко. Говоря о своих впечатлениях после концерта открытия фестиваля, знаменитый поэт заметил, что обратил внимание на тексты: за исключением композиции на последние стихи Михаила Танича, которую исполнила Лайма Вайкуле, все они были, мягко говоря, непрофессиональны.

— Во многих песнях нашей триумфальной попсы присутствует просто шокирующее количество безвкусия. Это развращает вкус молодежи, она перестает понимать отличие настоящей поэзии от тех поделок, которыми певцы почему-то считают себя вправе заполнять телеэкраны, — констатировал мэтр.

Букет — звезде!

В один из фестивальных вечеров случилось оказаться за столиком в кафе с известным московским журналистом и музыкальным критиком, как он сам себя представляет, Сергеем Соседовым. На «Славянском базаре» это персона заметная: знаток российского шоу-бизнеса и на журналистских встречах со звездами вопросы им ставит ребром. Кстати, телезрителям Сергей Соседов наверняка запомнился своим судейством в популярном российском шоу «Ты — суперстар» и бескомпромиссными оценками его участникам.

А в тот вечер в кафе разговор зашел о преподносимых звездам во время концерта шикарных букетах, на которые, несмотря на дорогие билеты, тратятся зрители во имя любви к своему кумиру.

— Букеты, как правило, приготовлены самими звездами, и выносят их специально нанятые люди, — буднично заметил коллега.

О подобном я, конечно, слыхала, но все же попыталась возразить: мол, только не здесь, не в Витебске, где самая лучшая в мире публика.

— Вы меня удивляете, — вскинул брови Сергей, и мне стало неловко от собственной наивности.

На ближайшем концерте с повышенным интересом наблюдала именно за людьми, спешащими на сцену с букетами. Я уже готова была ругать себя за то, что не отстояла в разговоре с «акулой пера» искренность витебской публики, как обратила внимание на одного молодого человека. На сцену после выступления российских артистов он поднимался дважды. С совершенно одинаковыми букетами, причем второй раз — сразу с пятью…

Отдых — отличный! От других

— Везет же, отдохнешь неделю от работы! — с этой фразой уже больше десятка лет провожают меня на «Славянский базар в Витебске» коллеги.

— Ну, как потусовалась? — этим вопросом неизменно встречают после окончания знаменитого форума искусств.

Разумеется, когда наблюдаешь за недельным песенно-музыкальным марафоном по телевизору, другого впечатления о нем, кроме как о беззаботном празднике, сложиться не может (да и не должно). Телекартинка убеждает: фестиваль — это яркое нескончаемое шоу, концерты и фейерверки, гуляния по вечернему Витебску, встречи со звездами, приятные посиделки в кафе… Словом, вот бы и нам туда, да так же!..

Когда-то в ответ я начинала нервно объяснять: мол, освещение мероприятий фестиваля (конечно, если заниматься этим по-настоящему, а не просто присутствовать в процессе, наблюдая его или себя в нем) достаточно напряженная работа. Теперь — перестала. Все равно мало кто верит, что журналист, от которого в течение недели ежедневно ждут новостей в номер и подробностей с праздника искусств, к завершению его действительно уставший человек. От переизбытка ежедневных впечатлений и шквала музыки. От мыслей, воплощающихся или не воплощающихся в газетные строки. От стремления успеть увидеть больше и постоянных перебежек с одной фестивальной площадки на другую. Наконец, от недосыпания — потому что невозможно, оказавшись на «Славянском базаре», не посетить его ночные концерты, которые начинаются в 1.30, заканчиваются к четырем утра с неизменной перспективой утренних пресс-конференций…

Но самое странное, что при всем этом «Славянский базар» — праздник, на который, точно знаю, обязательно захочется снова вернуться. Вот только насчет отдыха…

На снимке: отзвучала прощальная песня «Славянского базара в Витебске».

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...