Эпоха демократического царя Бориса

Люди не любят политики. И политиков. В лучшем случае махнут рукой, сказав «а–а–а–а...», и в этой бессловесности красноречивее всего выражается та пустота, о которой в народе так и говорят — пустое место...
Люди не любят политики. И политиков. В лучшем случае махнут рукой, сказав «а–а–а–а...», и в этой бессловесности красноречивее всего выражается та пустота, о которой в народе так и говорят — пустое место.

Но назовите имя Борис Ельцин и никого не оставите равнодушным. Ни на мировом форуме, ни на базаре, ни в Интернете...

«Золотой человек...»

«Страна так и не нашла в себе мужество дать оценку ельцинским преступлениям...»

«Стояли бы сейчас в стойле, как быдло, если бы не было его».

«Только он один решил в то время все исправить и взвалить на себя непосильный труд».

И знаете, что я думаю, когда вижу этот бесконечный поток оценок, который невозможно привести к некой одной, интегрированной формуле восприятия первого Президента России? А нет и не будет общей оценки, у каждого она своя — в зависимости от того, как у человека сложилась жизнь в эпоху Ельцина. Заметьте, тот, кто ругает Ельцина, ругает и коммерсантов, и газетчиков, и элитные дома, и заграничные курорты, и иномарки, и конкурсы красоты. Причем, бывает, папаша ругает, а сынок всем этим успешно пользуется, и родитель хоть и считает окружающий мир несправедливым, но в душе гордится, что его чадо имеет все его блага и даже учится в Лондоне. Вот такая получается загогулина...

Для меня лично и эпоха Ельцина, и эпоха Брежнева, и эпоха Путина, и даже эпоха Нерона принципиально не отличаются в одном: во все времена мерилом ценностей был человек. Либо человек сильный и успешный, либо слабый и неудачливый. Но! Эпоха Ельцина отличается от эпохи Брежнева так же кардинально, как и эпоха Нерона от эпохи пришедшего в его правление раннего христианства. Это именно тот периодически повторяющийся в истории человечества тектонический сдвиг, когда человек приобретает свободу выбора. Хочешь — иди на митинги, а хочешь — строй финансовую пирамиду. Хочешь — плачь по сгоревшим вкладам, а хочешь — покупай алюминиевый завод. Хочешь — будь сильным и успешным, а хочешь — слабым и неудачливым... И, наконец, хочешь — распорядись свободой для духовных благ, а хочешь — конвертируй ее в яхты и «Мерседесы»... Вот чем занимался каждый в ельцинскую эпоху.

А человека — и эпоху! — судят по плодам его. Ельцин не мешал никому собирать свои плоды. Кто–то при этом урвал больше, а кто–то проморгал миг удачи, кому–то вообще казалось мерзким участвовать в этом «бессовестном разворовывании страны» — но это опять же был выбор каждого. И когда сегодня ругают Ельцина, то ругают за свой выбор, сделанный в поворотный момент эпохи. И когда хвалят, то хвалят вместе с Ельциным и себя, потому что не ошиблись в оценке его эпохи.

Вот почему сегодня никто к нему не равнодушен. Мы провожаем не Ельцина — мы прощаемся с выпавшим каждому из нас шансом изменить свою жизнь. Теперь даже как–то смешно и стыдно вспоминать эти перестроечные талоны, пустые прилавки и крикливые митинги... Поддайся тогда Ельцин соблазну переливания из пустого в порожнее, опустись до перепалок с публицистами и политиками, на чем свет клеймивших его, может, до сих пор оставались бы у тоже пустого прилавка. Но тем, наверное, и велик этот человек, что, допуская массу ошибок, попадая в самые комичные ситуации, переживая позорные минуты в своей жизни, он ни на минуту не опустился до обиды за свою персону. А вот за страну ему было обидно! Так, что даже лучшего друга Билла — па–а–нимашь — не простил за Югославию. А с другом Гельмутом в пресловутой «банной дружбе» парился больше для дела и за дело. Владимир Путин обрел в Шредере верного союзника России уже не на пустом месте. Да и другу Рю, похлопывая по плечу при встрече без галстуков, не отдал так вожделенных для японцев Южных Курил. Зато с другом Александром Лукашенко без колебаний распил бокал шампанского в честь совместного сильного будущего.

В этом жесте была его историческая прозорливость и историческая же компенсация за собственные ошибки.

...Когда–то Осип Мандельштам написал о сталинской эпохе, из которой вырос и сам Ельцин, самые точные, самые гениальные строчки:

Мы живем, под собою не чуя страны,

Наши речи за десять шагов не слышны,

А где хватит на полразговорца,

Там припомнят кремлевского горца...

А вокруг него сброд тонкошеих вождей,

Он играет услугами полулюдей...

Как подкову, кует за указом указ —

Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз.

Что ни казнь у него — то малина

И широкая грудь осетина.

Ну разве не велик человек, который сумел из ТАКОЙ эпохи создать иную, где каждый россиянин, а это очень близко (и не только географически) до Беларуси, наконец, чует свою страну и свое место в ней?..

Фото РЕЙТЕР.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости