Минск
+4 oC
USD: 2.12
EUR: 2.34

Как изменится форма школьных выпускных экзаменов

Экзамен на зрелость

Министерство образования анонсировало изменения формы школьных выпускных экзаменов — их нужно привести в логическое соответствие с централизованным тестированием. “Резать по живому” никто не собирается (процесс займет год или два), поскольку варианты должны еще обсудить с педагогической общественностью. Как раз таких людей — профессионалов и преподавателей-практиков — мы попросили высказаться по существу вопроса.

Два в одном

Андрей Григорьев, преподаватель английского и французского языков, член Общественно-консультативного совета при Министерстве образования

Изменения в системе школьных выпускных экзаменов у меня вызывают только положительные чувства. Я и раньше говорил о необходимости такого шага. Ведь что происходит сейчас? В течение долгих недель выпускникам приходится сдавать двойной набор экзаменов: сначала за школьный курс, а затем — централизованное тестирование. При этом нужно помнить о том, что подготовка к ЦТ не является целью школы и экзамены внутри учебного заведения абсолютно не похожи на ЦТ. Более того, сами способы подготовки к тому и другому виду проверки знаний кардинально отличаются друг от друга. 

Объясню на примере английского языка. Школьный экзамен включает в себя проверку навыков чтения (прочитать текст, ответить на вопросы), навыков восприятия текста на слух (послушать, ответить на вопросы), навыков говорения (ответить на вопросы преподавателя, высказаться на заданную тему). В ЦТ ведется проверка знаний лексики и грамматики. Проще говоря, требования к грамматическому оформлению устной речи несколько ниже, здесь главное — реакция, умение донести до собеседника свою мысль. В лексико-грамматическом тесте необходимо четко знать правила. 

Таким образом, ошибки, на которые можно закрыть глаза в школе, становятся непреодолимым препятствием на ЦТ, если не готовиться к нему отдельно. А это дополнительные затраты энергии и, в наше время, финансов, поскольку подготовиться самостоятельно довольно сложно, нужен репетитор. С другой стороны, хорошее знание грамматики совершенно не гарантирует того, что человек умеет разговаривать на иностранном языке, он просто хорошо ориентируется в правилах. Парадокс в том, что на данном этапе для поступления в языковой вуз умения, приобретенные в школе, не нужны. Нужны эти самые правила. Тогда для чего сдавать оба экзамена? Как говорится, на двух стульях не усидишь. Мне могут возразить, что знания, полученные в школе, все равно пригодятся в будущем. Это, конечно, так. Только вот детям нужна более серьезная мотивация, чем размытая польза в далеком для них будущем. 

Второе. Сами по себе экзамены в стенах школы, на мой взгляд, представляют собой формальную процедуру. Думаю, любой преподаватель сумеет выставить экзаменационные оценки с закрытыми глазами. Если человек ничего не делал одиннадцать лет, то вряд ли он прыгнет выше головы и к экзамену выучит все, что до этого осталось “за кадром”. Скорее тот, кто учился, может занервничать, запаниковать и допустить роковые ошибки. Вдобавок к этому всегда возникает вопрос предвзятого отношения и любимых учеников. Это, безусловно, печально, но факт. В связи с этим я вообще убрал бы все экзамены из школы. 

Каким образом можно решить вопрос объединения экзаменов? С моей точки зрения, оптимальный вариант может быть таким. После девятого класса ученики сдают общегосударственный экзамен. Вне стен школы. Так, как это происходит теперь на ЦТ. После этого по результатам теста ученики делятся на два потока: те, кто набрал невысокие баллы, идут учиться в профессиональные колледжи. Ученики с хорошими баллами, а здесь порог должен быть не ниже 70%, поступают в 10—11-й класс. Эти два года отводятся на углубленное изучение только 3—4 предметов, необходимых для поступления в вуз. А вот потом уже можно сдавать комбинированный экзамен, опять же, вне стен школы. Это не только помогло бы отобрать самых способных и мотивированных студентов, но и сократить учебные программы в вузах без потери необходимых знаний. Как следствие — экономия государственного бюджета. 

Я уже неоднократно говорил о том, что, прежде чем писать новые программы и издавать учебники, жизненно необходимо решить технические вопросы, выстроить логическую и понятную всем схему перехода с одного этапа обучения на другой. Где у каждого этапа своя конкретная цель. Единый экзамен — хороший шаг на этом пути. Очень надеюсь на то, что заявленные изменения не останутся на бумаге.

Нужно определить приоритеты

Валентина Леоненко, преподаватель истории и обществоведения, кандидат исторических наук, доцент

фото белта.
Преобразования в сфере образования, как высшего, так и школьного, нужны. И об этом говорится давно. Справедливости ради, нельзя не заметить, что они происходят — буквально каждый год у нас что-то меняется, реформируется и так далее. Но у меня как у специалиста складывается впечатление, что все это делается бессистемно. Следовательно, ни к чему толковому привести не может. И не приведет до тех пор, пока мы четко не определимся, какую цель ставим перед собой. Это может быть либо окончательная унификация образовательного процесса с конечным результатом — получением технического специалиста узкого кругозора и направленности, либо возвращение в систему образования индивидуальных подходов. Что я имею в виду, поясню на конкретных примерах.

Начиная с 1990-х годов мы постепенно сводили на нет все достижения советского образования, которое было четко выстроено и структурировано, проверено годами практики. Да, можно менять подходы, комплексно заменяя систему полностью. И это в некоторых случаях имеет смысл. Но тут из общей сбалансированной схемы просто убирался то один, то другой компонент и заменялся не всегда оправданными заимствованиями. Как один из наиболее характерных примеров можно привести ситуацию с оценочной шкалой. Из понятной и простой пятибалльной она превратилась в сложную десятибалльную. Какой был в этом смысл? Ну разве что мы пытались “подстроиться” под вожделенный Болонский процесс. И это не единичный пример реформ ради реформ. В конечном итоге получилась гибридная образовательная структура, работающая с перебоями. Периодически мы беремся ее “латать”, собирая по миру все новые и новые заимствования. Но не лучше ли оглянуться и вспомнить то, что уже хорошо себя зарекомендовало? Это просто поразительно — опыт СССР, так или иначе, переняли практически все западноевропейские страны, а нам он почему-то как кость в горле. 

Сейчас анонсированы корректировки школьных экзаменов, чтобы привести их в соответствие с централизованным тестированием. Проблема действительно существует. Потому что в советской системе школьные выпускные экзамены — это была первая ступенька, своего рода подготовка к более серьезным вступительным. Тогда это было логично. Но сегодня при поступлении главный критерий — это баллы, полученные на ЦТ. И вот тут мы подошли к сути проблемы. Я без энтузиазма отношусь к централизованному тестированию. Но дело в том, что оно идеально укладывается в существующую ныне систему, которая ставит своей целью подготовку грамотного потребителя и доступность вузовского образования для всех, кто имеет хотя бы базовый уровень подготовки. С этой точки зрения такой обезличенный, механический способ проверки знаний даже идеален. Получается, мы каждый год сетуем, что в вузы идут “середнячки”, а само высшее образование девальвируется. Но сами же такую ситуацию и порождаем. Поэтому, для того чтобы что-то менять, уже начиная со школы нужно четко определиться с конечной целью. Если мы хотим воспитывать творческих, креативных специалистов, способных двигать вперед экономику, культуру и общественную жизнь (мы уже всерьез говорим о 5-м и 6-м технологических укладах), тогда ЦТ становится не просто лишним звеном, а самой настоящей сдерживающей плотиной. Значит, нужно возрождать конкурсный отбор — нормальные, привычные вступительные экзамены. Они давно испытаны советским образованием, которое формировалось профессионалами и выпускало профессионалов высокой пробы. Тесты хороши с технической точки зрения как промежуточная проверка знаний, но не итоговый их контроль. Талантливый ребенок может переволноваться и сделать ошибку, похоронив тем самым свои надежды на поступление. Но при личном контакте преподаватель разглядит в нем желание познавать и творить, скрытые до времени возможности, которые могут дать стране выдающегося ученого, педагога, инженера, юриста и так далее. 

Но я уверена, что, прежде чем затевать масштабную реконструкцию, стоит начать с фундамента — поднятия престижа профессии школьного учителя. И это та первоочередная задача, которая нуждается в решении в любом случае. Без этого — никак. Если в школе работает грамотный, уверенный в себе преподаватель, за подрастающее поколение, как и за всю образовательную систему, можно быть спокойными.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Юрий МОЗОЛЕВСКИЙ
5
Загрузка...