Судьба ЕС после пандемии коронавируса может круто измениться

ЕС: центробежный вектор пандемии

Судьба ЕС после пандемии коронавируса может круто измениться. Однако в какую сторону пойдут эти изменения, пока неясно. Очевидно, в своем прежнем виде европейское объединение вряд ли сохранится: им недовольны ни евроэнтузиасты, ни евроскептики. 


Пандемия вскрыла те изъяны политического устройства ЕС, которые были очевидны и без всяких форс-мажоров: рыхлость и слабость его управленческих структур, конкуренция между национальными и европейскими органами власти. Однако если в «мирное» время эти недостатки можно было игнорировать и откладывать их устранение в долгий ящик, то в условиях кризиса они могут оказаться фатальными.

ЕС, продемонстрировавший невероятную беспомощность и заторможенность реакций в первые дни пандемии, так и не смог реабилитироваться, проявив себя в глазах европейцев в качестве эффективного инструмента разрешения кризисов. Пока в европейских кулуарах идут вялые препирательства по поводу оказания коллективной помощи наиболее пострадавшим странам, недовольство Брюсселем продолжает расти. Соцопросы фиксируют повсеместный рост антиевропейских настроений, что может вылиться в очередные победы евроскептиков на ближайших выборах.

Выводы из разворачивающегося кризиса европейской интеграции могут быть прямо противоположными. Евроскептики полагают, что доказавшие свою неэффективность европейские структуры должны быть если не окончательно демонтированы, то максимально ослаблены в пользу национальных правительств. С их точки зрения, государство остается верховным и наиболее эффективным сувереном, а наднациональные структуры лишь путаются у него под ногами.

Но возможен и противоположный взгляд на вещи. Неэффективность наднациональных органов управления ЕС обусловлена дефицитом их полномочий, которые перетягивают на себя национальные правительства, не давая сложиться эффективной системе управления в масштабах всего союза. С этой точки зрения, для повышения эффективности европейской интеграции необходимо дальнейшее усиление наднациональных институтов и ограничение полномочий национальных правительств.

Однако сегодня эта последняя точка зрения вряд ли способна получить широкую поддержку. Евроэнтузиасты явно проигрывают идеологическую битву евроскептикам, голоса которых слышны все громче. Геополитически раздутый ЕС со слабыми институтами управления, похоже, дискредитировал идею дальнейшего углубления европейской интеграции если не навсегда, то надолго. Результатом становится реванш националистических настроений, отдающих приоритет национальному эгоизму перед эфемерной европейской солидарностью.

Борьба с пандемией коронавируса стала еще одним моментом торжества евроскептиков: в условиях кризиса ЕС так и не смог заработать как единый политический организм, переложив весь груз ответственности на национальные правительства. Именно национальные правительства выходят из пандемии победителями, а евробюрократия, продемонстрировавшая свою слабость и неэффективность, выглядит проигравшей.

Это значит, что центробежные тенденции в ЕС, скорее всего, будут преобладать над центростремительными. Еще одним фактором, ослабляющим ЕС, становится спровоцированный пандемией социально-экономический кризис, который накладывается на бюджетный дефицит, образовавшийся после выхода из союза Великобритании. Режим жесткой экономии способен вбить дополнительные клинья между государствами ЕС: бедные страны будут получать меньше субсидий, а богатые будут иметь еще меньше желания эти субсидии платить.

vs.shimoff@gmail.com
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: РЕЙТЕР