Народная газета

Эпоха большой нелюбви

Сразу после участия в конкурсном показе юбилейного, 70-го Каннского кинофестиваля фильм Андрея Звягинцева “Нелюбовь” попал в широкий прокат. Увидели его, кто хотел, и в Минске. Такая расторопность — большая креативная победа продюсера Александра Роднянского, работающего со Звягинцевым. Как результат — фильм собрал даже неплохие для независимого проекта деньги в прокате. Следующий этап  — неминуемый выход на телеэкран.

В Каннах картина получила Приз жюри, которое в этом году возглавлял испанский классик Педро Альмодовар. Как предсказуемо происходило и с предыдущими картинами Звягинцева “Елена” и “Левиафан”, режиссера поспешили обвинить в мизантропии, пессимистическом взгляде на современные реалии. Сам режиссер признавался, что не в последнюю очередь вдохновлялся Бергманом и его “Сценами из супружеской жизни”... Герои фильма “Нелюбовь” Евгения и Борис разводятся. Мы не видим, как нарастают их непонимание и кризис, что всегда присутствовало в фильмах Бергмана, режиссер ставит нас только перед фактом: семейная лодка в благополучном Южном Тушино разбилась о быт. 12-летнего сына Алешу после развода родители намерены сбыть с рук и, вполне возможно, даже отдать в детский дом. Мальчик подслушивает их разговор и на следующий день сбегает из дому. Мучительные поиски его с милицией, а потом и с волонтерским поисковым отрядом составляют дальнейший сюжет этой эмоционально выматывающей картины.

Всегда, когда в центре фильма — несчастье ребенка, только начинающего жить, для меня это запрещенный прием. Больше сочувствуешь руководителю поискового отряда, чем родителям. Для чего они ищут Алешу? Чтобы потом отдать в детский дом?

В новом фильме, как и в “Левиафане”, Звягинцев делает некий срез действительности и панораму всей российской жизни: для этого герои едут в провинцию к матери героини в заброшенное садовое товарищество. “Вся Россия — наш сад”, — так и напрашивается почти чеховская параллель. Но встречает мать героев неприветливо, даже со скандалом. Подозревает в алчных посягательствах на недвижимость и вообще. Если бы Звягинцев снимал комедию, здесь мог бы быть замечательный сольный выход острохарактерной актрисы. Но режиссер отнюдь не развлекает, а ставит диагноз, поэтому и роль эту исполняет не столь известная широкому кругу актриса Наталия Потапова. В этой сцене видно, что цепочка нелюбви началась не с брака Евгении и Бориса. В чем причина этой тотальной нелюбви?

В картине тревожная музыка, неуютный свет, интерьеры роскошных квартир соседствуют с моргом, заброшенными строительными объектами... “Живешь в таком климате, того и гляди, снег пойдет”, — говорила Маша в пьесе “Три сестры”. И он здесь действительно идет — колючий и какой-то неприветливый. В финальной сцене на телеэкране появляется Дмитрий Киселев в программе “Вести недели”. У группы “Машина времени” и Андрея Макаревича была песня “Эпоха большой нелюбви” с такими строчками: “А все что было — зачтется однажды, каждый получит свои. Все семь миллиардов растерянных граждан эпохи большой нелюбви”. Наверное, это и есть главный вывод фильма: семена нелюбви посеяны не сейчас, а гораздо раньше, может быть, даже не по своей воле. Но всходят они именно теперь.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?