«Экспертизу не заказывали. Но результатами удовлетворены»

В Центризбирком Беларуси заключение Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ и Венецианской комиссии Совета Европы поступило около десяти дней назад. За комментариями по поводу документа корреспондент «Белорусской нивы» обратилась к председателю Центральной комиссии по выборам и проведению республиканских референдумов Лидии ЕРМОШИНОЙ.

Лидия Ермошина о том, почему Венецианская комиссия Совета Европы дала в целом позитивную оценку новому Избирательному кодексу Республики Беларусь.

В Центризбирком Беларуси заключение Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ и Венецианской комиссии Совета Европы поступило около десяти дней назад. За комментариями по поводу документа корреспондент «Белорусской нивы» обратилась к председателю Центральной комиссии по выборам и проведению республиканских референдумов Лидии ЕРМОШИНОЙ.

— Лидия Михайловна, как вы цениваете сам факт проведения такой экспертизы? — Будем исходить из того, что национальные законодательства вообще не нуждаются в какой-либо экспертизе извне. Суверенитет государства заключен и в том, что национальный парламент и соответствующие органы самостоятельно проводят необходимые проверки закона еще на стадии его принятия и разработки.

В данном случае проведение экспертизы — инициатива ОБСЕ. Специально Беларусь закон никуда не направляла. Хотя сразу стоит отметить: представители организации заранее ознакомились с поправками, которые предполагалось внести в наше избирательное законодательство. Министерство иностранных дел направило им законопроект в силу добрых отношений, которые сложились между Беларусью и БДИПЧ ОБСЕ. Наши поправки были ответом на предложения, выработанные европейскими экспертами. Таким образом Беларусь проинформировала ОБСЕ о том, как исполняются рекомендации, составленные совместно белорусскими и иностранными специалистами по итогам парламентских выборов. Но проводить экспертизу мы не просили.

Впрочем, ОБСЕ вправе анализировать по своему усмотрению законодательство любой страны. Подобные акции не обязательны, но возможны и не выходят за рамки полномочий организации. Что касается Венецианской комиссии Совета Европы, то, полагаю, ее ОБСЕ привлекла как авторитетный правовой орган. И хотя Беларусь членом Совета Европы не является, с комиссией у нас также налажено постоянное сотрудничество.

— А что же результаты экспертизы? Со всем ли можно согласиться?

— В целом они позитивные. И это самое главное. В своем заключении эксперты ОБСЕ и Венецианской комиссии отмечают, что принятые в Беларуси поправки вносят значительные улучшения в избирательное законодательство. Но, по их мнению, этого недостаточно — нужны еще реформы. Предлагают свою помощь в виде консультаций, предложений, одним словом, конструктивное сотрудничество.

Прежде всего, в заключении обращают внимание на правоприменительную практику. Мотивируя тем, что даже совершенный закон не позволяет обеспечить совершенство выборов. Дается ряд рекомендаций касательно того, что и как через постановления Центризбиркома нужно в этой сфере отрегулировать. Однако некоторые предложения ОБСЕ и Венецианской комиссии невыполнимы даже юридически. Эксперты высказывают замечания по поводу слишком больших, на их взгляд, полномочий главы государства при назначении Центральной избирательной комиссии. Не учитывая того, что эти полномочия конституционные, потому могут быть изменены только на референдуме. Кроме того, Центризбиркому предлагают взять на себя ряд функций, которые выходят за рамки наших полномочий.

Тем не менее, думаю, по ходу избирательных кампаний мы в той или иной мере общими усилиями сможем улучшать действующее законодательство.

— В оппозиционной прессе замечания международных экспертов активно муссируются. Особенно — высказанные по поводу процедуры подсчета голосов. Она якобы осталась прежней, и это существенный недостаток.

— Необъективная, на мой взгляд, оценка. Почему? Потому что процедура подсчета голосов изменилась, и весьма существенным образом. В свое время ОБСЕ порекомендовало нам уйти от молчаливого подсчета голосов, что мы и сделали. Более того, в ныне действующем законодательстве указано: председатель комиссии должен объявлять итоги подсчета голосов по каждому ящику для голосования отдельно. Сколько избирательных бюллетеней в нем находится, что они содержат. Уже на этом этапе можно проконтролировать, сколько и как голосовали досрочно, сколько на дому, сколько в основной день.

ОБСЕ же предлагает пойти еще дальше и оглашать каждый избирательный бюллетень. Мы считаем, что это практически неосуществимо, когда, например, на участках в больших городах нужно обработать до трех тысяч бюллетеней. Или когда приходится проводить несколько избирательных кампаний одновременно, что тоже часто бывает. Постоянное повторение текста избирательного бюллетеня только затруднит подсчет голосов, и наблюдателям будет слишком сложно контролировать процесс. Любой человек рано или поздно собьется.

Чтобы не быть голословной: подобная процедура применяется в Российской Федерации. И насколько я знаю, зачастую — с нарушениями. Ведь все то, что слишком сложно и детализировано, всегда очень плохо исполняется на практике. А проведение выборов не может быть сложным. Как только процедура становится элитарной, из нее сразу уходит самое главное — демократический элемент.

— Спасибо, Лидия Михайловна, за интервью.

Инесса ПЕТРУСЕВИЧ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости