ЕС съежился

В Брюсселе состоялся краткий саммит стран — членов НАТО

В Брюсселе состоялся краткий саммит стран — членов НАТО. Было много помпы, от парада самолетов в честь приезда высокого гостя, президента США, до памятных фотографий членов королевской семьи Бельгии с женами ряда руководителей делегаций. Из более существенных событий запомнился настойчивый призыв Д.Трампа к коллегам разделить бремя бюджетной ответственности, словом, реально платить пресловутые 2 процента ВВП на содержание альянса. Соратники отреагировали ответственно: г–жа Меркель заявила, что к 2024 году все придет в норму, а пока разработан план по увеличению вклада в оборону.


Из этого же смыслового ряда пожелание американского руководителя к коллегам по поводу участия в коалиции против исламистов, на Ближнем Востоке и в Афганистане, что встретило более сдержанную оценку. Традиционно вспомнили Украину, и здесь Д.Туск констатировал почти полное совпадение позиций членов НАТО, вспомнили и Россию. По отношению к последней позиция тоже выработана, ее в афористической форме выразил генсек НАТО г–н Столтенберг: «сдерживание плюс открытые двери». Учитывая официальные оценки российского МИД событий в Брюсселе 25 мая (НАТО заморозило все проекты сотрудничества, происходит легитимация военных приготовлений вокруг границ России и т.д.), эта формула вызывает сомнения в ее дееспособности, причем не только с точки зрения формальной логики. Это вообще–то как: сдерживать и одновременно приглашать войти?

И что принципиально изменилось после этой встречи лидеров стран — участников НАТО? Ничего не изменилось, это будет, пожалуй, самая верная констатация. Одним из основных стал вопрос финансового паритета в расходах на оборону и такого же паритета в ведении «общих» военных действий.

Вот если взять и обратиться к не столь давним контактам, переговорам советского руководства с представителями западных держав, временам А.Громыко, то несложно заметить, насколько близки параллели. Первое — это взаимное недоверие. Военные с обеих сторон полагают, что любые переговоры имеют целью обмануть противную сторону, перехитрить, не так посчитать ракеты и танки, словом, поставить, допустим, Россию в ситуацию лета 1941 года. Но дело не только в военных, в конце концов, это их прямая обязанность следить, чтобы та или иная страна не осталась в военном минусе. Недоверие существует и на политическом уровне. Сформировались и живут стереотипные представления о том, как себя надо вести в том или ином случае и чего можно ждать от геополитических соперников. Для того чтобы преодолеть это недоверие, нужны люди поступка, искренние люди. Масштаба Вилли Брандта, например, канцлера Германии. Его соратников В.Шееля, Эгона Бара. Даже Л.Брежнева периода подписания Хельсинкских соглашений. Ведь военная элита СССР, большинство членов Политбюро фактически возражали против поездки Генерального секретаря в столицу Финляндии и подписания Заключительного акта. Но ведь поехал все же и подписал документ.

Второе — это балласт исторических предубеждений, которые живы у всех народов без исключения, и речь лишь о том, чтобы эти исторические предубеждения занимали именно свое историческое место. Да, традиции, историческая память — великая вещь, важнейшие константы современной политики, но разве есть смысл постоянно апеллировать именно к ним и не попытаться взглянуть на предмет разногласий, как любят говорить марксисты, диалектически? Вспомним, как в 1970 году Вилли Брандт подписал с Косыгиным Московский договор (нерушимость послевоенных границ, мир и прочие важные вещи), но что случилось тогда на Смоленщине, в Белоруссии? Население расхватывало соль, спички, а мотивация одна: с немцами подписали договор, значит, война.

В–третьих (даже если не апеллировать к масонам, мировому империализму и т.д.), всегда должно присутствовать понимание некоего баланса сил, барьера, за который заходить все же нельзя. Во время Карибского кризиса 1961 года Н.Хрущев все же понял, что красная черта вот–вот будет нарушена, но это прекрасно понимал и Дж.Ф.Кеннеди. Отступили фактически оба, хотя наша позиция выглядела, конечно, менее презентабельной. Сегодня же сообщения из разных столиц пугают обывателя своей небывало жесткой фразеологией. Где–то уже считают, что третья мировая война бушует на земном шаре, где–то готовы признать угрозу ядерной войны реальной, и никто не делает широковещательных заявлений о том, что такого рода перспектива разрушительна для всех и надо бы говорить не только о сдерживании, но и борьбе за мир. А борьба за мир превратилась в дежурную фразу, за которой достаточно часто не видят серьезного содержания. Вот почему бы генеральному секретарю НАТО не сделать такое заявление в Брюсселе? Звучит наивно?

Не менее наивно, чем святое следование традициям. И относительно вероломства варваров, и применительно к обманчивой фразеологии латинян. А саммиты идут, как дождь, как ветер...


Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
alex, 69, ec
......молодец Борис! Желаю тебе как начинающему аналитику найти тот  стержень , на который ты  потом точно и смело сможешь  насаживать все события происходящие вокруг  и особенно связанные с противостоянием двух сверхдержав, которыми вот уже 65 лет являются США и Россия .Как ты сам видимо успел заметить, идеология со временем перестала вообще играть какую- либо существенную роль в создании конфликтных ситуаций в борьбе за расширение  территории влияния этих двух субьектов , что свидетельствует о том , что она фактически и не была и тем более не останется такой основой Шведы придумали понятие геополитики, а толкового объяснения этому не дали . Мало того никто не знает  к кому и по какому праву этот термин может быть применим .Вот поцикався! НО твой стиль импонирует. Продолжайте в том же духе. Удачи!
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?