Экипаж уходит в небо

Приоткрыта тайна бомбардировщиков, сбитых в Кировском районе летом 1941–го

О них в своих военных дневниках писал автор «Живых и мертвых» Константин Симонов — 4 скоростных советских бомбардировщика на его глазах были сбиты противником в Кировском районе летом 1941–го. Что стало с летчиками, так и осталось загадкой, разгадать которую могилевские поисковики пытались все эти годы. Докопаться до правды было крайне сложно: никакой конкретной информации. К тому же условия поиска осложнялись тем, что техника ушла даже не под землю, а под воду — в реку и расположенные рядом болота. Лишь спустя 76 лет историкам удалось приоткрыть тайну того, что произошло в небе над деревнями Зеленая Роща и Забуднянские Хутора в самом начале Великой Отечественной...

Советский бомбардировщик СБ–2. 4 таких самолета сбили фашисты летом 1941–го в Кировском районе, между селами Черебомир и Зеленая Роща

На Кировщину поисковики отправились, вооружившись металлоискателями, резиновыми рыбацкими сапогами и подробной картой местности. Работа предстояла нелегкая — найти в густом буреломе, в болоте места, куда упали советские самолеты. Очередная разведка–экспедиция оказалась не напрасной. Историкам удалось не только поднять обломки одного из СБ–2 (так назывались бомбардировщики), но и установить имена летчиков нескольких боевых экипажей.

Спустя столько лет после войны отыскать очевидцев тех событий — большая удача. На этот раз повезло. В Зеленой Роще до сих пор живет человек, лично видевший, как падали с неба сбитые бомбардировщики. Ивану Федоровичу Русову уже 95 лет, воспоминания даются ему с трудом. Но его дочь Нина Ивановна, которая вот уже 5 лет ухаживает за отцом и ради этого вернулась из Могилева в родное село, помогает воспроизвести факты, которые слышала с детских лет:

Иван Русов показывает место падения самолета

— У папы феноменальная память, и он много рассказывал нам о войне. О том, как летом 1941–го местные жители услышали страшный гул и грохот, увидели в небе горящие самолеты. Окруженные противником, они один за другим падали у села. Впоследствии сельчане достали из местной речушки Черебомирка несколько двигателей и погибшего летчика. Похоронили его на кладбище у деревни, долгие годы ухаживали за могилкой.

Эта могилка существует и сегодня. Скромный темный постамент с красной звездой. Но на нем — ни имени погибшего, ни звания. Хотя пенсионер Русов точно помнит, как звали героя, — Павел Петрович Мазурин. Помнит, что родом он был с Дальнего Востока. Почему имя до наших дней не увековечено на монументе — вопрос, на который у местных нет ответа. Лишь предположения — военные документы куда–то исчезли, а доверять словам тех, кто их видел, видимо, в ту пору не сочли нужным.

Старожилы деревень Забуднянские Хутора и Черебомир, видевшие, как немецкие «мессеры» лупили по нашим бомбардировщикам, назвали и фамилии других летчиков, которых похоронили: Мотлич, Чехлов. Председателю Стайковского сельсовета Михаилу Фрейбергу о том, как они погибли, после войны рассказывали бабушка Дарья Алексеевна Старовойтова и мама Валентина Парфеновна:

— Маме было всего 11. В тот день она пасла на окраине села гусей. Услышав звуки воздушного боя, помчалась в сторону леса, куда уже подтянулись и другие жители. Они видели, как два немецких истребителя атаковали большой советский бомбардировщик. Как он, подбитый, стремительно спикировал вниз. До того, как рухнул, из него успел выпрыгнуть летчик. У него было прострелено плечо, он едва мог поднять руку. Помочь ему сельчане не могли. К сбитому пилоту на бронетранспортере тут же подъехали немцы. Разоружили, сняли с его головы шлем, потащили к машине. Все, что успели разглядеть мои земляки — что летчик был немолод. А еще хорошо расслышали его прощальную просьбу: «Похороните моего сыночка!» Как только немцы уехали, а на село спустились сумерки, братья моей мамы вместе с другими хлопцами рванули в лес — искать бомбардировщик. Он лежал на боку, наполовину уже погрузившись в реку. В кабине был зажат молоденький паренек. Достать его сразу не смогли, потому притащили топоры и буквально вырубили из покореженной техники искалеченное тело. Летчику крепко досталось, голова была сплюснута... Шансов выжить у него не было...


На тележке местные жители отвезли тело на сельское кладбище, где и похоронили. Эта безымянная могила на краю погоста существует по сей день.

Руководитель Могилевского областного патриотического клуба «Виккру» Николай Борисенко уточняет:

— Что стало с отцом погибшего летчика, который и попросил местных позаботиться о сыне, неизвестно. Самолет сельчане потихоньку разобрали и растащили по домам — переплавили на ложки и чугунки. Где находится двигатель, нам подсказали уже их дети и внуки. У реки Черебомирка мы, помимо деталей двигателя, нашли немало других фрагментов СБ–2: куски обшивки корпуса, фюзеляжа. А через несколько дней архивные данные подтвердили: летчик, имя которого помнит 95–летний Русов, на самом деле Мазурин. Он — стрелок–радист, родом из Читинской области. Уже отыскали довоенный адрес его жены Екатерины Ефремовны. Написали письмо. Надеемся, кто–то из родных погибшего героя откликнется. Установили и имя летчика из другого погибшего в этом районе экипажа. Это его командир Николай Мартынович Мотлич, служивший в 38–м бомбардировочном авиаполку. Герои не вернулись с боевого задания 23 июля 1941–го. Место их гибели до сих пор было неизвестно. Теперь ясно — они покоятся на окраине кладбищ у деревень Зеленая Роща и Забуднянские Хутора. Хотим вписать их имена на памятники, на которых до сих пор таблички — «неизвестному солдату».

Николай Борисенко: «Здесь мы нашли немало фрагментов сбитого бомбардировщика».

А еще поисковики надеются в ходе раскопок найти двигатели всех самолетов, сбитых на Кировщине, по номерам которых смогут установить фамилии и других летчиков. Ведь судьба большинства из них до сих пор неясна: погибли или попали в плен? Вероятность второго велика, ведь, по свидетельствам очевидцев, многие выпрыгнули из своих сбитых бомбардировщиков с парашютами.
Под этой плитой похоронен летчик Мазурин, но до сих пор могила остается безымянной

По мнению историков, всего героев должно быть 12. В состав одного экипажа обычно входили 3 человека: летчик, штурман и стрелок. Однако, учитывая недостаток летного состава в 1941 году, экипажи могли быть и меньше. А еще поисковики предполагают, что все сбитые СБ–2 были из одной части. Это дает надежду, что отследить их судьбу будет проще.

СПРАВКА «СБ»

Только в Стайковском сельсовете Кировского района 5 братских могил и 7 воинских захоронений, где покоятся останки 326 красноармейцев. Два новых военных памятника появились здесь в 2009 и 2015 годах. А недавно сюда приезжали родственники красноармейца из Рязани. Они много лет искали данные о своем пропавшем без вести предке и лишь теперь благодаря стараниям поисковиков узнали, что тот погиб и похоронен на Могилевщине.

КСТАТИ

На Могилевщине за последние 5 лет это шестой самолет времен Великой Отечественной, найденный поисковиками. Всего же поисковым клубом «Виккру» за 25 лет работы установлены имена более 20 тысяч солдат и командиров Красной Армии, числившихся пропавшими без вести. Они навсегда вписаны в историю и увековечены на памятниках и обелисках.

оlgak53@mail.ru

Фото Николая БОРИСЕНКО.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Андрей, 60, Минск
В посёлке Годылёво, Быховского р-на, стоит мемориал-могила лётчиков, - трёх членов экипажа самолёта Ли-2, сбитого при выполнении ночного задания 6 октября 1943г..
Это командир Григорьев В.Г., бортмеханик Павлышев Д.Я. и стрелок Хабибрахманов Г.Н. Трое остальных лётчиков, - штурман Лужин Н.А.,стрелок-радист Авдеев А.Ф., и второй пилот Вырывдин А.М. остались живы, им удалось выпрыгнуть с парашютами. Они нашли свой искорёженный самолёт и похоронили товарищей. Григорьев до последнего держал штурвал, чтобы остальные смогли выпрыгнуть
Мне было 7 лет, когда могила их была ещё скромным обелиском со звездой, возле годылёвского СМУ. Иногда заходил за ограду и читал по слогам надпись, тогда ещё не понимая, кто там похоронен.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?