Елена в поисках утраченного

10 лет поисков и тесты на ДНК привели минчанку к родне в седьмом колене

Тысячи часов в архивах и библиотеках, поиски в интернете и тесты ДНК. Елена Короткевич на протяжении десяти лет добывала сведения о дальних родственниках и предках. Корреспондент «Р» узнала, как создавалось внушительное генеалогическое древо. 

Елена КОРОТКЕВИЧ уверена, что семья —
это не только ближайшие родственники, но и знание о том, кто твои предки.

В небольшой комнате Елены стоят диван, стол и шкаф. «Стенка» от пола до потолка укомплектована книгами и папками с бумагами. И это еще не все — весомая часть сведений находится в памяти компьютера и «висит» в интернете. «Книги, ценные документы и гигабайты информации достались нелегко, — минчанка демонстрирует результаты своей скрупулезной работы. — У меня интересная работа на заводе. Но заканчивается в 16:30, и после смены есть время посидеть в архивах. Там я завсегдатай даже по субботам».

Кстати, к созданию генеалогического древа Елену подтолкнул отец. И дело пошло. Заинтригованная женщина стала тщательно изучать каждый архивный листок. И обнаруживала весьма неожиданные факты. 

«Стало известно, что мамин дядя погиб молодым, в 25 лет. Написала запрос в архив КГБ, получила ответ», — Елена разворачивает цветную копию пожелтевшей от времени карточки военнопленного Тимофея Кузьмича. В конце документа на немецком языке от руки дописано: «Умер. 1943». Рядом приклеена единственная фотокарточка погибшего, сохранившаяся до наших дней. Кроме этого у собеседницы хранятся сотни копий важных бумаг: паспорта и свидетельства о рождении столетней давности, военные билеты, выписки о крестинах из церквей и костелов разных частей страны и зарубежья. 

Сохранился и фрагмент отсканированной «Ревизской сказки» 1864 года. «В то время людей заставляли доказывать свое дворянство. Пытался и мой прапрадед. Но напрасно старался: не дали его семье возможности принадлежать к привилегированному классу. Известно, что позже один из его сыновей поступал в учительскую семинарию Полоцка уже мещанином».

В поисках утраченного Елене Короткевич приходится и путешествовать. Недавно — на Кубань. Чтобы преодолеть почти две тысячи километров, провела двое суток в поезде. Дальше — перекладными на северо-восток. «Август, жара стоит 40-градусная. Поплавать негде, море далеко, — делится впечатлениями. — Целую неделю с утра до ночи засиживалась в архиве, общалась с местными. «Докопалась» до первого в селе Белянского 1813 года рождения, это шесть колен по маминой линии». Тогда и развеяла семейный миф: предки были не кубанскими казаками, как считалось, а обычными крестьянами. 

«Умер. 1943» — все, что удалось узнать о родственнике-военнопленном.
 Копию пожелтевшей от времени карточки выдали Елене в архиве КГБ.

Чтобы перенять опыт других увлеченных людей, Елена частенько зависает на генеалогическом интернет-форуме. «Общаемся не только в виртуальном мире, еще встречаемся. На одном из таких собраний я разговорилась с историком, и неожиданно выяснилось: тетя его сослуживца — моя четвероюродная сестра! Вот как бывает. Поделился контактами», — женщина трепетно относится к любой всплывающей информации о родне. В тот день список родственников Елены пополнился на 80 человек! Многие из них охотно вышли на связь, и даже стали друзьями. 

Информацию о предках Елена собирает по крупицам, а поиск затягивается на годы. И интернет в этом деле незаменимый помощник. Вбиваем «Короткевич» в гугл, и перед нами предстают тысячи однофамильцев из разных стран. «Так познакомилась с Вадимом Станиславовичем из российского Кемерово. Он, оказалось, почти 20 лет посвятил изучению родословной. Создал сайт «Три герба Короткевичей», где я почерпнула для себя много полезного», — рассказывает Елена. 

Чуть позже в команду энтузиастов добавился еще один носитель фамилии, Владимир Александрович из Красноярска. С ним Елену свела соцсеть «Одноклассники». «Нашел в архивах сведения о предках Короткевичей до 1836 года и застопорился. Вот мы и подумали объединить силы», — Елена вспоминает как три разных Короткевича в погоне за подробной родословной дружно сделали тесты ДНК. Несколько месяцев ожидания анализов, и результат: кровной связи у них нет. С сожалением вздохнули: «Мы — однофамильцы». Но интерес к родословной не иссяк, ведь объявилась другая родня…

Для наглядности Елена заходит на специальный сайт с базой данных. После генетического анализа в лаборатории исследуют происхождение человека по отцовской и материнской линиям. Так, список ее родственников пополнился гражданами России, Польши, Литвы, Латвии. Нашлись даже те, кто проживает в США и Китае. Все они тоже сделали ДНК-тест, результаты которого в той или иной степени сошлись между собой. «В нашей стране это пока не пользуется спросом — тест прошло всего 1200 человек. Больше всего «родокопателей» в Англии — почти 38 тысяч», — собеседница с интересом листает страницы портала. 

Чтобы «дорисовывать» картину своей родословной, энтузиаст бросила все силы и деньги на тестирование семьи. Правда, не все ее идею поддержали. «Для белорусов это ново, вот и побаиваются, — рассуждает Елена. — Пока нашлось с десяток желающих. Большой вклад в «древо» внес брат прадеда Михаленко, который решился на тест в 98 лет! Прожив чуть больше века, он уже ушел в мир иной. Но результаты анализа его ДНК находятся в базе, благодаря чему люди могут найти кровную родню за тридевять земель».

За долгие годы кропотливого труда Елена узнала семь колен по трем фамилиям отцовской линии. Сведения о Короткевичах, Дробышевских и Михаленко уже красуются в личном архиве энтузиастки. Крестьянская родословная ее мамы по крепостным Радзивиллов (Кузьмич, Холодок и Картун) тоже получила по семь и восемь колен. И, признается, то ли еще будет. К слову, с каждым годом людей с таким хобби становится все больше. Они уверены: семья — это не только ближайшие родственники, но и знание о том, кем были твои предки.

ypopko@bk.ru

Фото автора
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...