Экономический очерк

Спецрепортаж: в Алматы обсудили важные вопросы евразийской интеграции

Евразийский экономический союз уже состоялся. За три с лишним года его функционирование стало очевидным: экономически страны этого объединения от более тесного взаимного сотрудничества только выиграли — растет взаимный товарооборот, снижаются риски от санкционных войн, появляются дополнительные возможности для торговли. Но при этом нельзя не признать — ЕАЭС в своем развитии достиг некоего психологического потолка, пробить который, увы, не получается. Население не видит всех положительных сторон сотрудничества в блоке потому, что конкретно каждого человека они не всегда касаются. Очень уж непросто бывает понять, почему именно тебе будет хорошо жить оттого, что на границе Казахстана и Китая обустраивают новые современные пункты погранперехода или в Армении прокладывают новые линии электропередачи. На самом деле все такие проекты создают некую единую экономически выгодную модель, которая в итоге оказывает влияние на каждого отдельно взятого гражданина союза. Такие вопросы обсуждали на Конгрессе евразийских СМИ, который проходил в Казахстане — недалеко от Алматы.

Вот в таком живописном месте стартовал Конгресс евразийских СМИ.

Хребты и денежные пики


В конгрессе участвовали представители 60 СМИ из всех стран ЕАЭС, а также Таджикистана. Место для мероприятия подобрали удачно, хотя по меркам минчан действо происходило очень уж далеко — почти на противоположном конце союза. Дело в том, что штаб-квартира организатора мероприятия — Евразийского банка развития (ЕАБР) — базируется именно в Алматы.

Город, который еще два десятилетия назад был столицей Казахстана, но после появления на карте мира новой блистательной Астаны чуть подрастерял былую славу и получил легкий флер провинциальности. Так что появление в нем штаб-квартиры главной финансовой структуры, обслуживающей интересы стран ЕАЭС, это был абсолютно четкий месседж — деньги ни физических границ, ни других географических условностей не признают. Уже много лет главный экономический центр ЕАЭС базируется именно в Алматинской агломерации.

Километров сорок вверх по запутанному серпантину в предгорья — там в ущелье Ой-Карадай расположился горный санаторий, слава о котором распространилась далеко за пределы этих мест. Но не спа-услуги там самое интересное. В «Лесной сказке» находится главная местная достопримечательность — гигантская юрта «Ак-Аул», которая даже упоминается в Книге рекордов Гиннесса. Украшенное в традиционном казахском стиле строение из войлока и дерева считается самым большим в мире — площадь его метров под триста квадратных, а с учетом пристроек и того больше.

Точно так же, как в прежние века на стоянках кочевников самая большая юрта собирала гостей, чтобы они могли обсудить за чашкой кумыса дела текущие, «Ак-Аул» созвал со всей Евразии банкиров, экономистов, политических и медиаэкспертов, чтобы они получили возможность обсудить важные направления интеграции.

Для нашей делегации первый день работы конгресса начался с приятной новости — ЕАБР, который по совместительству является управляющей организацией Евразийского фонда стабилизации и развития (ЕФСР), объявил о том, что зависший шестой транш в размере 200 млн долларов из двухмиллиардного кредита не за Алматинскими горами — деньги придут в течение месяца. Это была одна из главных финансовых интриг последнего времени. Сумма в сущности не такая большая, но определенное торможение при ее выделении позволило распространиться слухам. Мол, во-первых, Беларусь не выполняет взятые на себя обязательства в части соблюдения условий для выделения этого кредита и провалила программу, а, во-вторых, Россия, которая сейчас испытывает определенные сложности с крепостью российского рубля, не собирается выделять деньги, они ей нужны самой. На самом деле причин, по которым транш не пришел в срок, было несколько. В их числе, в частности, замены в верхушке белорусского Правительства и возникшие в связи с этим заминки в вопросах перевода суммы.

В конгрессе приняли участие представители 60 СМИ из всех стран ЕАЭС, а также Таджикистана.

На самом деле, как заверили в ЕАБР, белорусское инвестиционное поле — одно из самых благодатных в ЕАЭС. По своим страновым обязательствам мы платим в срок. Демонстрируют неплохие результаты и коммерческие проекты банка. Сейчас, например, ЕАБР сотрудничает с БелАЗом, закупая нашу технику для разработки угольных бассейнов в Кемерово. А около месяца назад подписан меморандум с компанией «Русатом» на строительство в Беларуси двух пиковых подстанций газотурбинных генераторов на 800 МВт. Мощные устройства будут служить подстраховкой для энергоблока БелАЭС. Стоимость проекта — около 100 млн долларов. Примерно на такую же сумму инвествложений рассчитан еще один проект — по производству комплектующих для МАЗа. Но он пока находится в самой начальной стадии согласования и говорить о подробностях рано.

— С Беларусью работать — одно удовольствие. Для сотрудничества нам предлагаются только самые интересные и выгодные инвестпроекты, а гарантии по ним — суверенные, — похвалили Беларусь в ЕАБР.

Задворки Великого Китая?


В юрте обсудили множество тем, в основном традиционных для евразийской интеграции. Но некоторые вопросы здесь поднимались впервые. В частности, председатель правления ЕАБР Андрей Бельянинов заметил, что страны таможенной пятерки, вместо того чтобы выступать единым блоком в вопросах выстраивания своей внешней политики, часто отвлекаются на собственные инфраструктурные проекты. К примеру, заметил он, и Россия, и Казахстан, и Беларусь поодиночке увлеклись дружбой с Китаем, хотя никаких более-менее конкретных предложений КНР никому пока так и не сделала.

— Даже тот же китайский проект «Один пояс — один путь» — никому точно не известно, где он будет проходить. Ни разу не видел ни одной карты, где канал этот отмечен был бы штрихпунктирной линией, —
возмутился Андрей Бельянинов. — Просто китайцы бросили нам идею, как камень в тазик с водой, и от нее пошли волны. Сначала в сторону стенок, а потом уже и от них.

Ему парировал директор Института проблем глобализации Михаил Делягин:

— Предлагая всем нам проект выстраивания Шелкового пути, Китай, по сути, подал сигнал: мы готовы вложить бешеные деньги в ваше развитие в наших интересах, а теперь — конкурируйте! Поэтому маршрут будущей транспортной магистрали будет выстраиваться в соответствии с результатами этой конкуренции.

А вот в чем сомневаться не приходится, так это в том, что сегодня евразийское пространство в модели мировой экономики выглядит на фоне двух гегемонов не очень выигрышно. Михаил Делягин даже назвал это состояние «как мышка в клетке между двумя львами».

— Надо быть очень подвижными, иначе — сожрут, — констатировал экономист.

Впрочем, Михаил Делягин заметил начало обратной тенденции. По его словам, глобальные рынки начали распадаться на макрорегионы и важно, чтобы ЕАЭС успел занять достойное место в формирующейся заново международной экономической системе.

Во время пленарного заседания Конгресса евразийских СМИ.

— Глобальные процессы очень резко изменились. То, что мы по инерции считаем истерикой господина Дональда Трампа, было начато еще при Бараке Обаме с его проектами Транстихоокеанского и Трансатлантического партнерства, которые были направлены на разрушение глобальных рынков. То, что мы наивно называем цензурой в социальных сетях или цензурой в поисковике Google, — на самом деле просто свидетельство того, что разделение доходит даже до информационных рынков, — добавил он. — А впереди нас ждет глобальная депрессия, очень грозные и жестокие времена. И сокращение рынков возможно даже приведет к утрате технологий. В этой ситуации вопрос простой: или мы сможем построить свой макрорегион, несмотря на все наши проблемы и многочисленных «тараканов», которые роются в наших головах, и стать равноправным партнером Китая. Или мы будем, как уважительно говорят о нас китайцы, «надежным тылом Великого Китая». По сути, одной из провинций, имеющих политическую самостоятельность, но в экономическом плане лишь являющейся придатком КНР. Это реальный выбор, который нам предстоит сделать в достаточно близкой перспективе.

Между евразом и рублем


В числе главных проблем, препятствующих более глубокой интеграции стран в экономике, эксперты называют вопрос появления единой валюты. Предложения по ее введению звучат уже много-много лет, рассматривались даже варианты с ее названием — «алтын» или «евраз», но все это так и осталось на уровне разговоров. Причин много, но главная такова — за последние годы единые экономические процессы в ЕАЭС в сфере валютной интеграции не были активны из-за сложной геополитической обстановки в мире и ухудшающихся отношений мировых держав между собой. Однако именно эта сложная обстановка ныне сподвигла страны ЕАЭС начать отказываться от доллара в своих валютных операциях. Статистика говорит, что за последние шесть лет расчеты в национальных валютах между странами ЕАЭС выросли на 20 процентов. Причем отказ от доллара идет в торговле не только внутри ЕАЭС, но и при сотрудничестве с другими странами — Китаем, Индией и Турцией.

— Увы, государства ЕАЭС подошли к пределу своих возможностей в сфере расчетов в национальных валютах. В ряде стран пятерки у нас около 90 процентов расчетов уже идут таким образом, и, по большому счету, новых достижений там больше быть не может. Мы дошли до чего-то близкого к пределу, и для дальнейшего прогресса в этом направлении странам союза следует искать новые подходы, — обозначил свою точку зрения известный российский экономист Евгений Надоршин. — При этом внутри государств ЕАЭС примерно 50 процентов депозитов среди предприятий и населения — в долларах. Так что если мы хотим дальнейшего прогресса, мы должны продвигать наши национальные валюты как на­дежные средства сбережения.

К сожалению, это сделать будет не так просто. Ведь балансирование в рублях, тенге, драхмах и сомах в течение нескольких недель или месяцев, когда доллар ослабевает, — это несерьезно. Сбережения должны быть долгосрочными и измеряться годами. Но вот незадача — настолько долго доверяться своим деньгам или деньгам соседей по экономическому блоку, а не доллару и евро резиденты ЕАЭС зачастую просто не готовы.

Эта юрта считается самой большой в мире — около 200 метров в диаметре.

Экономисты предложили развивать взаимные торги валютных пар. Сейчас естественным образом экономическими агентами торгуется одна пара — национальная валюта против доллара, а все остальные курсы пересчитываются уже от нее.

Евгений Надоршин отметил:

— Может быть, нам следует делать эти отношения определяющими? Пусть финансовые рынки на них ориентируются в большей степени, чем, например, на доллар. Это усилия, которым никто не уделяет внимания, ибо с ними работать тяжело и очень сложно.

benko@sb.by

Фото из социальных сетей


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...