Источник: Знамя юности
Знамя юности

Эпоха возрождения. Белорусские ученые восстанавливают полесскую популяцию пчел, которые оказались на грани исчезновения

Эпоха возрождения

Рисунок Анатолия Щеголева
Белорусские ученые разработали уникальный проект: сотрудники отраслевой лаборатории пчеловодства Института плодоводства Национальной академии наук восстанавливают полесскую популяцию пчел, которые оказались на грани исчезновения. Почему крылатые аборигены так важны для экосистемы, зачем создавать пасеки в радиационных зонах и как спасти от вымирания насекомых-опылителей, от которых на 70 процентов зависит наш повседневный рацион? За ответами мы отправились на экспериментальную пасеку в Самохваловичи. 

Вот груша цветет, за ней черешня, вишня, слива – все, что так любят в мае пчелы, заведующий лабораторией пчеловодства Дмитрий Рахматулин ведет нас по благо­ухающему фруктовому саду, за которым скрываются разноцветные пчелиные домики для 65 пчелиных семей. –  Мы разводим краинскую породу. Наших местных – их правильно называть среднерусскими, или восточно­европейскими, – пять семей. От других они отличаются и более темной окраской, и менее покладистым ха­рактером. Одним словом, дикие, но это и есть их сильная сторона, качества, опти­мальные для наших климатических условий. Сергей, покажи!

Зоотехник-пчеловод Сергей Прындюк надевает защитную экипировку, во­оружается дымарем и идет к одному из домиков на краю пасеки. Достает из улья рамку с сотами, на которой без остановки копошатся де­сятки тружениц. Это они – наши родные пчелы, которые когда-то давно оказались на грани исчезновения. Чтобы попытаться возродить нацио­нальную популяцию, ученые провели десятки экспедиций, продолжает Дмитрий Рахматулин:

– Еще в 1970-х годах заведующий нашей лабора­то­рией Михаил Шеметков обнаружил две местные популяции среднерусской породы – березинскую и полесскую. Исследования мы продолжили несколько лет назад, пред­положив, что так называемые аборигены могли выжить на особо охра­няемой терри­тории в Полесском радиацион­но-эко­логическом заповеднике, где после чернобыльской аварии популяция должна была восстановиться в естественной среде обитания. Наша экспедиция проходила в сложных и опасных условиях: в заросших травой дворах рисковали провалиться в незакрытые колодцы, пораниться о ржавые прутья, получить травмы при обрушении ветхих строений. Но риски оказались не напрасными – в отселенной деревне Погонное в полах и стенах заброшенных хат, погребах, дуплах старых деревьев обнаружили то, что давно мечтали отыскать. В лаборатории проверили более 700 экземпляров пчел и выделили пять семей – их морфометрические признаки указывали на среднерусскую породу полесской популяции.



К проекту подключились и сотрудники Института генетики и цитологии, которые делают ДНК-анализы найденных пчел. В самой же лаборатории пчеловодства сейчас занимаются их размножением, а выведенных маток отправляют на пасеки Полесского заповедника для оплодотворения в естественных условиях. Дмитрий Рахматулин рассчитывает, что к концу этого года в зону отчуждения заселят 300 пчелосемей полесской популяции:

– Среднерусская, или восточноевропейская, порода пчел лучше приспособлена к нашей дикорастущей флоре, хорошо переносит зиму, болезни, устойчива к вредителям, более плодовита по сравнению с завозными. В свою очередь развитие пасек на территориях Полесского радиационно-эко­логического заповедника позволит производить больше продуктов пчеловодства, повысит занятость людей, которые вернулись в родные места. Научные исследования доказали, что мед не накапливает радиацию: в полученном на территории с повышенным радиационным фоном продукте содержится не более 100 беккерелей на килограмм при допустимой норме в 3600 беккерелей. Дело в том, что собранный нектар перерабатывается пчелой с помощью специальных ферментов, которые нейтрализуют вредные вещества.

Дмитрий Рахматулин руководит лабораторией пчеловодства 16 лет 

От ульев заведующий ведет в специальное помещение, где в инкубаторе растят племенных маток. Наряду с исследованиями это одна из основных задач отраслевой лаборатории. В последующем пчел-королев с хорошими генетическими данными и высокой продуктивностью продадут в хозяйства и на частные пасеки.



Развитие пчеловодства – важная составляющая аграрной отрасли, подмечает Дмитрий Константинович:

– Многие растения полностью зависят от пчел, потому что не способны опыляться самостоятельно. Ко всему, что лежит на нашем столе, будь то буханка хлеба или колбаса, причастны насекомые-опылители. Если они погибнут, а в последние годы пчеловоды констатируют большие потери, урожай может оказаться под угрозой. Например, в Китае, где из-за проблем с экологией пчелы почти полностью исчезли, уже появилась должность опылителя – человек с кисточкой лазает по деревьям и собирает пыльцу с цветов, чтобы перенести ее на соседние растения. Не хотелось бы, чтобы когда-нибудь эти функции людям пришлось выполнять у нас.

Младший научный сотрудник лаборатории Анастасия Штуро

Что нужно сделать для предотвращения массовой гибели пчел, из-за которой периодически бьют тревогу пчеловоды то в одном районе страны, то в другом? Дмитрий Рахматулин перечисляет по пунктам:

– В документе Министерства здравоохранения прописаны четкие требования к применению, условиям перевозки и хранения пестицидов, агрохимикатов и минеральных удобрений. Во-первых, прежде чем приступить к обработке территорий, сельхозпредприятия должны в зоне видимости ставить по периметру поля таблички-оповещения. Во-вторых, не менее чем за пять дней через СМИ или объявления предупреждать местных жителей, чтобы те могли закрыть своих пчел в ульях. И самое главное – проводить химобработку ночью, с 10 вечера до 6 утра, когда пчел на полях нет. 

А вот и полесские пчелы

Самый простой способ наладить коммуникацию между сельхозпредприятиями и пчеловодами – создать электронную карту. Что-то подобное есть в Литве. На ресурсе собраны координаты пасек и фермеров: они должны заранее отмечать точки, где планируют проводить обработку, а пчеловоды – мониторить обновления. Сделать такую карту для нашей страны любой программист мог бы за пару дней.



ТОЛЬКО ФАКТЫ

♦ Пчела чувствует запах растения за 2,5 километра. Увидев нектар на цветке, разведчица танцует в воздухе, чтобы ее заметили пчелы-сборщицы. 

♦ Жизнь у пчелы-сборщицы короткая – всего несколько недель. В период медосбора она преодолевает десятки километров, изнашивая крылья. А без них не может быть даже уборщицей в улье. 

♦ На чайную ложку меда трудится примерно 200 пчел. Притом за всю жизнь одна собирает не более 5 грамм нектара. 

♦ В пчелосемье – около 100 тысяч особей, но только одна дает потомство: в день матка способна откладывать до двух тысяч яиц. А королевой обычно становится самая крупная пчела – та, что лучше всех в детстве ела.

В инкубаторе пчеловоды выводят племенных маток
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Виталий ПИВОВАРЧИК