Экзистенциальные угрозы

Угрозы бывают разные: военные, экономические, экологические и так далее, но вот нынче особую остроту приобретают связанные собственно с человеческим существованием, его внутренним миром и качеством. Читаем, например: профессиональный стрелок на двух пистолетах «Глок» исполнил классические произведения Людвига ван Бетховена. Мало того, «поднялся» до самой «Мурки», причем в пальбе ему помогали оркестр и два солиста. По этому поводу сразу же вспомнился Владимир Маяковский: а вы ноктюрн сыграть смогли бы на флейтах водосточных труб? Но в одном случае перед нами блестящая метафора, а в другом — прямая экзистенциальная угроза. То есть тот случай, когда эпатаж приобретает изнаночную форму, когда трансформируются важнейшие константы и ценности, связанные с существованием человека.


 Скажут: вот так угроза. Тогда обратимся к классике. У Михаила Булгакова в «Мастере и Маргарите» подлинно человеческое, истинное счастье главные герои приобретают только после смерти. Опять изнаночная философия. «Великий Воланд!» —– не переставая восклицает Маргарита, и никого не удивляет, что «великим» является не бродячий проповедник Иешуа, символизирующий свет, а тот, кто представляет полярные силы, тьму. Формой искупления является смерть, но не жизнь. Чего ж удивляться, что эта «жизнеутверждающая» тенденция сегодня приобретает уродливые формы, прежде всего в соцсетях и среди молодежи.

Экзистенциальные угрозы формируются сегодня на нескольких фундаментальных основаниях. Первое: тотальное неверие и недоверие, кризис традиционных ценностей, утверждение неопределенных и неясных большинству сущностей. Например, какая–то вялая реакция в обществе на факты ущемления прав христиан, Папа Римский не перестает бить тревогу по поводу того, что борьба за права человека в ряде случаев превращается в борьбу с христианами. И дело не в том, что одни ценности замещаются иными, это как раз процесс естественный. А в том, что новые ценности вызывают многочисленные протесты: вспомним хотя бы кризис традиционной семьи и все, что сказано по этому поводу.

Второе: утверждается неопределенность, то есть можно все, и никто не понимает, где критерии истины. Та же вера превращается в фанатичное следование постулатам, за которыми убийство ни в чем неповинных людей, и террор сегодня с точки зрения рациональной сложно понять и оценить. Убивают — в Стокгольме, Санкт–Петербурге, иных городах — ради чего? Если чужая жизнь — лишь средство, то можно все, что угодно. Это не достоевщина, это превращение утопических идеологических доктрин в политическую и военную практику.

Третье: стало совсем неважно и с идеологическими доктринами. Набирают популярность их крайние формы, вообще радикализм главенствует в общественном сознании. Куда, интересно, подевались разные прекраснодушные мечтания, розовые сны человечества? Новый Николай Чернышевский не пишет про ночные видения Веры Павловны, новый канцлер Мор забыл про существование им же открытой «Утопии», новый Томмазо Кампанелла утратил «Город Солнца». Все больше антиутопии, жесткие сюжеты про глобальные угрозы, в которых нет идеализма, зато полно крови и смертей. Такое чувство, что человечество устало от идеальных конструкций, в том числе и коммунистических, но вот ведь вопрос: нет ничего взамен, кроме известных высказываний, что «именно мы знаем правду», «именно мы самые сильные», «именно мы можем претендовать на истину в последней инстанции». Чего ж удивляться, что С.Хантингтон пишет про «конец истории», и разве он один?

Как ни странно, но сопутствующим процессом здесь является всеобщая унификация и стандартизация. Радикалы на одно лицо в любой части планеты. Критики традиционных ценностей везде повторяют одни те же мантры. Но тогда возникает закономерный вопрос: что, предыдущая наша история столь бессмысленна и бессодержательна, что ее обязательно надо взорвать и, как получается, взорвать изнутри? Не думаю, что это так. И в этой ситуации стоит надеяться на старый и добрый здравый смысл, на присущую большинству осторожность, на понимание того, что общество переживает очередной кризис, которых столько уже было.

Логика общественного развития до сих пор остается загадкой, несмотря на усилия сотен выдающихся интеллектуалов. И, конечно, не только сегодня мы испытываем давление экзистенциальных — сугубо человеческих угроз. Вот Сократа приговорили к смерти за «совращение юношества», то есть новое понимание ценностей, которое позже стало обыденным. Не исключено, что и сегодня произойдет что–то похожее. И мы будем ходить на концерты, в которых «Аппассионату» исполнят на «кружках Эсмарха» (привет Ильфу и Петрову), а слово «смерть» станет таким же оптимистичным, как и «любовь».

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Американец
Про "конец истории" писал Фрэнсис Фукуяма, а не Самюэль Хантингтон.
Александр,53,Бобруйск
Лично я бы добавил в статье роль современных масс-медиа,печатные и электронные СМИ,ТВ,которые дённо и нощно ре-ТРАНС-лируют в мировое пространство то,о чём уважаемый автор написал-смерть,хаос и страх.
Американец
Про "конец истории" писал Фрэнсис Фукуяма, а не Самюэль Хантингтон.
Рамзес Анубисович
отмирание "многовековых традиций" - абсолютно естественный исторический процесс. И вполне понятно, что всегда будут те, кому "комфортно в прошлом" и кто всячески цепляется за отжившее. Но надо честно и откровенно сказать - традиции хороши только тогда, когда они являются музейным экспонатом, а вот то, во что может вылится воплощение "многовековых традиций" в реальную жизнь мы можем прекрасно наблюдать на примере печально-известной ИГИЛ. В самом деле - ИГИЛ, если можно так выразится, это квинтессенция "торжества традиций", ибо игиловцы пытаются построить самое натуральное средневековье со всей его средневековой дикостью, не образая внимания на то, что на дворе вообще-то XXI-й век, а не XIV-й. Ибо века этак скажем для XIV мир по канонам "а-ля игил" (с поправкой на ту или иную религию, что, вестимо, мало что меняет, ибо Святая Инквизиция(тм) например была ничем не лучше той-же ИГИЛ), это был "нормальный уровень средневековой дикости"(с)

Теперь же перейдем к "многочисленным протестам против новых ценностей" - пардон, но те самые "многочисленные протесты" против ЛЮБОГО изменения "традиционных ценностей" были всегда. На протяжении всей истории Человечества. И как правило эти самые "многочисленные протесты" происходят от тех, кто не готов признать за другими тех-же самых прав, которые у них самих уже вполне в наличии. Т.е. речь о банальном нежелании потерять свой "единственно истинно правильный привилегерованный статус" Попробуем показать эти самые "многочисленные протесты" так сказать "в исторической ретроспективе", итак, наши дни "что-б какие-то там представители других ориентаций имели такие-же права, которые уже есть у нас, сторонников традиционной семьи?! не позволим!", перейдем немного в прошлое - век ХХ-й: "чтоб какие-то там негры имели те-же самые права, которые есть у белого человека?! не позволим!", век XIX: "чтоб какие-то там женщины имели те-же самые права, которые есть у мужчин?! не позволим!", век XVIII: "чтоб какие-то там простолюдины имели те-же самые права, которые есть у феодалов?! не позволим!", век XVI: "чтоб какие-то там еретики имели те-же самые права, которые есть у последователей единственно верной и истинной церкви?! не позволим!", поздняя античность: "чтоб какие-то там варвары имели те-же права, что и граждане Рима?! не позволим!", ну и на закусочку неолит: "чтоб какие-то там сторонники создания каких-то там семей имели те-же права, что и у всей родоплеменной общины?! не позволим!" (таки да, каких-то 10.000 лет назад "классическая традиционная семья" была как раз в той самой роли, в которой сейчас находятся союзы ЛГБТ). К слову о сторонниках "традиционной семьи" к слову скажу - вот интересно, как от того, что другие люди, которые любыт друг-друга заключат между собой брак, этим ущемят "права" своих противников? Они что - силком заставляют их на себе жениться? нет! Ну вот и спрашивается - какое им тогда дело до того, с кем живут ДРУГИЕ люди?! Рецепт простой - если вам не нравятся однополые браки - просто не вступайте в однополые браки, вот и всё. Зачем мешать другим только потому, что они не такие, как вы? Вот что у вас, стороннички "многовековых традиций" от этого пострадает кроме болезненного самолюбия?
Рамзес Анубисович
Американец, это да. А Хантингтон вообще-то писал про столкновение цивилизаций. Но то что "защитники традиций"(тм) не разбираются где Хантингтон, где Фукуяма - увы, вполне понятно, ибо консерватизм как идеология, прямо скажем, не способствует эрудиции, поскольку он сводится к одной-единственной идее: "оставить все как 100-200-300-500 лет назад". По счастью, консерватизм в общеисторическом плане - явление довольно маргинальное, ибо если бы в истории Человечества доминировал бы консервативный тренд вместо движения вперед, то люди бы до сих пор бы по пещерам бы сидели и на мамонтов охотились
Светлана
Рамзес Анубисович, у Вас пещерное представление о консервативных ценностях. Прогресс - это не отрицание (как Вы обычно считаете), это развитие уже достигнутого на более высоком эволюционном уровне. В противном случае мы имели бы не поступательное движение истории, а какое-то "лоскутное одеяло" человеческих эмоций и заблуждений.
Консерватизм - это хорошие "тормоза", чтобы нас не занесло на очень крутых поворотах развития человеческой цивилизации.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?