«Эмоции закончились». Постановщики «Фауста» рассказали, как им работалось в эпоху карантина

Недавнюю премьеру «Фауста» в Большом театре Беларуси уже неофициально объявили важнейшей премьерой года. 

Режиссёр Анна Моторная и балетмейстер Наталья Москвичёва
— На сцене одновременно присутствует до ста человек. Костюмов 450. Декорация сложная, очень интересная, невероятно подвижная, поэтому приготовьтесь к тому, что на сцене будет лего, — рассказывает режиссёр-постановщик Анна Моторная.

Это её первый спектакль в Большом, на уникальной 698-метровой сцене-трансформере, оснащенной всей мыслимой и немыслимой механикой, софитами, акустикой и компьютерами.

— И как оно? — наивно спрашивает кто-то из друзей.

На это у Анны Дмитриевны есть твердый и категоричный ответ:

— Сцена Большого театра — это большой подарок, потому что позволяет развернуться фантазии художника и режиссера.

Но представляю, как непросто было развернуть фантазию в условиях второй волны пандемии, когда по всему миру закрываются театры.

— Я очень плотно начала работать с певцами с 5 сентября, — рассказывает Анна Моторная. — Мы практически сделали спектакль, отрепетировали его, а потом из-за болезни артистов вынуждены были приостановить работу и уйти в двухнедельный карантин.

Режиссёр Анна Моторная
Репетиции были возобновлены буквально за две недели перед премьерой, но это никак не сказалось на качестве. Даже находясь в самоизоляции, люди работали как одержимые.

Сложность заключалась еще и в том, что для постановки «Вальпургиевой ночи» и других балетных эпизодов была приглашена главный балетмейстер Свердловского государственного академического театра музыкальной комедии Наталья Москвичёва. В Минске ее знают как постановщика танцев в спектакле Музыкального театра «Свадьба в Малиновке».

— Когда я еще и не думала ставить спектакли, — рассказывает Наталья Москвичёва, — в том театре, где я работала, хореограф Тамара Караханова совместно с дирижером Владимиром Янковским придумала превратить оперу «Фауст» в полноценный балетный спектакль. Я танцевала Маргариту, мой партнер Евгений Косик — Фауста. 

Этот необычный опыт оказался очень полезен в постановке шедевра Гуно.

Но главное, классический балетный хореограф вряд ли сумел бы превратить «Вальпургиеву ночь» в гротескное опереточное шоу, в пародию на немецкий кинематограф 1930-1940-ых годов, которой бы порадовался сам Булгаков.

Наталья Москвичёва решила эту задачу с блеском и в кратчайшие сроки — за пять дней. 

— Вообще-то, это моя первая встреча с оперным искусством, — признается она. — До этого я никогда не ставила в оперном театре. Большое счастье, что это состоялось в таком именитом театре, на такой большой сцене, с такими интересными актёрами, в такой интереснейшей команде…

Конечно, сложности были.

— Сложная партитура, сложное пение, и когда начинается у семидесяти артистов хора шестиголосие, их нужно поставить в нужные точки, в нужные позы, в удобное положение, — поясняет Наталья Анатольевна. — Артисты хора должны видеть дирижера и при этом не просто петь, а быть в действии спектакля.

Понятно, что это потребовало от хора особых усилий.

— Мы очень рано начали учить, — поведала журналистам главный хормейстер Большого театра Беларуси, народная артистка республики Нина Ломанович. — Это такой огромный материал! Один французский язык чего стоит! Но ребята очень старались. Работали с переводчиком. 

У постановщиков было намерение пригласить коуча по французскому языку из Мариинского театра, но пандемия спутала все планы. Пришлось обходиться своими силами. 

В итоге премьера состоялась на самом высоком уровне. Спектакль называют шедевральным, рассказывают о сильнейшем впечатлении, которое он произвел. 

— Режиссер вряд ли может реализовать свой замысел без таланта артистов, опытных и профессиональных, — утверждает Анна Моторная. — Хочу высказать большую признательность Мастерам, которые честно и самоотверженно прошли со мной весь непростой постановочный период, и всем, кто ещё не вышел на сцену, но обязательно выйдет и подарит публике свое прочтение уже любимых нами персонажей.

А для меня главные именинники — молодые солисты. Та же Марта Данусевич, которая уже успела блеснуть в таких сложных партиях, как Мими («Богема»), Татьяна («Евгений Онегин»), Сента («Летучий голландец»), Анна («Виллисы»).

— Сегодня был счастливый день, мы выпустили спектакль «Фауст»! — написала она у себя в фейсбуке. — Это была невероятная работа, очень непростой материал, и так случилось, что за две недели до спектакля мы успели переболеть коронавирусом. 

«Счастье» — вообще ключевое слово этой премьеры, хоть спектакль далёк от радужных тонов. Трагедия рождает катарсис, катарсис рождает надежду, а надежда как на крыльях возносит нас к счастью. Для этого и существует оперный театр. 

juliaandr@gmail.com 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Юлия АНДРЕЕВА