Еще раз об идеологии

Во времена революционно–демократической эйфории многие посчитали, что идеология — это чисто коммунистический атрибут и свободное общество должно быть свободно от идеологии...
Во времена революционно–демократической эйфории многие посчитали, что идеология — это чисто коммунистический атрибут и свободное общество должно быть свободно от идеологии. Даже само слово «идеология» стало неприличным и предавалось анафеме. Однако по прошествии времени и по здравому размышлению стало все более ясно прорисовываться, что без идеологии общество существовать не может. Ибо идеология формирует систему ценностей, определяет общественное мировоззрение, понимание своего места в мире и путей развития государства, принципы построения общественных отношений.

Для сложившихся государств с устоявшейся политической системой идеология не является предметом первостепенного внимания, ибо она глубоко вошла в традиции, законы и практику жизни. Как правило, граждане таких стран даже и не осознают, что находятся в определенном идеологическом поле. В отличие от этих стран, имеющих за плечами не одну сотню лет собственной государственности, Республика Беларусь как самостоятельное государство только–только родилась на свет и делает первые шаги в своей истории. Поэтому для нашего общества развитие и становление идеологии является делом первостепенной важности.

Однако что же такое идеология в сознании наших граждан? Мы часто говорим и много пишем об идеологии и национальной идее. Этому посвящены и теоретические статьи, и монографии, и диссертации. Но на бытовом уровне для человека, далекого от науки, большинство этих теоретических изысканий оказываются и неизвестными, и не очень интересными. Людям нужны простые и ясные идеи, идущие от практики жизни, как любит говорить Президент, — от земли.

Если говорить об идеологии как о самых общих принципах, которыми руководствуется общество и государство, то сегодня эти принципы для всех цивилизованных государств практически одинаковы. В наши дни никто из них открыто не провозглашает идей расовой неполноценности и национального превосходства, непримиримой классовой борьбы, религиозного подавления. Напротив, все ратуют за демократию и права человека, свободу вероисповедания, развитие образования, культуры, экономики, заботу о детях и престарелых, мирную международную политику, защиту окружающей среды и т.д. и т.п. Ни в Конституции, ни в идеологии никакой страны не закрепляются имущественное и социальное неравенство, бедность, беспризорность детей, торговля людьми, проституция, наркомания, коррупция, право вмешательства, тем более вооруженного, в дела других государств. Тем не менее эти явления во многих странах не только присутствуют, но и в явной или неявной форме поддерживаются властными структурами этих стран. Достаточно вспомнить выступление нашего Президента на юбилейной сессии Организации Объединенных Наций, в котором были очень ярко обрисованы жгучие проблемы развития мирового сообщества и государств современного мира. Поэтому ясно, что провозглашение общих идеологических принципов, даже самых положительных, еще не дает реальной картины жизни того или иного общества и государства и не является гарантией практического воплощения этих принципов.

С другой стороны, если роль идеологии в обществе гипертрофируется, если идеология с ее установками становится обязательной догмой, начинает довлеть над обществом, то это может иметь весьма отрицательные последствия. Ярким примером этому служит Советский Союз. Ведь причиной распада СССР был не экономический, политический или национальный кризис. Несмотря на заявления и трактовки некоторых политиков и политологов, этих кризисов в советской стране не было. Причиной была догматическая идеология, которая сковывала политическое руководство и не позволяла адекватно реагировать на изменяющиеся условия развивающегося мира.

Такие же соображения можно высказать и в отношении национальной идеи. Чем существенным отличаются национальные идеи разных народов и стран? В главном они наверняка совпадают — все желают счастья и процветания своему народу. Чрезмерное же выпячивание национальной идеи, придание ей какого–то священного смысла и особого величия, как правило, ведет к национализму, примеры которого хорошо известны в истории, в том числе и в наши дни. Патриотизм, а не национализм, любовь к своей стране и своему народу, готовность до конца разделить с ним свою судьбу — вот что сегодня должно быть духовной основой каждого человека и общества в целом.

Сегодня для нас идеология — это не столько теоретические формулировки, взятые из учебника, сколько направление практического движения и развития нашего общества и государства. Это та совокупность представлений, которая порождается коренными интересами народа, воспринимается, аккумулируется, творчески перерабатывается и воплощается в жизнь руководством страны. Именно при таком взаимодействии народа и государства возникает общенародная, государственная идеология, общенародное понимание наших целей, задач, путей их достижения, приоритетов, нравственных ориентиров, т.е. всего комплекса идей и представлений, определяющих общественное сознание и душу нашего общества, задающих основные направления развития нашего государства.

Одно дело — идеологически провозгласить, например, внимание к молодежи, а другое — практически организовать ее поддержку. Посмотрите, что сделано в этом направлении у нас в стране. Тут и специальный фонд Президента по поддержке талантливой молодежи, и фонд Президента по социальной поддержке одаренных учащихся и студентов, и учреждение стипендий Президента талантливым молодым ученым, и детские и молодежные летние лагеря, и поддержка молодежных и детских общественных объединений, и беспрецедентные меры по льготированию строительства жилья для молодежи, поддержка молодой семьи и многое другое. Вот где настоящая идеология! Идеология не на бумаге, а на деле, понятная всем и всеми воспринятая. То же самое можно сказать и об отношении власти к развитию образования, науки, культуры, промышленности, социальной сферы.

А возьмите проблемы деревни. Революция 1917 года никогда бы не победила, если бы крестьянские интересы не были провозглашены как один из приоритетных факторов революционного движения. Но это была идеология. А что оказалось на деле... И только сегодня впервые в нашей истории не только провозглашена, но и реализуется, прямо скажем, эпохальная задача: не просто повысить производительность и эффективность труда в сельском хозяйстве, взять от него как можно больше, но, самое главное, коренным образом изменить быт и устройство жизни сельского населения, поднять его до уровня современных цивилизационных норм. Вот она — идеология на деле, идеология жизни.

По сути дела, идеология нашего государства самым подробным образом изложена в докладе Президента на третьем Всебелорусском народном собрании. Там есть все: и обоснование пути нашего развития, и наши приоритеты, и наши ценности, и достигнутые результаты, и наиболее острые проблемы, и планы на будущее.

Честная государственная власть, сильная социальная политика и опора на народ — вот основа нашей государственной идеологии.

Вместе с тем сохраняется необходимость и дальнейших теоретических разработок вопросов нашей государственной идеологии. Здесь, как нам представляется, следует выделить три важных направления:

— обоснование белорусской модели развития и определение места Беларуси в современной цивилизации;

— развитие идеи белорусского народа как единой общности в рамках суверенного белорусского государства;

— историческая непрерывность развития общества и определение концептуальных позиций истории Беларуси.

Белорусская модель развития

В чем состоит специфика развития Беларуси по сравнению, скажем, с западноевропейскими странами?

Прежде всего Беларусь — это новое государственное образование, которого ранее никогда не было. Поэтому нашему обществу впервые в своей истории приходится разрабатывать и решать вопросы государственного строительства. При этом мы оказались в ситуации, с которой западные страны не встречались: необходимо найти путь перехода от социалистического строя к новому устройству, более адекватно отвечающему тенденциям мирового развития.

Именно этими особенностями определяется необходимость поиска и выработки своего собственного, белорусского пути развития. Т.е. речь идет не о том, что Беларусь якобы выпадает из общих исторических законов, стоит в стороне от общемировой дороги цивилизации и не желает считаться с опытом развитых западных стран. Вовсе нет. Речь идет лишь о том, что Беларусь (как и другие страны СНГ) оказалась в ситуации, которой в истории не было у других государств мира. Именно поэтому мы не можем воспользоваться в полной мере опытом западных стран. Мы не копируем действия, например, Швеции или Австрии не потому, что считаем, что у них там плохо. Мы знаем, что там хорошо! Однако перенести напрямую и немедленно их опыт к нам невозможно. Слишком сильно отличаются традиции, менталитет, экономическая база и многое–многое другое.

В принципе, все государства Европы, включая Беларусь, идут примерно к одному и тому же, ибо глобализация и интеграция неизбежны. Так же, как отдельный человек сегодня не может жить вне общества, не интегрируясь в него, так и отдельное государство не сможет жить, не интегрируясь в мировое сообщество или его региональную часть. Однако к одной и той же цели ведут разные дороги, и сегодня мы стоим не на той дороге, по которой прошли те же Швеция и Австрия, а на еще нехоженой тропинке. Нам самим приходится прокладывать себе маршрут, расчищать и благоустраивать нашу дорогу к будущему.

В аналогичной ситуации находятся и другие страны СНГ. Недаром некоторые из них так отчаянно мечутся в поисках своего пути, попадая при этом иногда из огня да в полымя. Беларуси удалось продвинуться гораздо дальше других в разработке концепции своего развития. «Белорусская модель» сегодня в явной или неявной форме признается и во многом копируется странами СНГ, в том числе и Россией.

В чем же состоит особенность белору
сской модели и в какой мере присутствует в ней демократия, в недостатке которой так часто упрекают Беларусь?

Особенность белорусской модели состоит в том, что она наиболее адекватно отражает специфику переходного периода развития, в котором мы находимся. Ведь мы вышли из системы со сверхцентрализованным управлением и планированием, с неразвитыми рыночными отношениями, системы, изолированной от значительной части мира. И невозможно в один миг, как по мановению волшебной палочки, превратить эту систему в образец западной демократии.

Западная система базируется на частной собственности в основных звеньях экономики и характеризуется децентрализацией власти с передачей многих функций и полномочий региональным государственным и общественным структурам, избираемым обществом. В принципе, эта система доказала свою работоспособность и эффективность, хотя и в ней есть ряд серьезных недостатков, и сегодня, как мы видим, она уже не справляется с вновь возникающими проблемами. Однако западная система строилась столетиями, она требует определенных традиций, воспитания, менталитета, наработки множества общественных структур и форм их взаимодействия. То есть это не просто идея или идеология, это определенный цивилизационный уровень, который не достигается в один день или даже в два–три десятилетия.

Но история не дает нам времени для прохождения всего того пути, по которому прошли наиболее передовые западные страны, прежде чем они достигли современного уровня. Жесткая конкурентная борьба, глобализация выбросят нас на обочину развития, если не найти наиболее короткого и эффективного пути развития нашей экономики. Причем пути не общетеоретического, а реального, отталкивающегося от реальной ситуации, которая сложилась в нашем обществе во всех сферах его жизни. В некотором смысле исторические проблемы, которые стоят сегодня перед нами, близки тем, которые стояли перед Россией во времена Петра I. Соответственно где–то перекликаются и методы их решения. И в одном и в другом случаях решающую роль играет личность лидера, его энергия, воля, интеллект, интуиция, способность видеть перспективу, способность объединить и направить общество на решение самых главных, жизненно важных задач. И такая ситуация вовсе не случайна, если хотите, это результат срабатывания инстинкта самосохранения общества, отражение его стремления к выживанию в критический период своей истории.

Теперь о демократии. Самый главный признак демократии — выборность Главы государства и Парламента — у нас присутствует. Причем, в отличие, например, от Соединенных Штатов, у нас прямые и всеобщие выборы Президента. Это сильнейший демократический механизм, обеспечивающий реальную и непосредственную обратную связь между властью и народом. Что бы ни говорили западные наблюдатели и недоброжелатели, но этот механизм у нас работает, работает открыто и эффективно. И ошеломляющая поддержка А.Г.Лукашенко на последних президентских выборах — это не результат каких–то закулисных манипуляций или использования пресловутого административного ресурса, а реальное свидетельство идеологического единства нашего народа. Единства, достигнутого не агитацией и массовой идеологической проработкой, а практическими результатами строительства нашего государства, нашими успехами, честной и открытой политикой, единством слова и дела, которые сегодня характеризуют стиль руководства нашего Президента.

Вместе с тем имеются существенные отличия Беларуси от западных стран. Прежде всего у нас преобладает государственная собственность на средства производства. Сегодня фабрики, заводы, транспортные системы, природные ресурсы и т.п. в основном находятся в руках государства. В этих условиях роль государства, степень централизации управления неизбежно должны быть более высоки. В противном случае в экономике возникнет хаос, пойдут разрушительные процессы. Конечно, рыночные условия, от которых мы никуда не денемся, потребуют в конце концов и от нас разгосударствления основных сфер производства и услуг. Однако этот процесс должен идти очень постепенно, по мере созревания и развития в обществе необходимых традиций, механизмов, финансовой сферы, инфраструктуры, законодательной базы, наконец, менталитета народа. И он должен идти строго под контролем государства, ибо на примере России мы видели, к чему приводит одномоментная раздача собственности и устранение государства от вопросов контроля и управления экономикой страны.

Что касается демократии, то проблема сегодня заключается не в том, что нам недостает каких–то свобод, а в том, что мы пока не можем освоить имеющиеся демократические возможности. Ведь демократия, т.е. участие народа в управлении государством, предполагает прежде всего гражданскую зрелость и ответственность перед обществом. Демократия несовместима с коррупцией, воровством, обманом, стяжательством, пренебрежительным отношением к экологии, ресурсам, неуважением и невниманием к человеку. А разве мы, граждане, сегодня решили в нашем обществе эти проблемы? Будем честными и признаем, что пока именно усилия власти, Президента заставляют и понуждают нас выбраться из грязи и бескультурья, цивилизованно обустроить наш быт, города и поселки, подъезды, дворы, дороги и т.п. Будем надеяться, что скоро дело дойдет и до окрестных лесов, которые пока усилиями дачников и отдыхающих, т.е. нас с вами, замусорены и загажены до невозможности. Так какой же демократии нам не хватает, чтобы не разбрасывать пустые бутылки, не бросать под ближайшую елку старый диван с торчащими пружинами?

Надо особо сказать о взаимоотношении общественных наук и идеологии. Как известно, идеология — это не наука, ибо наука занимается объективно существующими явлениями и закономерностями, а идеология отражает субъективные интересы государства, общества или его отдельных групп. Вместе с тем та и другая пересекаются и оказывают друг на друга взаимное влияние. Что здесь важно подчеркнуть. С одной стороны, идеология не должна подчинять себе общественные науки. Наука должна быть объективной, она не может скрывать или фальсифицировать факты в угоду той или иной идеологии. Т.е. наука не должна быть идеологизирована. При этом, однако, нельзя не считаться и с тем, что общественные науки существенно влияют на общественное сознание и, следовательно, на политическую стабильность общества, его настроение, моральное состояние, на поведение государства в международной политике. Ведь история, философия, социология изучают не электрон с атомом, которые не имеют собственных интересов, а различные сообщества людей, которые характеризуются разными, зачастую противоречащими друг другу интересами. Поэтому эти науки не могут не быть окрашены этими интересами, не могут не нести печати субъективных подходов. Если мы сравним учебники по современной истории в США, Японии, Германии и России, то увидим очень большие, зачастую принципиальные различия. Мы хорошо знаем, что одно и то же лицо в одних странах называют разведчиком, а в других — шпионом, одно и то же явление одни называют национально–освободительным движением, а другие — сепаратизмом и подрывной деятельностью и т.д. и т.п. Поэтому полностью уйти от идеологии тут не удается.

Какой же здесь должен быть критерий? Никакая общественная наука не должна наносить вред обществу, приводить к его дестабилизации, возбуждать религиозные, расовые или классовые противоречия, настраивать на насильственное свержение власти, изменение государственного строя и т.п. В этом должна заключаться гражданская ответственность ученого, впрочем, равно как и политика, и общественного деятеля.

То же касается и средств массовой информации. Нельзя не признать, что сегодня телевидение оказывает чрезвычайно большое влияние на массовое сознание. Достаточно посмотреть, как полстраны вертело головами, глядя по телевизору на Кашпировского, чтобы понять степень этого влияния. Поэтому, давая населению правдивую информацию о разных сторонах жизни в стране и мире, надо заботиться о том, чтобы не заполнять экран сценами жестокости и ужасов, не нагнетать упаднических настроений, пессимизма, неверия в свою страну, не подбрасывать в общество бацилл ненависти и острых противоречий.

Но столь же опасна и другая крайность — замалчивание и заглаживание проблем, лакировка действительности, одностороннее освещение и оценки. Такой подход порождает недоверие к средствам массовой информации, неверие в искренность власти. Живое творчество, созидание, интеллект, поиски решений с участием общественности — вот что всегда будет привлекать зрителей к экранам и укреплять доверие к власти и государству.

Развитие идеи белорусского народа как единой общности в рамках суверенного белорусского государства

Сегодня в нашей стране нет серьезных конфессиональных, национальных или классовых противоречий и антагонизмов. Все граждане и жители Беларуси чувствуют себя совершенно равноправными, ни на ком не стоит печать второго сорта, как в некоторых других странах. И это все не в теории, а в реальной повседневной жизни любого города, любой деревни. Это тоже идеология нашего общества и государства. Это результат глубоко продуманной, взвешенной политики нашего Президента.

Однако жизнь идет, и демократизация, и раскрепощение общественной жизни иногда приводят не только к положительным, но и к отрицательным последствиям.

Беларусь — маленькая страна. Она может существовать и успешно развиваться только при условии, если ее народ будет един, если все граждане республики, независимо от расовой и национальной принадлежности, происхождения и вероисповедания, будут объединены единой культурой, единой системой образования, будут привержены одним и тем же ценностям, разделять одну идеологию. Это не значит, что все должны быть «причесаны под одну гребенку». Отнюдь нет! Инициатива, разнообразные культурные проявления должны в обществе приветствоваться и свободно развиваться, обогащая и украшая нашу жизнь. Однако все это должно вливаться в единый сплав нашей собственной, национальной культуры, национального менталитета, национального самосознания, без которых невозможно понятие Родины, невозможно воспитание патриотизма. Что будет, если страна разделится на отдельные диаспоры со своими языками, своими школами, своими газетами и телевизионными программами, организационно–структурными центрами (зачастую финансируемыми из–за рубежа)? Маленькая страна при таких условиях не выживет и неизбежно развалится на части, которые отойдут к соседям, которые недаром так активно поддерживают свои диаспоры.

Сегодня, в условиях высокой грамотности и возрастания культурных потребностей людей, безусловно, могут и должны развиваться различные формы культурного сотрудничества и культурного образования. Можно только приветствовать общественные организации и клубы по изучению, например, китайской, польской или азербайджанской культуры. Проникновение в культуры других народов только обогащает нашу собственную культуру, способствует развитию нашей цивилизации и нашего народа.

Однако зачем же отдельным группам обособляться, выделять себя из общества чисто по национальному признаку? Ведь у нас все равны. Никто не отдает предпочтения той или иной национальности при приеме на работу, в вузы, распределении социальных благ и т.п. Беларусь радушно принимает к себе жителей других бывших республик Советского Союза. Никто из них не дискриминируется по отношению к коренным гражданам. Все могут достойно устроить здесь свою жизнь, обрести здесь свой второй дом. Но не надо забывать, что это белорусский дом. Что Беларусь — это не территория для проживания и освоения, а самостоятельное и состоятельное государство со своим народом, своими законами, порядками, традициями, со своей культурой.

У нас в стране два государственных языка — белорусский и русский, единая для всех система среднего и высшего образования. И этого надо строго придерживаться, здесь ни для кого не должно быть исключений. Мы приветствуем всех, кто хочет жить на белорусской земле, принести сюда свой труд и талант, раскрыть свои способности. Однако только при условии, если они согласны влиться в единую семью белорусского народа, воспринять его порядки, обычаи, культуру. Создание же отдельных национальных объединений, стремящихся проповедовать и насаждать свои представления, свой язык, свои обычаи и привычки, противостоящие общенациональной культуре белорусов, направленные на ее замещение, — эти тенденции приведут к разрыхлению и ослаблению нашего государства, явятся почвой для противоречий и конфликтов в обществе.

Конечно, к этой проблеме надо относиться очень тонко и осторожно, не обижая и не оскорбляя ничьих национальных чувств. Вместе с тем общество должно ясно выразить свои позиции и свои интересы: свобода культурного и национального развития не должна превращаться в свободу вытеснения коренной национальной культуры, в свободу разделения общества на отдельные национальные группы, иными словами, в свободу ослабления, а в конечном счете и уничтожения самостоятельного белорусского государства.

Историческая непрерывность развития общества и определение концептуальных позиций истории Беларуси

Очень важно с детства воспитывать и укреплять уважительное отношение к нашей истории. Почему–то у нас (может быть, это особая славянская черта) принято бесконечно каяться, рвать на себе волосы, оплевывать и проклинать свое прошлое. Надо понять, что история — это объективный процесс, зачастую непереносимо трудный и болезненный, но объективный процесс развития цивилизации. Не шайка заговорщиков–большевиков совершила революцию 1917 года, не злой умысел Сталина определил процессы в период становления советской власти и строительства советского государства, так же, как не одна только легкомысленность и безответственность Горбачева определила распад Советского Союза.

Никогда нельзя отказываться от своего прошлого, как нельзя отказываться от своих родителей. Это столь же безнравственно, как и бессмысленно, ибо, какие бы ни происходили катаклизмы, связь между прошлым и будущим непрерывна, будущее всегда вырастает из прошлого, опираясь на него. В истории не может быть места ненависти, неприятию прошлого. История — это реальность, а ненавидеть реальность бессмысленно. Нужно ее изучать, анализировать, извлекать уроки, но при этом уважать как основу, на которой строится сегодняшняя жизнь.

Великая Октябрьская революция 1917 года, как и Великая французская революция, несмотря на многочисленные жертвы, которыми они сопровождались, являются событиями огромной и непреходящей значимости в развитии современной цивилизации. Легкомысленный, поверхностный взгляд на эти события, иронизация и высмеивание их вождей на самом деле не смогут бросить тень на великую историю, но являются лишь свидетельством низкой культуры, ограниченности и примитивизма тех, кто пытается возвыситься путем «смелой» критики и отрицания прошлого.

Надо всегда помнить, что историческая правда — это объемный многогранник с большим количеством граней, соединенных между собой. Если приблизить взору лишь одну из граней, заслонив ею все остальное, то получим ли мы правду? Фактологически это может быть и правда, но исторически, при учете всех остальных граней, это может оказаться далеко не правдой, и даже ложью.

Такие односторонние, «однограневые» подходы мы, к сожалению, иногда наблюдаем в работах наших обществоведов, особенно историков. Иные авторы, зараженные ненавистью к советскому прошлому или вирусом национализма, пытаются представить свои личные политические предпочтения в качестве научных выводов и результатов. Так, в одной диссертации по историческим наукам делается вывод, что пребывание Беларуси в составе Советского Союза оказало «руйнуючы адбiтак на музейную справу». Ну просто смешно! Какая же это «музейная справа» процветала в Беларуси до революции, которая затем была «зруйнавана» в советский период? В защищаемых положениях другой, филологической, диссертации утверждается, что «быццё» белорусского народа в советский период было «псеўданацыянальным, антынародным па сваёй сутнасцi». Автору даже невдомек, что уже тот факт, что он сам, как и многие десятки тысяч белорусов, получил высшее образование, занимается наукой и пишет диссертацию, свидетельствует об огромном научном, экономическом и культурном потенциале, который Беларусь приобрела за годы советской власти. И именно благодаря этой власти, а не вопреки ей. Но надо же как–то себя проявить, чем–то выделиться. Написать яркое литературное произведение — это трудно, для этого нужен талант. А вот обругать прошлое, заклеймить советскую власть, обвинив ее в подавлении национальных интересов, — это легко, на этом можно без труда и таланта построить литературную карьеру, тем более что сегодня не сталинские времена и никакого мужества для этого не требуется.

Типичная логика, лежащая в основе работ такого рода, столь же проста, сколь и ошибочна. Она состоит в следующем: в истории Беларуси было немало деятелей, которые мечтали о самостоятельной, независимой Беларуси, о ее отделении от России. В советское время такие идеи рассматривались как национализм и сепаратизм и, естественно, преследовались. Некоторые из таких деятелей эмигрировали за границу, во время войны многие сотрудничали с немцами — как бы ради освобождения своей родины от коммунизма и российского владычества. И вот, по мнению людей, исповедующих такого рода идеи, сегодня настал час освобождения: Беларусь наконец обрела государственную самостоятельность. Так где же ей черпать основные мировоззренческие идеи, как не у этих деятелей, всю жизнь боровшихся за национальную независимость белорусского народа?

Эта логика рассуждений абсолютно не соответствует исторической правде. Ведь Беларусь смогла стать самостоятельным государством не вопреки, а благодаря усилиям советской страны, прежде всего братского российского народа. Без его деятельной помощи мы никогда не смогли бы в столь короткие сроки развиться из бедной, аграрной, малограмотной окраины Российской империи в мощную страну с развитой наукой, образованием, промышленностью, культурой, с подготовленными институтами государственного управления. И вовсе не борьба за национальную независимость привела к отделению Беларуси от Союза, а тектонические исторические процессы, которые произошли вопреки воле и желанию белорусского народа. Вспомните референдум о сохранении Союза, который прошел незадолго до его распада. Подавляющее большинство белорусов тогда не хотели отделения от Союза. Поэтому такая логика рассуждений является в корне неверной — сегодняшняя суверенная Беларусь выросла не из эмигрантских идей националистов, а из по–настоящему братской семьи советских республик, благодаря совместным усилиям всех народов, и прежде всего русского.

Кстати, даже в работах весьма вдумчивых и прогрессивных авторов встречаются такие штампы, пущенные квазидемократами времен развала Советского Союза, как, например, формула «мифологизированная общность под названием «советский народ». Как же надо не уважать свою историю! Ведь эта «мифологизированная общность» построила мощнейшую державу, произвела исторические прорывы в современной науке и технике, победила фашизм! Причем именно общими дружными усилиями всех наций и народов Советского Союза. Разве кто–то из нас чувствовал хоть какие–то национальные противоречия, недоброжелательность, приезжая в любую из республик советской страны? Все противоречия были на уровне анекдотов. Это уже потом, когда выпустили националистического джинна из бутылки, поднялась волна борьбы всех со всеми.

До сих пор внедряется в сознание и другой тезис. В одном из учебных пособий автор пишет о Беларуси и белорусах: «С начала 90–х годов идет поиск собственной идентичности. Этот период назван «Возрождением» — возрождением собственной истории, государственности, культуры». Речь, очевидно, идет о возрождении не советских, а дореволюционных времен. Так что же тут возрождать? Бедность, забитость и неграмотность, так ярко описанные Янкой Купалой в его классических произведениях? Или, может быть, еще более ранние времена — крепостного права? А ведь идея о возрождении уже превратилась в штамп.

Не события средневековой давности, не победы в далекий период Великого княжества Литовского (которым историки, в зависимости от «установок», регулярно меняют национальные «знаки», приписывая успехи то одному, то совершенно иному, из другого государства, «полководцу») должны быть источником гордости белорусского народа. Предметом подлинной гордости должна быть исключительная способность и восприимчивость белорусов к прогрессу и цивилизации. Именно это позволило нашему народу из нищей, неграмотной страны построить в кратчайшие исторические сроки современное цивилизованное европейское государство.

Не «возрождать» нам надо, а созидать — созидать новое, прогрессивное, благоустроенное, богатое, сильное и процветающее общество. «За сильную, процветающую Беларусь!» — хороший, емкий лозунг, в нем все сказано. С ним нам и идти вперед.

Анатолий РУБИНОВ, первый заместитель главы Администрации Президента Республики Беларусь, академик.

Продолжение темы в статьях:

1. "Традиция и авторитет" (от 09.08.06)
http://www.sb.by/article.php?articleID=53256

2. ...А караван идет (от 16.08.06)
http://www.sb.by/article.php?articleID=53420
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Vint
Все логично, все правильно. Вот только не понятно, переход к рыночно-демократическому обществу (в западном понимании) у нас будет как-то ускоряться, набирать реальные обороты? Или же т.н. "переходный период" - это бесконечная волынка,  которая сопровождается   наскучившими утверждениями о том, что сия волынка  - необходимость? Проще говоря,  не ставим ли мы цель сделать переходный период вечным? Хотелось бы узнать мнение г-на Рубинова по этому поводу.
Yu
ЦИТАТА: "В истории не может быть места ненависти, неприятию прошлого. [...] Нужно ее [...] уважать как основу, на которой строится сегодняшняя жизнь."
ВОПРОС: Сказали ли бы вы это вашему отцу или ребенку, если бы их невинно сгноили в Гулаге?
Булат-багатур
Я бы сказал. Отец бы мой сказал. Это при том, что отец моего отца, мой дед, был репрессирован, потому что в деревне на границе с Польшей был единственный грамотный мужик.
А я думаю, и сам дед бы сказал так, как говорит сейчас мой отец: "Виноват не Сталин, а сосед Павка, который хотел хату отнять, да следователь, которому нужно было план выполнить. Кстати, старший сын навещал его в тюрьме во время следствия и дед сказал, что его никто не бил.
вася
"...навинно сгноили в ГУЛАГе..." Так давайте теперь будем обниматься с антигулаговскими бандеровцами, которых вся цивилизованная Европа поддерживает, а эти бандеровцы Хатынь сожгли с жителями и еще сотни деревень ( именно они). А в прибалтийских государствах еще до оккупоции СССР фашизм процветал. Ведь все же документы открыты, архивы. А у вас только жвачка от СМИ:ГУЛАГ, демократия, цивилизация... А тем временем Норвегия, Швейцария, Япония, Австралия, например, в ЕС не входят и не горюют. А в Норвегии соц. ориентированная экономика, а уровень жизни самяй высокий в мире. А в Румынии, члене ЕС?
Беляев Василий
"Мифологизированная общность" (цитата и кавычки г-на Рубинова) ... "победила фашизм"<br /><br />Конец цитаты.<br /><br />В сущности -верно!<br /><br />НО ... факты говорят о том, что фашистских итальянских солдат погубила прежде всего русская зима - перемёрзли у нас южане!<br /><br />А фашистских германских солдат победить было невозмохжно, ибо таких солдат и армии никогда не существовало!<br /><br />Вермахт был армией НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО государства.<br /><br />Разница между германским национал-социализмом и итальянским фашизмом<br /><br />- истина конкретна! - видна из следующего:<br /><br />Был в Белоруссии советской деревенский пацан по фамилии Зайцев.<br /><br />В годы войны германские войска его деревню сожгли.<br /><br />Он чудом уцелел и пошёл искать партизан.<br /><br />Нашёл его фашистский (Итальянский!) офицер и вывез к себе в Италию - там усыновил и вырастил.<br /><br />После войны он не разрешил ему уехать на родину - там его ожидал спецдетдом и статья за сотрудничество с фашистским врагом.<br /><br />Он вырос в Италии, получил итальянский паспорт и работал в Тольятти на строительстве Волжского Автозавода в штате фирмы ФИАТ. и получал итальянскую зарплату и жил в спецгостинице для итальянцев.<br /><br />А я, специалитст по итальянскому языку с дипломом МГУ - жил в убогом переполненном общежитии, так и не получил там обещанного жилья, а соседи писали на меня доносы в КГБ, СТРЕМЯСЬ ВЫСЛУЖИТЬСЯ: ночью я во сне иногда говорил по-итальянски вслух - сообщали. что я шпион ... и так далее.<br /><br />Судьба моя тут к делу не относится, а судьба г-на Зайцева ясно показывает разницу между итальянским фашизмом, германским национал-социализмом г-на Гитлера и советским социализмом товарища Сталина - Сатана ему товарищ!<br /><br />И все проблемы в том, что фашизм мы победили - таки да!<br /><br />А социализм - в 1945 году победил нас - и жил, и отравлял нам мозги и души - до 1991года.<br /><br />Закнчиваю.<br /><br />А. Г. Лукашенке - мой респект и наилучшие пожелания - ему, всем белорусам, всей Белоруссии.<br /><br />Беляев В. В., г. Саратов.
саша
Уважаемый вася,что бы снова не тиражировать подобные клише,наберите в любом поисковике "Василий Мелешко" или "Григорий Васюра"--и прочтите любую ссылку.Эти люди даже не слышали никогда о таком человеке,как Степан Бандера.Вы сильно удивитесь,что сформированный из пленных советских офицеров 118 полицейский батальон,уничтоживший Хатынь, зверствовал почище любых национальных формирований.Хороши сталинские соколы--нечего сказать.А самое интересное,что и после войны ,кто не сбежал с немцами --работал на руководящих партийных и хозяйственных должностях в СССР,уж очень органично они снова вписались в тогдашнюю советскую действительность с её гулагами и прочим.И лишь через сорок лет были разоблачены и понесли заслуженную кару.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости