Энергетика: арифметика гигаватта

Может ли ветряк быть способом для быстрой наживы?

Американское общество инженеров–электриков пророчит: доля производимой из возобновляемых источников энергии (ВИЭ) уже через два года составит на планете 13%, а к 2060–му перевалит за треть. И уже по крайней мере 164 страны имеют на альтернативную энергетику вполне конкретные планы — в виде ГЭС и ветропарков, станций фотоэлектрических и работающих на мусоре... Казалось бы, дальнейший путь мира предопределен: все больше зеленой энергии, неисчерпаемой и экологичной, все шире веер возможностей, все меньше ориентации на прежние источники. Но... «Белэнерго» только что заявило, что из возобновляемой энергетики пытаются извлечь сверхприбыли все кому не лень, продавая государственным энергоснабжающим организациям свои киловатты чуть ли не втрое дороже, чем получается при традиционной их выработке. Это действительно лазейка для наживы?

ФОТО ПАВЛА МИНЧЕНКО

Позиция «Белэнерго»: все чаще в Министерство энергетики поступают обращения с просьбой согласовать в виде исключения заключение инвестиционного договора на создание установок по использованию ВИЭ с нарушением порядка, определенного Указом Президента № 209 «Об использовании возобновляемых источников энергии». А на деле получается такая арифметика: энергоснабжающие организации производят на импортируемом природном газе кВт.ч по 4,55 цента, в итоге с учетом передачи, распределения и сбыта электроэнергии — по 7,07 цента. А зеленые производители — в среднем по 22 цента. При этом все сопутствующие затраты все равно несут энергоснабжающие организации. Ну и где здесь экономическая целесообразность? Так, считают в «Белэнерго», никак не выполнить поручение по сокращению издержек на производство тепловой и электрической энергии.

ФОТО АЛЕКСАНДРА СТАДУБА

Ветряки здесь — яркий пример. Таких объектов уже 47. И в «Белэнерго» предлагают сравнить ситуацию в «Гродноэнерго», где работает ветроэлектрическая станция на 9 МВт, и у других игроков этого рынка. У первого — новые установки и затраты на производство электричества чуть более 4 центов за кВт.ч. У других — бэушное оборудование и продукт на выходе более чем втрое дороже. На государственном предприятии полагают, что многие пытаются с этого направления, как говорится, снять сливки: заявляют, что установка им нужна для хозяйственной деятельности, которая либо не ведется, либо требует куда меньших мощностей. Скажем, в поле зрения экспертов попала компания, зарегистрированная в Могилевской области: имея мастерскую по изготовлению памятников с годовым потреблением 10.195 кВт.ч, она вдруг решила обзавестись ветряком с годовой выработкой электричества на 6.904.902 кВт.ч. Это в 670 раз превысило бы их фактические нужды! Куда бы пошла практически вся электроэнергия? В государственные организации по 8,4 цента за 1 кВт.ч? Подобные случаи в конечном счете привели бы к росту тарифов на электрическую энергию, считают в «Белэнерго».

Впрочем, сторонникам альтернативной энергетики есть что возразить. Исполнительный директор ассоциации «Возобновляемая энергетика» Владимир Нистюк уверен, что у государства имеются очень умные механизмы регулирования ВИЭ, главный из них — тарифная политика:

— Сегодня канал, когда для своих нужд требовалось условно 2 МВт энергии, а строился и ветряк или солнечная станция на 5 МВт, чтобы продавать излишки с выгодой, прикрыта. Вопрос своими постановлениями летом урегулировало МАРТ. Да, вы можете построить сколь угодно мощный источник ВИЭ, но за тот излишек, что будете продавать государству, получите оплату с коэффициентом 0,1. Такая норма будет распространяться на все установки ВИЭ, введенные в эксплуатацию после 1 января 2018 года. Что делает бессмысленными любые хитрые операции. Еще не так давно льготный тариф на солнечную энергию был с коэффициентом 3, а сегодня новые квоты выдаются под 1,2 — 1,9. Время высоких тарифов кончилось: квоту предоставляют как раз тому, кто предлагает наименьший коэффициент, что также снижает расходы на покупку энергии из возобновляемых источников. И так, тарифами и квотами, этот рынок и должен цивилизованно регулироваться.

ФОТО СЕРГЕЯ ЛОЗЮКА
Владимир Петрович считает, что вокруг этой темы вообще много мифов и спекуляций:

— Сначала ведь говорили, будто в Беларуси нет ни промышленного солнца, ни ветра, ни геотермальной энергии. Но за 8 лет существования ассоциации удалось собрать людей, которые показали: все это в стране есть! Более того, сейчас ВИЭ вплотную занимается и государство: это и мощные солнечные электростанции, и ГЭС, и котельные на древесном топливе, и ветроустановки. В то же время сегодня возобновляемая электрическая энергия в доле всего энергопроизводства в стране занимает чуть более 1%. Это совсем небольшой объем, чтобы предполагать, будто поставщики зеленой энергии могут повлиять на удорожание тарифов для конечных пользователей.

Вместе с тем в ассоциации «Возобновляемая энергетика» не отрицают: да, есть проблемы и их надо решать, но не директивными указаниями, а за столом переговоров, в составе общих рабочих групп. Но сетуют: их оставили вне обсуждений, экспертиз, распределения квот. Хотя дельные мысли имеются. Почему бы, к примеру, вместе не поискать способ продавать выработанное из ВИЭ электричество в Европу? Не перерабатывать активнее в энергию отходы животноводческих ферм? А может, и рассмотреть вопрос о снятии повышающих коэффициентов и развивать возобновляемую энергетику уже как экологическую составляющую? В Германии, например, каждый гражданин знает, что часть из денег, оплаченных им за электроэнергию, идет и на развитие ВИЭ...

Конечно, обмениваясь упреками, проблемы не решить. Между тем с ВИЭ связана не только экология, что еще раз засвидетельствовало Парижское соглашение, которое наша страна подписала одной из первых. Сократить выбросы, уменьшить энергопотребление, массово внедрять чистые источники энергии — это задача для всего мира. Но не надо забывать, что альтернативные источники позволяют диверсифицировать энергоресурсы, тем самым способствуя обеспечению национальной энергобезопасности. И потом, Дональда Трампа совсем недавно опровергли аналитики: именно зеленая энергетика может спасти Америку от безработицы — там количество рабочих мест растет в 12 раз быстрее, чем где бы то ни было, уже несколько лет.

ИЗ ОФИЦИАЛЬНОГО ЗАЯВЛЕНИЯ ГПО «БЕЛЭНЕРГО»:

— Установки по использованию ВИЭ имеют резкопеременный режим работы и не могут обеспечивать надежность работы энергосистемы и бесперебойность электроснабжения потребителей электрической энергии без мероприятий по их резервированию (создания каких–либо накопителей и пиково–резервных источников). Надежность и бесперебойность, а также резервирование генерации на ВИЭ сегодня вынуждены обеспечивать традиционные тепловые электростанции энергоснабжающих организаций ГПО «Белэнерго», которые работают всегда, а не только когда светит солнце, дует ветер и даже в самую морозную ночь с полным штилем.

СПРАВКА «СБ»

На начало августа в стране работали 17 мини–ТЭЦ на древесном топливе, производивших 73,6 МВт электрической и 264 МВт тепловой энергии. В строю были 19 биогазовых установок установленной мощностью 27,4 МВт, 52 гидроэлектростанции на 95,2 МВт. Также работали 75 ветроэнергетических установок на 73,4 МВт и 44 фотоэлектрические станции на 127,8 МВт. В 2015 — 2016 годах мощность построенных в Беларуси установок ВИЭ составила 113 МВт. Для сравнения: с 1994 по 2015 год установленная мощность всех введенных установок равнялась 87,5 МВт. В 2016 году в эксплуатацию вошли 26 энергоисточников на местных топливно–энергетических ресурсах, 3 биогазовые установки, 8 фотоэлектрических станций, 3 ветропарка.

akostyukevich@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.17
Загрузка...